Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта




Глава 3

Соэлла, посадочная площадка Е-12
42695 (пВП), Nelliene 9/4
09.17 по местному времени
(5-й день ВСв)


Они приземились как обычно, на площадке на побережье. День был пасмурный, с океана дул резкий ветер. На краю площадки ждал их темно-голубой телл’бар – рядом с ним стоял Матиэллт и его два адъютанта.
- Привет, дорогие мои, - сказал он тихо и улыбнулся им. Прибыли все – Виктор и Варвара, Юля и Фёдор, Сергей и Лори, Михаил и Катя. Рядом стояли их дети – рыжеволосая Лиана, зеленоглазая Надя, близнецы Виктор и Павел, Варя и Франческа. Гео стоял немного позади, его лицо казалось каменным, и только чёрные как ночь глаза говорили о его волнении.
- Пойдёмте, - Матиэллт пригласил их жестом к открытой двери телл’бара. – Они вас ждут.

Соэлла, Клиника Неррлиота
Отдел Реанимации и Травматологии
42695 (пВП), Nelliene 9/4
10.05 по местному времени
(5-й день ВСв)


Лиэлл сидела в удобном кресле, время от времени проваливаясь в дремоту. Это кресло было единственным, на что она согласилась после уговоров Матиэллта. Он хотел, чтобы она ушла отдохнуть, чтобы что-нибудь съела, говорил, что посидит тут вместо неё. Но она не хотела даже слушать об этом. Это был её долг, и она хотела быть рядом, когда Паша наконец-то проснётся.
Она не помнила, как долго сидела здесь. Время уже не имело значения. Всё вокруг было будто укутано туманом, и она отчётливо видела только Павла, слышала только его дыхание. Она не обращала внимания на суетящихся около кровати медиков, которые всё это время пытались спасти жизнь её мужу.
Она всё ещё не чувствовала его – но всем сердцем верила, что он слышит её шёпот, так что не переставала говорить с ним и держать его за руку. Она верила и надеялась, что именно это поможет ему вернуться. Но время от времени усталость побеждала – и она засыпала, ненадолго и без сновидений.
Эта дремота была не такой, чем обычно – она начала что-то видеть во сне.

***
Бесконечное, пасмурное, сумрачное плоскогорье... Ветер, не то тёплый, не то прохладный, свистел в ушах и странно проникал сквозь её тело. Лиэлл чувствовала, что она здесь не одна – где-то вдалеке, перед ней, был кто-то ещё. Это был мужчина - его силует маячил в полумраке, и было видно, что он идёт вперёд, не оглядываясь. Но Лиэлл чувствовала, что он медлит, будто дожидаясь кого-то.
Она решила пойти за ним. Расстояние между ними медленно, но неуклонно уменьшалось. Лиэлл была уже в паре десятков шагов до него, когда на горизонте перед ними вдруг появилось слабое мерцание, будто далёкой зари. На фоне этого сияния силует незнакомца казался почти чёрным. Он остановился и начал медленно поворачиваться...


***
 
 В голове Лиэлл внезапно вспыхнул свет – она почувствовала присутствие близкого человека. Она открыла глаза, надеясь встретиться с взглядом Павла, но он лежал неподвижно, как прежде. Лиэлл не успела разочароваться, когда увидела всех друзей, стоящих вокруг кровати.
- Дорогие мои... – только это она смогла сказать, затем вскочила на ноги и мгновенно утонула в их объятиях.

