Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта





ПОДБОРКА ПУБЛИКАЦИЙ О ФИЛЬМЕ “ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ”
(из коллекции Валентина Мельникова)

Заметки о кинофантастике
Воплощение мечты

Сегодня скорость поступательного движения жизни увеличилась настолько, в такой степени стремительно развиваются наука и техника, что грань между прошлым и будущим как бы стирается, и человек не всегда в состоянии быстро осознать все последствия и перспективы этого развития. Наша Земля, опутанная сетью радиоволн, траекториями спутников и космических станций, стала куда “меньше”, чем полвека назад, и любое событие в самом отдаленном уголке планеты мгновенно вызывает эхо на других континентах. Новые научные и технические открытия, отрасли знаний, возникнув, в считанные годы набирают силу и начинают определять жизненно важные проблемы. На нашей памяти родились космонавтика, генная инженерия, лазер и голография. Глобальность мышления — также детище нашего века — привела к возникновению животрепещущих вопросов, связанных с будущим планеты. Надежда аа будущее, тревога за будущее, не только будущее индивидуума, а судьбы всей Земли — характерная черта мышления наших дней.
Эти особенности общественного сознания конца XX века и определяют, как мне кажется, невероятно возросший и продолжающий расти интерес к фантастике, литературе и искусству мечты. Ведь цель фантастики — превратить будущее в художественную реальность и показать в сегодняшней действительности истоки путей, тянущихся в Завтра.
В вашей стране интерес к фантастике приобретает особые формы и размах ввиду активного участия советской молодежи в строительстве будущего, причастности юных к созданию коммунистического общества.
Несколько лет назад автор этих строк и его товарищи по профессии сняли научно-фантастическую кинодилогию “Москва—Кассиопея” и “Отроки во Вселенной” и до сих пор мы продолжаем получать множество писем от зрителей. Письма еще раз утверждают нас в мысли, что обращение к избранному жанру было нужным, что научно-фантастические киноленты вызывают живой отклик. Главное, что привлекает в письмах, выступлениях на зрительских конференциях и диспутах, — серьезность, вдумчивость отношения к мечте, к будущему, к нашим героям, в которых зритель старается увидеть себя, с которыми он себя отождествляет. А это с одной, стороны, вселяет чувство удовлетворения правильностью выбранного пути, с другой стороны, говорит о громадной ответственности художников.
“Я верю, — пишет юная зрительница из Омска, — понесется к звездам могучий, быстрый звездолет, и человечество установит контакт с бесконечной Вселенной. Жаль только, что меня ее будет среди астронавтов. Но если предоставили бы такую возможность, не пожалела бы сил и жизни”. И, как бы вторя этому письму, подчеркивая слитность жизни и фантастики, юноша из Ленинграда сообщает: “После школы поступлю в авиационное училище. Ваши фильмы еще более укрепили меня в этом желании”.
Когда я говорю об особой ответственности создателей научно-фантастических фильмов, это никак не преувеличение. К сожалению, у нас до сих пор довольно широко распространено мнение о том, что фантастика — второстепенный жанр, развлекательный и потому несерьезный. Заблуждеаие это уже сыграло свою отрицательную роль, зачастую отпугивая серьезных талантливых авторов от работы над кинофантастикой.
Между тем научная фантастика говорит с подростком, формирующейся личностью, с завтрашним нашим поколением на том языке, который ему наиболее близок и понятен, поднимает проблемы, волнующие его. Но в отличие от реалистической картины фантастический фильм создает несуществующую реальность, чрезвычайные обстоятельства, невероятные ситуации. Он будит воображение и поэтому сильно и ярко воздействует на чувства подростка, который открыт мечте и порой мучительно ищет ответа на вопросы: кем быть, каким путем идти, что с ним будет завтра, каковы связи действительности, которая его окружает, и того времени, в котором ему и его сверстникам суждено сменить отцов.
Современных подростков, стоящих порой в длинной очереди за билетами на научно-фантастический фильм, не удивишь такими понятиями, как телекинез, телепатия, “неопознанные летающие объекты” и даже телепортация, не говоря уже о сверхсветовых скоростях. Обо всем этом они или слышали, или знают и стремятся к тому, чтобы познать, как применить эти понятия на практике. Их ум столь гибок и так готов к восприятию необыкновенного, что любое новое принимается как само собою разумеющееся. Но это свойство ума необходимо постоянно питать познанием и не пассивно. В противном случае человек в 25—30 лет, придя к своей профессии и постоянно выполняя требования только этой профессии, перестает ощущать радость от познания и применения знаний. Он замыкается в своем узком мире с самодовольством “познавшего жизнь”. При этом он находит и оправдания такой позиции (мол, фантастика изживает себя в повторениях сюжетов, тем, образов и даже научных проблем) и с некоторым снисхождением смотрит на своих детей, страдающих от отсутствия научно-фантастических фильмов и книжек, советует им заняться чем-нибудь посерьезнее. А потом с удивлением, боясь признаться в этом даже самому себе, замечает, что дети-то его уходят далеко вперед, что они обогнали его и в профессиональных навыках, и просто в знаниях. А в этом немалую роль сыграло увлечение фантастикой.
Формируя мировоззрение подрастающего поколения, мы обязаны помнить о том, что этому поколению строить коммунизм. Постановление Центрального Комитета нашей партии “О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы” нацеливает нас, работников искусств, на то, чтобы прививать молодому поколению чувство исторической ответственности за судьбы социализма, за процветание и безопасность Родины.
Фантастика, которую мы создаем, должна быть оптимистична. И ни в коем случае она не может быть равнодушной, ремесленной поделкой. Гуманизм нашего искусства рождается в правдивом показе борьбы за прогресс и светлое будущее человечества. С младшим современником мы можем и должны говорить искренне и серьезно, иначе сразу теряем его доверие и смысл своей творческой деятельности,
Нельзя забывать, что фантастика несет в себе не только мечту. Она должна и предупреждать, показывать опасность, могущую возникнуть из тех отрицательных тенденций, которые существуют в окрулсающем мире. В этом также ее актуальность и насущность. Фантастическое произведение .безжизненно, если оно не связано в той или иной степени с проблемами наших дней, гиперболизированными, заостренными, показанными так, что семена, может, еще не проросшие сквозь почву сегодня, уже расцвели и стали либо пшеницей, либо плевелами.
Сейчас с коллегами по искусству готовлюсь к созданию новой дилогии. Ее действие происходит в будущем как на Земле, так и на других планетах. Проблематику нашего фильма можно было бы выразить одним словом — “ответственвость”. Это и ответственность любого из нас за судьбу страны, всей Земли, ответственность науки и ученых перед человечеством, ответственность каждого за судьбу и благосостояние тех, кто нуждается в помощи. Наконец, это и ответственность за будущее сегодняшних детей. Это слово хочется поставить эпиграфом к фильму, ибо, только осознав высокое значение ответственности каждого за все, что происходит аа Земле, мы сможем разрешить проблемы, стоящие перед человечеством, сможем построить справедливое и гуманное общество будущего и своими делами и достижениями опровергнуть пессимистический прогноз о судьбе планеты Земля, который делают некоторые буржуазные футурологи.
Мы будем стремиться, чтобы фильм был интересен. Но главной целью остается — говорить с молодым зрителем серьезно, без скидок на возраст, без упрощения и заигрывания.
Несмотря на известное отставание жанра фантастики в нашем киноискусстве, думается, что такое положение сохранится недолго. Уже сегодня намечаются сдвиги к лучшему. К широкой сфере кинофантастики, где могут существовать самые различные виды фильмов — психологическая драма, трагедия, комедия, детектив, мюзикл, сказка, — обращаются все новые и новые художники. На студиях страны снимается несколько лент, которые скоро предстанут на суд зрителей. У нас еще недостаточно опыта, сохраняются явные пережитки пренебрежительного отношения к научно-фантастическим фильмам. Однако и осознание крайней важности и необходимости этого эканра как составного элемента в воспитании подрастающего поколения все шире распространяется среди тех, кто создает киноленты. Хочется надеяться, что этот процесс будет продолжаться и приведет к появлению новых значительных, умных, талантливых произведений.

Р. ВИКТОРОВ.
Кинорежиссер, заслуженный деятель искусств РСФСР, лауреат Государственной премии РСФСР.
“Правда”, 8 июля 1979 г.

ВНИМАНИЕ: СЪЕМКА!
“ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ”

— Хотите попасть  в XXII век? — спросили меня на Ялтинской киностудии.
— Еще бы!
И мы с утра отправились на съемки. Однако на съемочной площадке, которая разместилась немного вверх по серпантинной дороге, что ведет от города Ялты в горы, казалось, не происходило ничего необычного. Правда, огромный дом с вытянутыми4 вверх окнами неправильной формы несколько отличался от тех, в которых живем мы с вами, но ухоженная лужайка и обычный кустарник, что ровными террасами спускался к морю, были сегодняшние.
Каждый из членов съемочной группы был занят неотложными будничными делами. Но вот раздался голос помощника режиссера: “Внимание! Всем уйти из кадра. Снимаем!” И из дверей огромного дома, слегка покачиваясь, вышел небольшой белый шкафчик, который устойчиво вышагивал на мягких шланговых ножках. Вертя по сторонам решетчатой белой клеткой с лампочкой, невероятное существо важно прогуливалось по выложенным плиткой дорожкам.
— Робот Гришка, — в свободное от работы время объясняет мне ассистент режиссера. — А вообще его функция — помощь по хозяйству.
— Гришка! Ко мне! — раздается голос из дома, и робот торопливо скрывается в дверях. Вслед за роботом Гришкой вхожу и я в это жилище будущих землян, построенное по эскизам Константина Загорского, кстати, уже признанного космического кинохудожника. За плечами у него работа над двухсерийной эпопеей “Москва — Кассиопея” и “Отроки во Вселенной”.
Дом делится на две примерно равные части. Вот комнаты, в которых земляне будущего постарались сохранить тепло и уют, присущий домашним очагам прошлого: огромный камин, украшенный изразцами, деревянная мебель, цвэты. А вот комнаты с обстановкой космического века. Именно здесь, в “космической” комнате, сегодня снимается сцена “Возможности инопланетянки”. Сосредоточенна и серьезна актриса Надежда Семенцова. Ее героиня — твердая, напористая, уверенная в себе Надежда Иванова — ученый-экзогенетик, по характеру прямая противоположность актрисе. Но тем увлекательнее актерская задача.
Последний раз окидывает придирчиво себя в зеркало Нийя — искусственный человек из пробирки, девушка лет семнадцати (ее играет манекенщица Елена Метелкина), рядом с ней Степан Лебедев (Вадим Ледогоров) — курсант космического института. Это потом зрители узнают, что Нийя может мгновенно перемещаться в пространстве и быть всегда там, -где нужно. Может подолгу обходиться без воздуха, без сна, без пищи, не бояться холода и жары. А пока все сосредоточены на одном мгновении. Сейчас Степан принесет первый в этом году арбуз и шутя кинет его никогда не видавшей таких плодов Нийе. А Нийя, испугавшись летящего к ней большого полосатого шара, вытянет вперед руки, как бы защищаясь, и арбуз вдруг повиснет в воздухе у ее рук. Оказывается, эта хрупкая девушка обладает защитной реакцией огромной силы.
— Снять этот трюковой кадр надо точно, с одного дубля, — говорит режиссер Ричард Викторов. — Таких роскошных астраханских арбузов в Ялте не достать, — шутит он и добавляет уже серьезно: — Вообще, честно говоря, фильм задал нам массу головоломок. Как, например, снимать растущую на глазах биомассу, где снимать гибнущую планету Дессу... Космическая дилогия поставила перед нами массу чисто технических проблем.
— В сценарии фильма “Через тернии к звездам”, который написан вами в соавторстве с писателем-фантастом Киром Булычевым, много смешных эпизодов...
—  Да, мы назвали эту кинодилогию научно-фантастической трагикомедией не случайно. Я считаю, что фантастику абсолютно всерьез делать нельзя, так как она тогда превращается в фильм ужасов. И вообще для меня вся прелесть встречи с фантастикой — в возможности пользоваться всеми жанрами и обязательно юмором.
В сценарии фантастической кинодилогии (первый фильм “Нийя — дочь космоса” и второй — “2222-й: ангелы космоса”) мы вместе с писателем Киром Булычевым затронули ряд проблем. И любая попытка определить в нескольких словах, о чем эти фильмы, будет звучать упрощенно. Одна мысль нам особенно дорога — ответственность. Это и ответственность любого из нас за судьбу планеты, ответственность науки и ученых перед человечеством, ответственность каждого за судьбу тех, кто нуждается в нашей помощи. Это ответственность за будущее наших детей.
Когда начинаешь снимать, проблемы наполняются новым дыханием, сценарий становится трехмерным и обретает более глубокий смысл. Вот, например, сцена: Нийю учат произносить слова. И теперь я начинаю понимать, как сложно преодоление барьера непонимания. Или сцена прилета космонавта. Нам необходимо передать, как ему нужны тепло, доброта, запахи хлебов, цветов, запахи, с которыми он родился. Все это рождает в каждом человечность и доброту. Говоря о людях будущего, мы возвращаемся к нашим сегодняшним проблемам и заботам.
Перерыв окончен. И все снова возвращаются на свои места. Это потом зрителей будущего фильма поразят полеты звездолетов, опасные приключения на гибнущей планете Десса, которую будут снимать в Таджикистане, в древнем городе Исфаре, совершат вместе с героями путешествие в Мексику, на Юкатан. А пока снимается следующая сцена с понятным и прозаическим названием “Бунт бабушки”. И мне вспоминаются слова Станислава Лема о том, что фантастика скорее похожа “на гигантскую могущественную лупу, в которую мы рассматриваем тенденции развития — социальные, моральные, философские... В сущности, говоря о будущем, о жизни на далеких планетах, я говорю о современных проблемах и своих современниках, лишь облаченных в галактические одежды”...