Соэлла, Клиника Неррлиота
Отдел Реанимации и Травматологии
42695 (пВП), Kellierne 3/1
11.28 по местному времени
(7-й день ВСв)


- Виктор, я вынужден покинуть вас. К сожалению, ситуация ухудшилась.
Они стояли в коридоре у входа в палату Павла. Матиэллт был одет в боевую форму с шевронами вэналлант та’Коаллн12. Его адъютанты держались тактиччно у входа в отделение.
- Матти, что происходит? – спросил Виктор.
- У рэтвеллов были большие скрытые резервы военных кораблей, кроме того, с ними сотрудничает какая-то неизвестная до сих пор раса13, - ответил Матиэллт. – Вдобавок я сегодня получил неопровержимые доказательства поддержки рэтвеллов  Сьенной... нет, я плохо сказал, это доказательства не только поддержки, но и подстрекательства  к войне. Вить... они атакуют наши колонии, похищают людей, у нас очень большие потери. Я должен быть там, на передовой.
- Матти, извини, но я считаю, что было бы намного лучше, если бы ты...
- ...остался в тылу?! – Матиэллт горько усмехнулся. – Виктор, я ведь, можно сказать, почти всю свою жизнь просидел дома. И ты только посмотри, какой получился результат. Пашка тяжело ранен, Ли не слишком осознает, что вокруг неё происходит, мои люди погибают или их похищают и забирают в этот... гадюшник. Мои друзья сражаются ради меня, погибают вместо меня – потому что я сидел дома! Хватит!!!
Его глаза молниеносно потемнели, он яростно ударил кулаком в стену. Виктор был потрясен. Он взял его за плечо и вынудил сесть в кресло.
- Матти, это несправедливо. Во-первых, зря ты винишь во всем себя, во-вторых, ты неправильно меня понял. Я хотел сказать, что времена, когда вожди возглавляли штурм собственной персоной, уже в далёком прошлом. Ты сделаешь намного больше, руководя действиями отсюда, с Соэллы. Прими во внимание, что...
- Нет, Виктор, - Матиэллт уже полностью владел собой. – Я знаю, что ты хочешь сказать, но я с этим не согласен.
Он указал рукой на дверь палаты Павла.
- Знаешь, если бы он не возглавил контратаку лично, если бы он остался дома, как я и приказывал ему – мы теперь не говорили бы друг с другом. Я не мог бы посмотреть ему в глаза, если остался бы здесь. Просто не смог бы, Вить. Ты ведь понимаешь.
Спорить дальше не было смысла, так что Виктор только кивнул в ответ. Матиэллт поднялся, проверил текущие сведения на своём планшете.
- У меня есть к тебе просьба, друг, - сказал он. – Элни не может покинуть Клинику, тут теперь нужен каждый врач. Гео, как Наследник, взял командование Центром. Помогите ему, ты и Мишка. Я назначаю тебя шефом штаба, а Мишка пусть займётся стратегией. Центр уже готов к этому, я отдал им приказы, чтобы немедленно ввели вас в курс. Сергей и Лори хотят лететь со мной, и я не мог отказать им, они ведь тоже офицеры Флота Соэллы, да ещё и хорошие пилоты. Но будут у меня, на борту флагмана, я не отпущу их летать лёгкими разрушителями. И ещё...
Матиэллт умолк на мгновение, будто что-то сжало ему горло.
- Виктор, мы с Ли и Элни всё ещё надеемся, что Пашка выживет, - продолжил он тихо, - но Риаллт уже не сомневается в том, что он... короче, я прошу вас, позаботьтесь о Ли и Алти, если Пашка... Знаешь, я очень боюсь, что на этот раз Ли не перенесёт этого.
Виктор пожал ему руку.
- Матти...
- Я знаю, Витя. И я благодарю вас всех, за то, что вы у нас есть.


Cоэлла...?
„I walk alone, the night wears a shadow,
Painted in silver, painted in gold,
The moment ends in silence, then the moment grows old...
And when she smiles, a thousand dreams surround her,
Dress them in secrets no one can hold,
The fire dies in the distance, as the embers grow cold...
Sing for me now...
All the world is a stage,
Smile take a bow,
From your gilded cage...
14

***
Лиэлл снова находилась на сумрачном плоскогорье. Заря вдалеке была уже совсем ясной. Незнакомец стоял на месте, будто свет тревожил его. Она, наоборот, не боялась – напротив, ей хотелось узнать как про этот странный свет, так и про человека, стоящего перед ней.
Она вдруг почувствовала, что мужчина знает о ней. „Это странно”, подумала она. „Ведь я шла как можно тише, вдобавок ветер заглушал шаги... Но ладно, я подойду, познакомимся”.
Мужчина повернулся. Лиэлл вдруг почувствовала знакомое прикосновение тепла, прямо в своём сердце.