О. ЗЛОТНИК.
“Вечерняя Москва” или “Московский Комосомолец”, 1979-80


НЕ РАДИ СЛАВЫ
РЕЦЕНЗИРУЕМ НОВЫЙ ФИЛЬМ “ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ”
'
МЕЖПЛАНЕТНЫЕ корабли землян привычным рейсом летят в дальние путешествия. Один спешит доставить научную аппаратуру инопланетянам, другой направляется на космическую разведку, третий — по призыву “SOS”, чтобы предотвратить катастрофу на одной из планет... Словом, привычный быт XXIII века.
Сюжетный посыл нового научно-фантастического фильма, поставленного на Центральной киностудии детских и юношеских фильмов им. М. Горького “Через тернии к звездам”, не просто интересен и увлекателен, но и по-своему глубоко реален. Жанр фантастики, тем более научной, издавна имеет своих преданных поклонников среди людей разных поколений — ведь он ведет умы и сердца к свершению многовековых мечтаний, самых дерзких и смелых. В последние десятилетия книги в жанре фантастики растут, как грибы после июльского дождя. В названиях не успеваешь сориентироваться. Но постепенно выкристаллизовывается настоящее, подлинное.
Речь идет о несомненной удаче нашего “фантастического” кинематографа — о двухсерийной ленте, снятой по сценарию Кира Булычева и Ричарда Викторова (последний и постановщик фильма). Итак, через тернии — к звездам!..
На этом пути зрителя ожидают невероятные, казалось бы, события. В результате катастрофы космического корабля с планеты Десса на Землю попадает искусственно созданный человек — юная девушка Нийя (Е. Метелкина). Девушка - загадка. Внешне она почти не отличается от землян, только неразговорчива, затаена в себе и очень медленно, постепенно “оттаивает”, приоткрывает свое сердце людям, Постепенно и мучительно Нийя вспоминает, что было с ней до катастрофы, и вместе с ее воспоминаниями перед нами вырастает целый мир сложной, конфликтной и трагической жизни планеты Десса, гибнущей от отравленного воздуха и попавшей во власть страшного карлика Туранчокса, захватившего в свои руки остатки чистого воздуха и торгующего им, а потому, понятно, не желающего, чтобы положение на Дессе изменилось. Умный, талантливый и дальновидный дессанин профессор Глан создал искусственного человека. Это Нийя (остальные погибли во время катастрофы), она обладает и очень опасным даром, который может быть использован во зло: центром послушания, управляемым на дальние расстояния. И поэтому борьба землян за Нийю и ее планету становится кадр от кадра все более и более напряженной, истинно героической и самоотверженной — и для самой девушки, и для экипажа космического корабля “Астра”, летящего на помощь гибнущей Дессе.
Такова вкратце сюжетная канва дилогии (фильм первый — “Нийя — искусственный человек”, фильм второй — “Ангелы космоса”). В основе дилогии — большая и благородная идея интернационального гуманизма, обращенного по сути к нам.
Режиссер Ричард Викторов уже первой своей “космической” дилогией (“Москва — Кассиопея” и “Отроки во Вселенной”) доказал право на жанр фантастики, и новая лента вновь убедила, что к этому сложному и ответственному жанру он пришел основательно. Яркий сценарий давал массу возможностей для интересного кинематографического решения, для полета фантазии, для убедительности коллизий и характеров, для остроты столкновений жизненных и гражданских позиций землян и инопланетян, для напряженного и в лучшем смысле слова “зрелищного”, разветвленного действия, не лишенного, кстати, и доброго чувства юмора. Конечно, многое, очень многое зависело от того, как будут найдены исполнители центральных ролей, и прежде всего — Нийи. Е. Метелкина, непрофессиональная актриса, оказалась первой счастливой находкой постановщика. Актриса внешне сдержанна, но внутренне кипит, вся в порыве, динамике. Ее необычная внешность тотчас приковывает к себе внимание, ее поведение в кадре удивительно гармонично и естественно. Так же интересно решены образы посланников Дессы, которых играют И. Ледогоров и И. Ясулович. В них, как и в Е. Метелкиной, есть истинный драматизм, которого, к сожалению, лишены другие персонажи, в частности, экипаж “Астры”. Если Нийя и дессане рассматриваются глубоко и всесторонне, то остальные намечены беглыми, хотя и достаточно характерными штрихами “космонавтов вообще”, за исключением очень точного и человечески обаятельного Олега Дрейера, командира “Астры” (А. Михайлов), Это, конечно, упрек, но “функциональность” героев – землян оказывается, как ни странно, не во вред фильму. Парадокс. Тем не менее... Потому что сам каскад событий, великолепные съемки, в том числе и виртуозно выполненные комбинированные (главный оператор В. Рыбин), прекрасная, полная умной и точной выдумки работа художника К. Загорского, тонкая и чуткая, “загадочная”, а когда нужно и светлая, тесно вплетенная в драматургию фильма музыка А. Рыбникова, творческая фантазия режиссера — все это самым убедительным образом “работает” на фильм.
Картина обретает крайне важное сегодняшнее звучание, которое можно было бы определить словами “борьба за чистое небо”. Но, разумеется, силы зла не уступят своих позиций без борьбы. И на экране перед нами увлекательно и остро раскрывается эта картина ожесточенной борьбы, боя “не ради славы”, а “ради жизни на земле”. И не только на земле, а во всей Вселенной.
Н. ЛАГИНА.
Вечерняя Москва, 15 апреля 1981


На соискание Государственной прении СССР
3ЕМНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФАНТАСТИКИ

КАК СКАЗАТЬ новое слово в жанре космической фантастики? Более того, прозвучит ли это новое слово на фоне выдающихся реальных свершений сегодняшней космонавтики? И, добавим, на фоне псевдонаучных спекуляций относительно гуманоидов с неопознанных летающих объектов и парапсихологии?..
Убедительный ответ на эти вопросы дает двухсерийная лента режиссера Р. Викторова “Через тернии к звездам”, созданная на Студии детских и юношеских фильмов имени М. Горького.
Выходя из кинозала, с удивлением обнаруживаешь, что в этой картине мелькали известные по литературе приметы космической фантастики: совет по контактам, комфортабельный звездолет “Астра”, искусственный человек, агрессивные инопланетяне, мутанты. Но все эти, казалось бы, традиционные атрибуты “космического приключения” ни на минуту не вызывают у зрителя ни раздражения, ни возражения. Они органически вплетены в яркое киноповествование. Вы верите, что ничто и не может совершаться иначе. Вас пленяет:причудливый дом, где играют на арфе и заботятся о кашалотах, где хозяйничает робот-кухарка по имени Глафира, собирающий автографы, где по-мальчишески угловато торопится начать самостоятельную жизнь курсант-звездолетчик Степан Лебедев. Вы нисколько не сомневаетесь, что у штурмана звездолета “Астра” действительно есть возможрость заглянуть в “Атлас Сомова”, где зарегистрированы все космические корабли. Благодаря образной логике, созданной атмосфере в фильме кажется совершенно естественным, что можно останавливать в воздухе летящие предметы или двигать их взглядом, “телепортироваться” в пространстве или останавливать взбунтовавшуюся биомассу...
С большим знанием дела сняты и космические кадры фильма: не случайно научными консультантами картины выступают летчик-космонавт СССР В. А. Шаталов и доктор технических наук Л. Н. Лупичев. Однако во главу угла создатели фильма явно ставят не внешние эффекты и комбинированные съемки. Их внимание привлекают проблемы человека и человечества.
“Через тернии к.звездам” — многогранное произведение, адресованное подросткам, юношеству, интересное как в познавательном, так и в художественном отношении. Оно проникнуто тонким лиризмом и юмором, который постоянно вызывает в зале то добрую улыбку, то взрывы хохота. Чего стоит лишь такая интересная находка, как образ академика Пруля — жителя планеты Океан, трусоватого ворчуна - “осьминога”, находящегося на Земле в “научной командировке”! Этот фильм напоен романтикой межпланетных полетов и обладает острым, динамичным сюжетом. Впечатляют интересные работы оператора А. Рыбина и художника К. Загорского.
Гражданский пафос этого кинопроизведения раскрывается внезапно, как ослепительная вспышка молнии, в полном драматизма финале картины. Авторы увлекают нас в XXIII век, на гибнущую планету Дессу, приметы которой — грязный воздух, кислотные дожди, отравленные источники и ржавый паровоз — вызывают в памяти известные призывы международной общественности спасти среду обитания человечества: “Земля только одна!”. На экране беспощадно вскрывается социальная сущность хищнического истребления природных богатств, отравления окружаюцшй среды. В этой сюжетной линии отчетливо проявляется гуманистическая направленность, высокая гражданская ответственность перед грядущими поколениями, свойственная всем лучшим произведениям советского киноискусства.
Создателям фильма следует поставить в заслугу и то, что их герои, даже эпизодические, — люди сложные и разные. Их роднит самоотверженность и увлеченность любимым делом. Пожалуй, эти же черты объединяют и сам съемочный коллектив.
Авторы картины “Через тернии к звездам” — писатель Кир Булычев и режиссер Ричард Викторов — написали оригинальный киносценарий. Таким образом, с первых шагов был заложен надежный фундамент остросюжетного научно-фантастического фильма с большим социально-философским подтекстом — именно фильма, а не экранизации. В его режиссуре, безусловно, сказался и опыт, накопленный Р. Викторовым в его предыдущих работах: фильмах “Москва — Кассиопея” и “Отроки во Вселенной”.
Думается, всему коллективу фильма “Через тернии к звездам” удалось сказать свое весомое слово в трудном жанре космической фантастики, обогатив его нашим, советским взглядом на ряд поставленных проблем. И думается, что этот благородный труд заслуживает одной из самых высоких наград нашей Редины.
А. ГУРШТЕЙН,
доктор физико-математических наук.
Неустановленная газета, 7 августа 1981


...мечтают о призвании, о работе, которая могла бы по-настоящему увлечь, мечтают о ярком будущем. Эту проблему мы и решали в своем фильме “Переходный возраст”.
Когда мне предложили прочитать сценарий А. Хмелика по повести В. Киселева “Девочка и птицелет”, меня прежде всего увлек сложный характер героини — пятнадцатилетней девочки, пишущей стихи и витающей в мире своих оторванных от жизни фантазий. Мы решили познакомить нашу героиню с писателем Сергеем Сергеевичем Смирновым, и он любезно согласился сниматься. Люди, с которыми приходилось им встречаться в поисках участников Сталинградской битвы, стены разрушенных домов, монументы, воздвигнутые героям уже в наши дни, как бы воскрешали то грозное и великое время. Эта встреча с прошлым, которое девочка вдруг сумела ощутить как реальную жизнь, а не далекую историю, оказалась решающей для нее, став ступенью в ее взрослении, осознании себя как личности, как гражданина Советской страны.
Герой другой моей картины “Переступи порог” (сценарий А. Гребнева) — юноша с незаурядными способностями к физике и математике. Его высокие нравственные критерии подвергаются испытанию сразу же, как только он кончает школу и входит во взрослую жизнь. Юношеская любовь оказывается обманутой из-за мелочных житейских расчетов, неудача на экзамене отодвигает мечту об институте, о любимой профессии. Но и в этом случае наш герой не идет на компромисс. Кое-кто пытался упрекнуть нас в том, что мы-де не увенчали добродетель немедленной наградой, что оставили нашего героя, так сказать, лицом к лицу с трудностями, не помогли ему достигнуть желаемого, разрешить все жизненные сложности. Но нам казалось, что фильм не нуждался в подобном “хэппи-энде”, рассчитанном на невзыскательного зрителя. Мы верили, что такой человек, как наш Алик, найдет свою дорогу в жизни, осуществит мечту, не нарушая своих принципов. Эта вера в его силу и высокую нравственность передалась, как мне кажется, зрителям, которые увидели, судя по многочисленным письмам на студию, в нашем герое человека, достойного подражания.
Большое удовольствие принесла мне работа и над дилогией “Москва—Кассиопея” и “Отроки во.Вселенной” (сценарий А. Зака и И. Кузнецова). Фильм — научно-фантастический. Герои его по ходу действия попадают в исключительные обстоятельства, проявляющие их характеры, проверяющие способность решать серьезные проблемы.
Гражданственность — одна из важнейших сторон нравственного воспитания подрастающего поколения. Особенно дорог мне в этом смысле фильм “Обелиск”, созданный по повести моего друга писателя Василя Быкова. С особым волнением обратился я к образу героическому, светлому. Вернулся во время, которое для меня всегда священно,— к войне. Герой фильма — молодой учитель, разделивший, подобно Корчаку, трагическую судьбу своих учеников. Высота его духа, его мужество и патриотизм, несомненно, окажут свое воздействие на впечатлительную душу молодого зрителя.
В заключение мне хотелось бы сказать о том, что, кроме тех нравственных задач, которые решает каждый предложенный вниманию юного зрителя фильм, сам процесс просмотра мог бы способствовать созданию дружеской атмосферы в семье, сближению детей и родителей, тем более что есть немало картин, в равной степени способных заинтересовать и взрослых и юных. Вот на такой фильм хорошо бы пойти всей семьей. А потом обсудить увиденное, поделиться впечатлениями, поразмышлять вместе над поступками героев. А в том случае, если мнения старших и младших о фильме не сойдутся, старшим не следует безапелляционно настаивать на правильности своей точки зрения. Куда лучше уважительно выслушать доводы ребят, а дома за вечерним чаем побеседовать, поспорить, и кто знает, может, и договориться. Не пожалейте на это времени! Оно, уверяю вас, обернется дружбой и взаимным доверием, которые не последнюю роль играют в воспитании нравственности.

(страница из неустановленного журнала, начало отсутствует)


“ДЕТЯМ ДО ШЕСТНАДЦАТИ...”