Павел очнулся. Какая-то часть сознания подсказывала ему, что он на самом деле лежит в больнице, но он не прислушивался. Плоскогорье, на котором он стоял, было более реальным. Странный ветер, не то прохладный, не то тёплый, развевал ему волосы, проникал сквозь тело. Вокруг царил полумрак – лишь на горизонте, прямо перед ним, сияли золотые зори.
Не было смысла стоять, так что Павел направился к этому рассвету. Попутно он оглядывался по сторонам, но практически ничего не было видно в полумраке. Оставалось идти вперёд, хотя ему не очень хотелось приближаться к этой странной заре.
Он постепенно вспоминал, что случилось. Полёт к вражеской ракете, которая отчаянно маневрировала, яркие вспышки, когда его снаряды были уничтожены. Поворот ракеты, сброс боеголовок. Манёвр уклонения, залп, яркая вспышка. И это внезапное чувство угрозы, которое заставило его прокричать предостережение всем, на секунду до ужасного удара...
Ветер странно насвистывает... или слышно что-то ещё?
Павел теперь отчётливо услышал шаги, тихие и осторожные. Невольно удивился – разве здесь был кто-то ещё?
Он остановился – и шаги сразу стихли. Тот, кто шёл позади, тоже остановился. Теперь Павел был уверен, что это не обман. Это был кто-то очень близкий ему.
Он медленно повернулся к той, кто так долго следовала за ним.

Сердце Лиэлл заколотилось как сумасшедшее. Это Пашка, она наконец-то почувствовала его. Она его нашла. Но где же они? Как выбраться отсюда, куда идти? К этому рассвету, который внезапно обеспокоил её?

Да, это Ли. Только она могла найти его здесь. Павел отчетливо видел силуэт жены – ему казалось, что Лиэлл сияет своим светом, совсем другим, чем это сияние за его спиной. В то же мгновение он оказался рядом с ней, хотя они оба даже не шагнули.

- Дай мне руку, я заберу тебя отсюда.
- Я не могу, любимая. Я не могу пойти с тобой. А ты не можешь пойти со мной. Не теперь.
- Пашенька, любимый мой, о чём ты говоришь? Я нашла тебя и уже не отпущу. Ты мне обещал, что вернёшься, помнишь?
- Я помню, Ли. Прости меня, солнце моё. Прости, что я не смог сдержать слово.
- Тебе не за что извиняться. Но почему ты хочешь оставить меня одну? Я же люблю тебя!
- Я не оставляю тебя, любимая. Я всегда буду рядом, пока ты будешь помнить меня. И я буду ждать тебя.
- Я не смогу без тебя...
- Не плачь, Ли. Я прошу тебя, возвращайся. Уже пора.
- Нет, Пашенька. Я тебя не оставлю, как тогда, триста лет назад. Или мы вернёмся вместе, или не вернёмся вообще.
Она поймала его за руки.

Они стояли, глядя друг другу в глаза. Лиэлл вдруг вспомнила, как она впервые проснулась на борту «Зари», после нескольких суток в коме. Первым, что она увидела, был именно его взгляд – такой же, как теперь, ясный, но обеспокоенный.
- Любимая, что ты наделала...
- Я тебя спасла, Пашенька. А теперь мы вернёмся вместе. Всё будет хорошо, я выведу тебя отсюда...
Лиэлл оборвала себя на полуслове. Ветер, до сих пор довольно слабый, внезапно усилился, не позволяя им повернуть.
- Я боюсь, милая, что у нас не хватит сил, чтобы вернуться, - сказал грустно Павел. В ответ Лиэлл сжала его ладонь и улыбнулась.
- В таком случае мы вместе пойдём к этому рассвету. Знаешь, он мне начинает нравиться.


Лиэлл мягко осела на пол, не отпуская руки Павла. Тот лежал неподвижно с закрытыми глазами.
Фёдор, который вернулся в палату с чашкой кофе, увидел её именно такой – сидящую на полу у кровати Павла, бепомощно смотрящую куда-то далеко.

Глава 4

Соэлла, Этеллне
Хрустальный Дом
42695 (пВП), Kellierne 9/4
08.34 по местному времени
(45-й день ВСв)


Они сидели молча у стола в Большой Зале Хрустального Дома. Настроение было мрачное, и никто не торопился нарушить тишину. Матиэллт, наконец, поднялся и подошёл к открытому окну. Утро было красивое, лёгкий бриз с океана нагонял внутрь свежий, прохладный воздух.
- Риаллт, скажи-ка что-нибудь...
- Что мне тебе сказать, Матти? Что я бессилен, который уже раз за эти почти четыре декады? Мои терапевты тоже бессильны, они не могут к ним подобраться. Павел и Лиэлл находятся в глубокой синхронной коме. Когда мы пытаемся с ними связаться, видим мрачное плоскогорье, с холодным пронзительным ветром. Вдалеке видна заря и небольшая речка. И мы знаем, что они стоят на её берегу – но мы не можем к ним подойти, ветер отталкивает нас. Этот странный рассвет... я ещё никогда такого не видел. Хорошо хоть, что состояние обоих стабильное, да и у Павла внутренние повреждения практически регенерировали. Но я без понятия, сколько времени эта кома продолжится.
- Ри, о чём ты говоришь? – спросила Юля.
Риаллт устало помассировал себе виски.
- Юль, я говорю о терапии, которую мы применяем к Пашке и Ли. Дело в том, что она, вероятно, хотела помочь ему, отдавая часть своей жизненной силы. Это конечно возможно, но то ли она переоценила свои возможности, то ли Павел был слишком слаб. В результате они теперь оба не в силах выйти из этой комы. Мы пытаемся установить с Ли ментальную связь, чтобы вернуть её, и заодно вернуть Пашку. Проблема в том, что она явно не верит в то, что сможет вернуться вместе с ним – а она не хочет жить в мире, в котором его не будет. А на этом плоскогорье они могут быть вместе, навсегда. Это то, что мы услышали, прежде чем она закрылась от нас.
- Это u’lienn aur’llear15, да? – спросила тихо Юля.
- Нет, это что-то другое, - покачал головой Риаллт. – Есть некое сходство, но не было ещё случая, чтобы в состояние u’lienn aur’llear вошла пара, причем настолько глубоко. У Лиэлл подобное несколько раз уже случалось, но раньше нам удавалось связаться и вернуть её. А теперь...
Он резко поднялся.
- Эллеан Матиэллт, будет лучше, если ты назначишь другого Главного врача. Я уже не чувствую себя годным, чтобы...
- Ран’эллеан Риаллт, да успокойся ты с этикетом и титулами, - перебил его резко Матиэллт. – Ты хорошо знаешь, что я не найду никого лучше тебя. И я прошу тебя не сдаваться, потому что всё ещё есть надежда. И у нас наконец-то хорошие новости, война практически закончилась...
- Ну, не совсем, - возразил Гео. – Сьенна ещё сопротивляется. Согласно рапортам, они даже пытались контратаковать...
- Согласно последним сведениям, флоты Федерации полностью заблокировали систему Сьяхты, - сказал нетерпеливо Матиэллт. – Сьерры могут сопротивляться, но это скоро закончится. Нам надо сначала оценить потери, а потом подумаем, что дальше.
- Матти, что ты хочешь сделать? – обеспокоилась Варвара.
- Варя, я ещё не знаю, - ответил уклончиво Правитель. – Как я уже сказал – сначала надо оценить потери. А прежде всего – попрощаться с погибшими.
В то же мгновение в браслете Риаллта прозвучал сигнал вызова.