Кинематограф для детей — особая, самостоятельная “республика” в нашем киноискусстве. “Столица” ее — Центральная киностудия детских и юношеских фильмов имени М. Горького в Москве. Это мир света, игры, фантазии. Здесь ежегодно создаются десятки произведений киноискусства.
Ни одно государство мира не знает столь масштабного, планомерного производства детских фильмов, как СССР. Нигде нет и такой сети специализированных кинотеатров для юных зрителей. Кроме того, в программах “взрослых” кинотеатров предусматриваются особые сеансы для детей.
Дети — будущее Земли. И советских кинематографистов, работающих для детей, заботит, чтобы а их формирующемся сознании закрепились любовь и уважение к труду, идеи патриотизма, социальной справедливости, интернационализма и гуманизма. Чтобы в юных душах не осталось места для опасных предубеждений, вредных предрассудков.
Отвратительные картины насилия, секса, растлевающие неокрепшие души детей и подростков, гнуснейшая проповедь мещанских “идеалов” и “добродетелей”, жестокости и человеконенавистничества получили широкое распространение в буржуазном кино. Каково внимание государства к детскому кино в этом мире, говорят сами кинематографисты.
— В ФРГ нет детского кинематографа, — делится кинокритик из Мюнхена Карстеи Петерс, — поскольку производство фильмов принадлежит частным фирмам. К тому же детей до 10 лет в кино и театры не пускают.
— ...К сожалению, коммерческие кинокомпании не заинтересованы в выпуске фильмов для детей, которые не обещают им больших прибылей..., — говорит вице-президент СИФЕЖ, сценарист и режиссер Генри Геддесу из Великобритании.
А в Советском Союзе билет на детский киносеанс стоит всего 10 копеек (в городе) и 5 копеек (в сельской местности).
Это если о коммерции. А если о воспитательных задачах, то очевиден факт, что многие наши фильмы даже для взрослых может смотреть любая возрастная аудитория.
В СССР работает для детей целая плеяда талантливых режиссеров, сценаристов, актеров.
Наш корреспондент побывал на киностудии имени М. Горького и встретился с одним из ведущих ее режиссеров, заслуженным деятелем искусств РСФСР, лауреатом Государственной премии РСФСР Ричардом Николаевичем Викторовым, создавшим в последние годы для подростков и юношества фильмы: “Переступи порог”, “Переходный возраст”, фильм-дилогию “Москва — Кассиопея” и “Отроки во Вселенной”, “Обелиск”.
— Ричард Николаевич, почему для разговора с киноэкрана вы как режиссер выбрали возраст подростково-юношеский?
— Потому что убежден: этот возраст — один из самых трудных периодов в жизни человека... Он труден, потому что подростки уже многое знают, многое хотят знать, но сделать что-то, решить, проанализировать, прийти к правильному выводу пока еще не всегда могут.
Это период выбора направления в жизни. В какую форму будет облечено понятие “личное счастье”, это и определит в дальнейшем их жизненные позиции. В этот период они ищут профессию на всю жизнь, выбирают себе образцы для подражания, у них появляются наставники и друзья.
Думают наши юные граждане и обо всей планете. Им очень хочется, чтобы их жизнь, дела были значительным вкладом в будущее планеты, достойным и нужным...
Обо всем этом я и пытаюсь рассуждать с моими зрителями. Подсказать, вовремя помочь, быть добрым другом и есть моя как режиссера главная задача.
— Какой язык киноповествования считаете вы, Ричард Николаевич, более доступным, впечатляющим для этого возраста?
— На мой взгляд, более удачная форма общения с ребятами — жанр приключенческий, жанр фантастики. Язык такого киноповествования психологически ближе этому возрасту. Однако здесь очень важно помнить, что детский фильм с приключенческим сюжетом должен утверждать гуманную, ценную в нравственном и общественном значении идею, а не просто быть веселым и интересным. Чтобы ребята вернулись из сказки в реальность, обогащенные добрыми мыслями и чувствами.
Я с огромным удовольствием работал над фильмом-дилогией “Москва—Кассиопея” и “Отроки во Вселенной”. Это научно-фантастическая комедия. Такая форма разговора с ребятами мне понадобилась, чтобы поставить подростков (а действуют 15—16-летние школьники) в исключительную ситуацию, когда особенно легко проверяются характеры, нравственные принципы, готовность к решению больших жизненных проблем! Фильм — о счастье человеческом, как его надо понимать. И в то же время хотелось пробудить у ребят интерес к науке, технике. Многочисленные письма юных зрителей (а получил я более трех тысяч) говорят о том, что с подростком и о нравственных проблемах легче говорить языком этого жанра.
Дорог мне и созданный недавно фильм “Обелиск” — приятное для меня содружество с писателем Василем Быковым. Это драма. По времени — возврат в прошлое (о годах гитлеровской оккупации Белоруссии). По проблеме, судя по тем горячим выступлениям на зрительских конференциях, на которых мне пришлось побывать в различных местах нашей страны и в ГДР, — активно сегодняшний! Ибо проблема все та же — нравственная. Что такое героизм? Это ведь нравственная категория! Вот об этом, о героизме подростков, чувствующих се6я истинными гражданами, патриотами своей страны, людьми высокого гражданского долга перед товарищами, перед Родиной, перед всем человечеством, рассказывает фильм.
А взгляд в прошлое необходим для того, чтобы показать красоту нынешнего дня, чтобы угадать будущее...
— Свои фильмы вы создаете для ребят и часто силами ребят — на многочисленные роли приглашаете школьников. Что это за ребята? И легко ли с ними вам работать?
— Работаю я с ребятами очень серьезно, независимо от возраста — трехлетний ли это человек или шестнадцатилетний. Опыт, подсказывает, что ребята любого возраста понимают и принимают с благодарностью уважительное к себе отношение.
Подбор на роли — это во всем процессе режиссерской работы, пожалуй, самый трудный момент. Бывает, приходится на одну роль до 500—600 ребят посмотреть. А ведь с каждым надо поговорить, услышать его речь, заглянуть в глаза, увидеть, как он стоит, сидит, ходит, как общается со своими сверстниками. Часто вопрос решается сразу: да или нет. А иногда приходится по нескольку раз возвращаться к тому или иному подростку. И даже когда юный актер проходит все беседы, фотопробы, репетиции, кинопробы, не бываешь до конца уверен, будешь его снимать или нет. Ибо необходимо собрать всех героев фильма, создать ансамбль. Для меня это самое важное в подборе актера на роль — будет ли он в “ансамбле”.
А ребят на роли ищем всюду — в школах, домах пионеров, кружках художественной самодеятельности... И, как видите, находим. В фильме “Обелиск”, например, снимались школьники Белоруссии и Подмосковья, а в массовках участвовали жители белорусских деревень, сами пережившие оккупацию.
— И последний, традиционный вопрос: над чем вы сейчас работаете?
— Ощутив силу языка фантастики в разговоре с подростками, решил свою и следующую работу посвятить этому жанру. В содружестве с писателем-фантастом Киром Булычевым работаю сейчас над дилогией под условным названием “Через тернии к звездам”. Подробности пока раскрывать не буду. Но очередной встречи с юными кинозрителями жду горячо.
Вела беседу Л. ЖУРАВЛЕВА.


Дом профессора Лебедева после съемок разобрали местные жители.
ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ – ПО-СОВЕТСКИ

Первый фильм Кира Булычева о гуманоидах чуть не зарубило Госкино

23 года назад на экраны вышел фильм "Через тернии к звездам". Это была первая работа в кино популярного писателя-фантаста Кира Булычева. Картина стала хитом и имела оглушительный успех не только в СССР, но и в сорока (!) странах мира. Фильм с немыслимым для тех лет бюджетом в 2,5 миллиона рублей в первый же день проката окупил вложенные деньги! Несмотря на то что копий этой картины было сделано совсем немного и шла она в кинотеатрах только днем, за год ее увидели 20,5 млн. зрителей! Фильм о погибающей от экологической катастрофы планете, которую спасают космические исследователи с Земли, стал культовым фильмом 80-х, В американском прокате премьера "Через тернии к звездам" впервые прошла   практически одновременно с СССР и собрала немало зрителей. Картину окрестили русским ответом "Звездным войнам". А главную героиню — секс-символом нового поколения.
 