Соэлла, Клиника Неррлиота
Отдел Реанимации и Травматологии
42695 (пВП), Kellierne 9/4
13.32 по местному времени
(45-й день ВСв)

„I wish for this night-time to last for a life-time,
the darkness around me – shores of a solar sea.
Oh, how I wish to go down with the sun!
Sleeping, weeping,
with you...”16

***

Лиэлл и Павел стояли на берегу речки, держась за руки. Позади был мрак – он давил на них штормовым ветром, не позволяя отступать ни на шаг. Впереди сиял золотый, тёплый рассвет.
Им осталось сделать этот единственный последний шаг – и они уже навсегда будут на том берегу. Они навсегда будут вместе.
Лиэлл вопросительно взглянула на Павла.


***

- Что происходит, Сулоны ради?! – Риаллт почти вбежал в палату, на ходу изучая указания датчиков. – Вроде у них всё в порядке...
- Ри, с ними происходит что-то неладное, - сказала Эаллниэлл, стоявшая у кровати Лиэлл. – Они хотят уйти. То есть, Лиэлл уже уверена в этом. Павел ещё сомневается, но он пойдёт с ней, если мы не сделаем что-нибудь, сейчас же.
Риаллт тоже почувствовал это. Он взглянул на Лиэлл и ужаснулся – её открытые глаза тихо сияли странным золотистым светом.
- Они уже уходят, - сказал он тихо. – Я уже ничего не могу сделать. Мы опоздали.
Все с отчаянием смотрели на мониторы жизненных функций – показания медленно, но верно слабели, стремясь к критическому уровню. В то же мгновение Катя подошла к кроватям, встала в проходе между ними и поймала Лиэлл и Павла за руки.

***

- Ли, милая... я прошу тебя, не ходи со мной. Возвращайся.
- Почему? Почему я не могу пойти с тобой?!
- Потому, что это ещё не твоё время. Потому, что ещё не вечер, как говорит Витька.
- Для меня уже ночь пришла, Паш, не то, что вечер.
- Ты подумай о Гео, об Алти, о Матти, о наших друзьях. Ты правда не хочешь к ним вернуться?
- Я хочу быть с тобой, где бы ты ни был, куда бы ты ни пошёл. Ты помнишь? Ты это обещал мне ещё на «Заре», а я то же обещала тебе. Ты помнишь, мой любимый?
- Ли, послушай...
Павел оборвал себя на полуслове. Мрак, который давил на них, принуждая идти к речке, вдруг озарился сине-розовым светом, совсем иным, чем эти золотые тихие зори перед ними. Пронзительный прохладный ветер внезапно утих. В то же мгновение они почувствовали тёплое прикосновение к своим ладоням.
Они медленно повернулись и встретились с взглядом огромных зелёных глаз. Стоящая перед ними Катя казалась им сотканной из этого сине-розового света. Она улыбнулась им и сказала:
- Ли, Пашка, идите со мной. Вернитесь, дорогие мои.
Сине-розовый свет начал кружиться, всё быстрее и быстрее. Мрачное плоскогорье, речка, золотые зори – всё это медленно растворилось в его сиянии...


***

Золотое мерцание исчезло из глаз Лиэлл, она склонила голову на плечо и веки её опустились. Катя погладила её по голове, затем внимательно взглянула на Павла. Жестом остановила Риаллта, который рванулся к Лиэлл.
- Уже всё в порядке, Ри, - сказала она успокаивающе. – Они вернулись. Теперь они будут спать, может быть, целые сутки. Но уже всё в порядке. Конечно, Пашка должен ещё немного полежать, когда уже проснётся.
Катя растёрла ладони и подошла к окну, через которое был виден простор океана. Минуту спустя к ней подошла Юля и крепко обняла её.
Эаллниэлл, Сегрей, Матиэллт и Гео почувствовали, что Катя говорила правду. Павел и Лиэлл действительно вернулись. Они по-прежнему находились в коме, но их состояние было намного лучше, чем прежде – это было видно и на мониторах. Риаллт был явно потрясен.
- Сулоны ради... как? Как она это сделала? – прошептал он.
- Потом, - так же тихо ответил ему Матиэллт. – Потом мы всё обсудим. Пока попробуй стабилизировать их состояние.
- Да мне тут нечего делать, - ответил Риаллт минуту спустя. – Катя уже всё сделала. Ли просто нужен сон, но она будет на ногах уже через сутки. С Павлом намного сложнее, но мы сейчас же начинаем терапию. Думаю, через несколько месяцев он будет здоров.
Матиэллт решил ничему больше не удивляться, а Риаллт обратился к Эаллниэлл:
- Элни, позови двух свободных целителей пятого уровня к нам в палату, сейчас же. Передай свои обязанности заместителю, у нас будет много работы.
Риаллт ещё раз взглянул на мониторы показателей жизненных функций и отметил, что все показания уже вернулись в пределы нормы. Он обратился к остальным:
- Друзья, сейчас сюда придут врачи. Пожалуйста, подождите в приёмной.

Соэлла, Этеллне
Хрустальный Дом, апартамент Лиэлл и Павла
42695 (пВП), Veallie 1/1
22.45 по местному времени
(47-й день ВСв)