— Ричард Викторов позвонил Игорю и предложил работать вместе, — рассказывает вдова Игоря Всеволодовича Можейко Кира Алексеевна. — Этот фильм был подарком для мужа. Все-таки он писал на заказ, специально для кино. Я знаю, что первый свой фантастический фильм Викторов делал по указанию свыше. Тогда в Госкино ему сказали: "Нужно советское фантастическое кино, снимешь — будешь делать что захочешь". Кто же знал, что фантастическая история вызовет бурю эмоций у чиновников Госкино, которые усмотрят в ней политическую подоплеку?
Тайны третьей планеты
"Через тернии к звездам" стал одним из самых  зрелищных по части трюков и  спецэффектов фильмов советского кино. Даже несмотря на урезанный вдвое бюджет (с 5 до 2,5 млн. рублей), некоторые сцены в фильме поражали воображение. А дети вообще не могли смотреть эту картину, такой страшной она им казалась. Карлики, прокаженные, пришельцы, клонированные младенцы, биомасса, пожирающая людей, разумный осьминог, домашние роботы... Для 80-х это был шок.
— Самой ужасной, конечно, была биомасса, — вспоминает сын режиссера Николай Викторов. — Ее роль "сыграли" поролон и пена из пожарных брандспойтов. Пену качали с двух пожарных машин, а чтобы придать ей нужный цвет, сверху сыпали сухую гуашь. В сцене, где биомасса пытается поглотить землян, в роли биомассы выступали статисты. В поролон залезли четыре человека в аквалангах и принимали угрожающие позы. Они не могли видеть и слышать друг друга, так что сцену пришлось заранее отрепетировать. Технически в то время многие трюки были невозможны. Например, при реставрации фильма оказалось, что у летающей тарелки существуют... тросики, на которых висят макеты. Тросик был диаметром одна десятая миллиметра! Металлический. То есть он настолько тонкий, что его глаз не очень-то увидит.
А сцена, когда Нийя останавливает арбуз, брошенный ей Степаном? В этой сцене принимал участие... настоящий крымский кавун. Искусственный же арбуз, летящий на девушку, был сделан из пластика. Его подвесили на леске (которую специально закрасили в черный цвет, чтобы не бликовала). Леску раскачивали, "арбуз" летел на Нийю, а потом при помощи обратной съемки отлетал назад, падал и разбивался.
— Дом будущего, в котором жил профессор Лебедев, был обычным канадским домиком, но тогда это жилище казалось верхом роскоши. Построили его специально для фильма. Мебель делали на заказ из натурального дерева, и даже картина, которая висела на стене, написана московской художницей для этого фильма.
Дом после съемок местные жители разобрали и растащили вместе с обстановкой.
"Юродивая" из XXI века
С главным героем режиссер определился сразу — красавец Вадим Ледогоров (сын знаменитого актера Игоря Ледогорова. Близкие его называли еще и Дмитрием) подходил на эту роль как нельзя лучше. А вот с героиней с планеты Десса пришлось помучиться. Нужна была не просто красивая актриса, а девушка необычной внешности. Художник Загорский нарисовал примерный портрет инопланетянки — длинная шея, маленькая голова без волос, огромные глаза и никаких половых признаков. Ясно, что на Земле таких нет. Но, когда ассистенты увидели Елену Метелкину, они ахнули: девушка как будто сошла с эскизов художника. Стопроцентное попадание в образ!
— Я работала демонстратором одежды в ГУМе, в отделе мод. О карьере в кино никогда не думала. Когда мне сказали, что я должна буду играть инопланетянку, я обрадовалась. И даже то, что героиня будет лысой и совсем несексуальной, меня не остановило. Я ведь модель, значит, должна быть разной. На пробах на меня надели шапочку, имитирующую лысину. Эта фотография больше всех понравилась Булычеву, он сразу сказал: "То, что надо!"
Елена сегодня так же красива, как и двадцать с лишним лет назад. И все так же похожа на инопланетянку. Как только она начинает говорить, вы тут же понимаете: она — "не от мира сего". Елена не спорит с теми, кто считает ее "странной", "юродивой". И даже немного гордится этим.
— По сценарию, героиня — тонкая высокая девушка 18 лет. С маленькой грудью (все-таки гуманоид) и огромными глазами. Мне тогда было 22, но я всегда выглядела моложе, так что проблем не возникло. На эту роль пробовали даже спортсменок — героиня должна была уметь плавать, выполнять опасные трюки. Со мной занимались тренеры по плаванию, учили правильно дышать. Мы ведь снимали несколько сцен в воде. По сценарию, я должна была тонуть на нешуточной глубине (девять метров) с тяжелым грузом на спине.
Позже от лысины пришлось отказаться, Госкомиссия уперлась: "Главная героиня лысая? Как можно полюбить лысую девушку?" Пришлось гримерам срочно делать сложнейший парик из буйволовой шерсти. Сквозь капроновую шапочку-основу протаскивали короткие белые ворсинки. Кропотливая работа, да и время поджимало. В итоге Нийя получилась похожей на африканку-альбиноса. Жесткие кудрявые ворсинки очень смахивали на прическу негритянок.
Съемки длились два года и проходили в Ялте и Таджикистане. Но в отличие от остальных актеров купаться и загорать Елене было строго запрещено.
— Я ведь должна была иметь бледный вид. Пока народ купался, я сидела в номере.
— А в чем еще вас ограничивали?
— Мне не разрешали поздно ложиться, пить на ночь много жидкости, чтобы сохранить большие глаза, — в моем гриме акцент был сделан именно на них. Меня гримировали очень бледно, чуть уменьшали губы и немного подкрашивали глаза, а брови сделали чуть светлее.
— Правда, что на съемках в Таджикистане вас чуть не украли?
—  Всем женщинам запретили выходить из гостиницы без сопровождения. Ведь рядом была граница с Афганистаном, а там в то время начались боевые действия. За мной действительно ходили толпы мужчин, некоторые дежурили под балконом гостиницы, предлагали горы свернуть ради меня и даже грозились украсть. Чтобы не шокировать окружающих своей "прической", я там носила на голове тюрбан.
"Ты не должна любить, это аморально!"
Чтобы зрители поверили, что Нийя — существо не человеческого происхождения, режиссеру необходимо было показать девушку совершенно голой. Задумка была такова — зрители должны увидеть, что у Нийи нет пупка. Придумали сцену, в которой Нийя идет в воду обнаженная, а ее земной друг объясняет, что "у нас так не купаются". Когда в Госкино принимали эту сцену, разразился скандал: "Вы что, обалдели? Как это у бабы пупка нет? Это не женственно совсем". В картину сцена вошла сильно измененной.
— Для того времени эта сцена была довольно откровенной. Вы не стеснялись сниматься обнаженной? — спрашивают у Метелкиной.
—  Конечно, я робела. Режиссер выгнал всех со съемочной площадки, остались только актеры, снимавшиеся в сцене со мной. Мы снимали рано утром, когда на пляже никого не было. Погода стояла теплая, так что греться водкой не пришлось. Но самое сложное было — спрятать пупок. Чего только не придумывали гримеры: замазывали его специальным пластилином, обматывали меня пленкой телесного цвета, даже скотчем залепить пытались, — ничего не помогало! Пока я стояла, замерев под чуткими руками гримеров, все было нормально. Но стоило мне пошевелиться, любой материал отходил  от тела, и граница между кожей и гримом была заметна. Решили даже снимать со спины. А в результате сцену "без пупка" все равно вырезали.
Тему секса в фильме аккуратно обошли, ведь между советским юношей и инопланетянкой любви быть не могло. Именно поэтому режиссер на съемках давал актрисе установку: "Ты можешь дружить, но не любить! Это аморалыно!" В результате трогательную сцену с объяснением в любви между девушкой-клоном и землянином вырезали. В конечном варианте мы увидели только бессловесную сцену, когда герои молча смотрят друг на друга.
После выхода картины на экраны рейтинги популярности распределялись так: кумир советских женщин Смоктуновский был на седьмом месте, а никому не известная Лена Метелкина — на четвертом.
— Я чувствовала зависть актрис, которые говорили после фильма: "Да ей и играть-то ничего не пришлось, просто удачно попала в образ". Именно тогда я и поняла, что актерский мир — не для меня.
Несколько раз Кир Булычев помогал своей любимой героине. Именно благодаря ему Елена сыграла небольшие роли в фильмах "Гостья из будущего", "Очень важная персона", "Прикосновение".
—  Мне писали много писем — и как гуманоиду, и как человеку. Признавались в любви, благодарили. Поклонников, конечно, стало больше, и и на улице меня узнавали. У моей мамы мамы спрашивали: а что она ест? А она всегда была такая странная? Но особенно меня полюбили дети, которые на улице, в гостях засыпали меня вопросами. Однажды знакомая девочка попросила: "Покажи свою ладошку!" Хотела удостовериться, чтоуменя, как и у любого землянина, есть линии жизни.
В фильме Нийя произносит фразу: "Я одна". Эти слова оказались для Елены роковыми. Сама она считает, что такой ценой расплатилась за нежданную славу. Вокруг девушки появилось много врагов и завистников, да и личная жизнь никак не налаживалась, несмотря на огромное количество обожателей. Елена повстречала молодого человека из Запорожья, который цинично ее использовал — женился ради квартиры и прописки. Потом она четыре года отсуживала собственную квартиру и сына. Следующая любовь тоже закончилась трагически. Сначала Елену невзлюбили родители избранника, а потом и сам он решил, что достоин лучшей жизни, В результате бывший спортсмен стал бандитом, отсидел, а когда вышел, стал угрожать "неверной" возлюбленной расправой. Вскоре его убили. После этих романов Елена 11 лет(!) обходила мужчин стороной и всю свою неизрасходованную энергию сублимировала на подиуме. Ее знала вся Москва, ей писали стихи и признавались в любви. Она считалась очень перспективной моделью, за границей ее необычную внешность сразу отмечали модельеры и фотографы. Многие говорили: "На ней можно сделать миллионы, но не в СССР".
Через 20 лет киновед из Голливуда так охарактеризовал образ Нийи: "Что-то среднее между Твигги и Анне Ленокс с волосами, как у Денниса Родмана".
Сейчас Елена живет вдвоем с 22-летним сыном и работает продавцом-консультантом в магазине одежды.
Ледогоров из-за съемок уходил в самоволку
Вопреки расхожим слухам, любовь между Нийей и Степаном была только на экране. В жизни девушка с голым черепом и большими глазами влюбилась в... писателя и сценариста Кира Булычева. Говорили, что сценарист тоже был неравнодушен к Нийе. Но вот кого он в ней любил больше — героиню своего сценария или реальную женщину, мы уже не узнаем.
А Дима Ледогоров, сыгравший Степана, увлекся совсем другой девушкой — дочкой одного из актеров, снимавшихся в фильме.
— В роли Степы отец видел только Ледогорова-младше го (тот в это время служил а армии). Приходилась его оттуда "похищать'1. В назначенный час к его части подъезжала машина, он перелезал через забор, ехал в аэропорт, а наутро возвращался. То есть просто уходил в самоволку. Товарищи его покрывали, так что никто ничего не заметил. Позже, когда все необходимые бумаги были подписаны чиновниками, он уже ездил сниматься легально.
Судьба Димы Ледогорова сложилась довольно успешно- Он много снимался в кино, но наибольшую известность принесли именно космические роди. В начале девяностых Вадим вместе с родителями и семьей уехал в Новую Зеландию, где открыл собственную школу актерского мастерства в Окленде. У него подрастают сын и дочь.
“Наши в Афганистане”
Режиссер долго думал, где же снимать погибающую от экологической катастрофы планету Десса. Оказалось, в СССР немало мест, поражающих своим "мертвым" пейзажем. Например, страшные пещеры снимали прямо в центре Москвы, под землей. В Китай-городе до сих пор сохранились соляные подвалы, чьи белые стены с соляными сталактитами как нельзя лучше походили на неземной ландшафт.
—  В городе Исфахан находился завод, который сливал отходы в ближайшую речку, — вспоминает Николай Викторов. — Знаменитую сцену с очистными сооружениями снимали там, а ржаво-красный цвет планеты тоже взят оттуда — там все вокруг покрыто ржавчиной, даже листья на деревьях и трава.
Подземный город Дессы снимали на заброшенном заводе в Узбекистане. Этот завод начал уходить под землю и каждый день опускался на несколько сантиметров. Приезжая на съемку, киношники измеряли — можно сегодня снимать или нет?
Режиссер и сценарист хотели поместить в заключительных титрах фильма фразу: "Все пейзажи умирающей планеты Десса сняты на территории СССР". Естественно, этот титр вырезали.
— В роли космодрома снимали только что построенный аэропорт "Шереметъево-2", за три дня до открытия. Тогда он просто поражал воображение советского обывателя. Представляете, в буфете автоматы с газировкой, а в туалете двери, которые сами мягко закрываются за вами. Мы целый день ходили по "Шереметьево", раскрыв рты.
—  Сейчас все вспоминают, что бюджет фильма был вдвое урезан только по прихоти чиновников Госкино, но ведь и сумма в два с половиной миллиона была по тем временам огромной?
—  Бюджет сложно-постановочного кино тогда равнялся 700 тысячам, а обычного художественного фильма — 500 тысячам. Так что сумма, выделенная на "Тернии", действительно была огромной. Кстати, урезали бюджет вовсе не из-за желания сэкономить, просто в это время (1979 год) наши войска вошли в Афганистан. Бюджет сокращали везде, не только в кино. Можейко даже пришел к отцу и сказал: "Нас закроют! Наши в Афганистане".
—  Известно, что многие сцены в фильм не вошли по причине урезанного бюджета, а какие именно?
— Из "Терниев" исчез флайер (аппарат для околоземных передвижений, спустивший Нийю и профессора Лебедева с орбитальной станции на Землю). Исчезла часть фильма с карантинным пребыванием Нийи на орбитальной станции. Робот Бармалей из технологичного создания превратился в надувного пупса (бутафоры не смогли выполнить заказ в соответствии с чертежами).
Но главное — исчезла планета Океан.
Там была очень важная и большая сцена подводной войны. Часть с охотой на океанских хищников должна была стать самой зрелищной в "Терниях", для нее сценарист и режиссер придумали ужасного подводного монстра. Такого история кино еще не знала! Дело в том, что все художники мира придумывают монстров двумя способами: увеличивают насекомых или известные бактерии либо "скрещивают" несколько животных и рептилий. Фантазия человека такова, что он может придумать лишь что-то похожее на уже виденное. Зверь с несчастной планеты Океан у Булычева получился такой страшный, что и сейчас оторопь берет.
Важной эта сцена была еще и потому, что во время подводного сражения Нийя и Степан полюбили друг друга. В бою возникают опасные ситуации, в которых Степан спасает Нийю, а она его. Там и зародилась их любовь.
Еще одна сцена не прошла по вине цензуры — когда на Юкатане Нийя принимает роды и представляет, как этого ребенка приносят в жертву. Юкатан снимали в Бахчисарае. Можейко знал, что там природа очень сходна с природой Южной Мексики.
Из-за отсутствия средств приходилось использовать фантазию. Например, инопланетян посадили на советские велосипеды, а жители Дессы носили обычные противогазы и костюмы химзащиты.
Булычев не верил в "зеленых человечков"
Многие достижения будущего, показанные в "Терниях", сегодня мы используем в обычной жизни. Например, способ, которым очищали Дессу. Сейчас таким образом разгоняют облака над Москвой. Переговорники, как у космонавтов в фильме, уже на вооружении спецслужб. И даже летающая тарелка давно перестала быть секретом для отечественных конструкторов.
— Я сам видел настоящую летающую тарелку. Большая такая, с комнату. Взлетает, зависает в воздухе, садится. Наши консультанты показывали ее мне. Это был пробный экземпляр. Конечно, в фильме снимали лишь макет. Ведь открытия советских ученых были государственной тайной.
Первоначально корабль наших исследователей должен был быть сигарообразной формы, но ученые убедили режиссера, что такая форма не позволит межпланетным кораблям летать. Раньше на летающих тарелках в кинематографе летали только инопланетяне.
Как ни странно, сам писатель, чьи герои путешествовали во времени, дружили с инопланетянами и обладали сверхчеловеческими способностями, был скептиком. Он не верил не только в существование Бога, но и в "зеленых человечков" и летающие тарелки.
— Игорь всегда трезво оценивал житейское мироздание, — вспоминает его вдова. — У него был острый ум и трезвый взгляд на эти фантасмагории. При этом он был человеком будущего, то есть прогнозировал ситуацию на много лет вперед. Кстати, Игорь Всеволодович считал своими ближайшими коллегами историков. Историки и фантасты занимаются одним и тем же, говорил он, истолковывают возможные варианты прошлого и будущего.
Наиболее эффектные кадры фильма — это исследование разрушенного инопланетного корабля с лабораторией по клонированию человекоподобных существ. Этот эпизод снимали в декорациях, установленных на дне бассейна. Такой ход позволил добиться весьма реалистичной картины невесомости.
Были заказаны осветительные приборы для работы под водой. И к ужасу группы лампы начинали выходить из строя практически сразу после попадания на них воды. Представьте, что испытывали актеры и операторы, погружавшиеся в воду, заполненную десятком ламп высокой мощности! Которые к тому же взрывались каждые тридцать секунд!
— Избежать несчастных случаев на площадке удалось благодаря оператору-постановщику. Все лампы погружались исключительно в сопровождении профессионального аквалангиста, главной обязанностью которого было отбросить прибор в сторону сразу после появления характерного шипения. Аквалангисты с точностью профессионального баскетболиста откидывали лампы за долю секунды до взрыва — благодаря этому никто не пострадал.
Режиссер Ричард Викторов не дожил до наших дней, как и многие актеры, занятые в фильме: Вацлав Дворжецкий, Елена Фадеева, Глеб Стриженов, Валерий Носик. Именно на съемках "Терний" у режиссера появились первые клинические признаки инсульта — так тяжело давалось пробить картину. Космическую эпопею почему-то обозначили "детским фильмом" и поставили в прокат на утро.
Как-то Ричард Николаевич пожаловался сыну: "Я так устал, ощущение, что черепная коробка раскрывается". Он умер через два года после выхода "Терний" на экран. Свою последнюю картину "Комета" он закончить так и не успел.
И снова "Через тернии"!
В 2001 году Николай Викторов решил отреставрировать знаменитый фильм. Слишком плохие условия хранения и качество пленки очень состарили картину. Для того чтобы идеально вписать новые куски в старое изображение, он использовал специально подобранную пленку, возраст которой обеспечивал размытость картинки, характерную для восстановленного изображения. Космопорты, межпланетные корабли, телепортации и движения биомассы прорисовывались на графических станциях.
Фильм было решено записывать по всем канонам "Долби Диджитал". Картина была снята так, как будто режиссер предвидел появление объемного звука. Теперь "Тернии" изобилуют объемными звуками: хлюпаньем воды и шарканьем ног за спиной Нийи в пещерах на планете Десса, пением птиц и шумом моря на Земле.
Изменилась музыка. Мелодии Александра Рыбникова по качеству записи не подходили для Долби-версии.
— При записи шумов использовались современные методы моделирования звука. Например, позывные Нийи включают частотный спектр, заставляющий и зрителей испытывать тревогу и смятение, а "вой биомассы" вызывает настоящую вибрацию в зале за счет использования сверхнизких частот.
Некоторые кадры досняты, а затянутые сцены сокращены. Так в картине появилась летящая в космосе "Гайя" — взорванный корабль инопланетян. В первоначальном варианте не был снят космопорт снаружи, потому что не придумали, каким образом его можно сделать.
Героиню Нийи в новой версии переозвучила актриса Любовь Германова, добавив в голос холодной инопланетянки чувственности. Кстати, она приходила к Ричарду Викторову на-пробы в "Тернии". Судьба чудесным образом снова привела ее на эту картину.
Мало кто знает, что Игорь Можейко давно вынашивал план продолжения истории девушки по имени Нийя. Правда, в нем должны были действовать совсем другие герои. Нийя к тому времени стала бы царицей Дессы, у нее родилась дочь от Степана. Начиналась история трагически — царицу убивают, ее дочь идет мстить за нее и встречает свою любовь.
Кто знает, может, этим планам когда-нибудь суждено сбыться. Ведь историки и фантасты могут прогнозировать будущее...

Марина ВЕЛИКАНОВА.

 "МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ" 23 сентября 2003 г.

 

 

   ваше мнение    

Ваше имя *:     Сообщать о комментариях
E-mail:     Не отображать e-mail
Город:      Запомнить меня
Введите код:    
Настроение:   Нейтральное   Восклицание   Вопрос   Здравая мысль   :)   Ох, посмешили   :(   Удивлен   Злой  
Комментарий *: 
Осталось символов
Поля: "Имя" и "Комментарий" обязательны для заполнения.


Подписаться на рассылку сайта

      

    комментарии   
Нейтральное  Dimitri6579 (Харьков)
Заметка Гурштейна "Земные проблемы фантастики" была в "Известиях". Но не в 1981, а точно в 1982 году.
С уважением, Дмитрий, поклонник Елены Метёлкиной с 1981 года.
добавлено 28 ноября 2010 г. в 18:52


Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2017 Otroki.DRUiD.RU