- Кать, мне очень жаль, что я тебя тогда обидела. Ты простишь меня?
После нескольких декад молчания у Лиэлл был тихий, немного хриплый голос. Катя взглянула ей прямо в глаза.
- Ли, я уже сказала тебе, что я не помню этого. И тебе вообще не за что извиняться передо мной, я и так до конца жизни не смогу отблагодарить тебя за то, что ты для меня... нет, я плохо сказала - что ты для нас всех сделала.
Они сидели на удобном диване, стоящем у окна. Сине-голубые глаза Лиэлл смотрели в упор в зелёные глаза Кати. Наконец, Катя сдалась и отвела взгляд к окну, в которым было видно звездное небо.
- Ли, я хочу тебе кое-что объяснить, - сказала она робко, накручивая на палец кончик своей длинной косы. – Когда мы с Федькой гуляли в тот день по берегу Тибра, и он тогда бросил в воду камень - мне казалось, будто кто-то сорвал занавес. Я начала тоже бросать, и знаешь – каждый блинчик разрезал очередные занавесы, открывая все картинки. Я вспомнила себя, друзей – и вспомнила про Пашку и тебя. Я очень, очень хотела забыть про Кэти Пэффит, поэтому и убежала, понимаешь?
Лиэлл кивнула. Вдруг она почувствовала тёплое знакомое прикосновение, где-то глубоко в своём сознании.
- Я на самом деле не слишком помню то, что делала и что чувствовала Кэти, - продолжила Катя минуту спустя. - Да, я знаю, что вы поссорились тогда, на банкете – но я, прежде всего, хочу помнить ваш с Пашкой танец. Я знаю, что она забрала у тебя Пашку – но я помню, как однажды, летним утром, на пороге моего коттеджа встал Миша. И я помню свою радость, когда я услышала, что вы с Пашкой снова вместе. Что вы счастливы. Ли, это я должна просить у тебя прощения. Это я обидела тебя, а не ты меня. Ты спасла меня, ты спасла нас всех.
Лиэлл поймала её за руки.
- Кать, ведь это не была ты. А я знала обо всём, и это я должна была повести себя иначе, как-то по-другому помочь вам, я...
- Ладно, ладно, Ли, - Катя улубнулась ей, легонько пожала ладони. – Давай не будем уже винить друг друга. Давай не будем искать причины и вспоминать последствия. Было и прошло, так что мы просто будем жить дальше и смотреть в будущее. Ли, дорогая – есть время бури, но есть и время радуги. И у нас скоро встанет радуга.
Катя замолкла, не отпуская рук Лиэлл. Соэллианка смотрела на неё и чувствовала, как возвращается и крепнет эта странная ментальная связь, которая первый раз возникла между ними ещё на борту «Зари». Это был тот самый поток света, который вернул её и Павла из этого мрачного места.
- Какие же красивые у тебя косы, - сказала задумчиво Лиэлл. Катя улыбнулась в ответ.
- О, да. Я начала растить волосы сразу после приезда в Австралию. Я подумала... – она запнулась, но через секунду добавила. – Я подумала тогда, что если у меня снова будут длинные косы, то Мишка вернётся ко мне...
Она опустила голову. На ладонь Лиэлл упала крупная слеза. Соэллианка погладила Катю по щёке и прижала её к себе.
- Почему ты нам сразу не сказала? Мишка тогда молнией вернулся бы к тебе, а не шесть лет спустя, - сказала она тихо.
- Я не хотела его вынуждать, да и сама не была готова, - ответила Катя еле слышно. – Мне было нужно время, а прежде всего я должна была победить её.
- Кого? – спросила Лиэлл, хотя уже знала, что услышит.
- Ну, её... Кэти Пэффит. Она не хотела уходить, сопротивлялась. Наконец мне удалось усыпить её, где-то в далёком уголке моего подсознания. Но я долго не была уверена, не проснётся ли она снова. Поэтому избегала слишком близкого контакта с тобой, Ли. Я боялась... я ужасно боялась, что если мы восстановим нашу ментальную связь, а она проснётся... тогда она снова может обидеть тебя. Только теперь, после всего этого...
Катя вдруг задрожала, замолчала и свернулась калачиком, положив голову на колени Лиэлл. Соэллианка положила ладони ей на виски, передавая ясную волну своих чувств. Катя вздохнула.
- Ли, не делай этого. Ты ещё слишком слаба для такого - всего два дня, как ты покинула Клинику.
- Тихо, Кать. Ты понятия не имеешь о моих возможностях...
- Да-да, расскажи мне. Я же видела эти твои возможности. И, кстати, хорошо их чувствую теперь.
Они снова замолчали. Лиэлл жестом усилила свет лампы, стоящей в углу комнаты.
- Кать, я благодарю тебя за то, что ты нас вернула. И за то, что помогла Пашке – тогда, давным-давно, на борту «Зари», после того, как я улетела вместе с Матти.
Катя удивленно взглянула на неё.
- Откуда ты... Неужели он тебе сказал?
Лиэлл покачала головой.
- Нет, и это не было нужно. Я ведь телеэмпат, такие вещи чувствую кожей.
Катя хотела что-то сказать, но Лиэлл положила палец на её губах.
- Кать, у меня ещё одна просьба тебе. Останься со мной и попроси всех, чтобы тоже остались. Павел всё ещё в коме, и я чувствую, что так будет ещё много дней. Это длинная терапия, не надо торопиться... Останьтесь со мной, я больше не хочу быть одна.
Катя медленно села, глядя в грустные глаза Лиэлл. И вдруг соэллианка почувствовала её ответ – вспышку сине-розового света в своём сознании, за которой последовал новый и ясный поток чувств. И она первый раз за эти сорок с лишним дней почувствовала спокойствие и надежду.





12 - (элл.) адмирал Флота – воинское звание в КВФ Империи Соэлла, которое было введено на два года до Второй Сьеннской войны. Оно было использовано Правителем Империи лишь в военных условиях – в мирное время у Матиэллта было звание адмирала (вэналлант).

13 - До сих пор неизвестно, откуда прибыли таинственные союзники сьерр и рэтвеллов. Никто не знает даже, как они выглядели, известно лишь название их расы – энхорн. Их военные корабли были серьезными противниками, вступали в бой большими группами – но почему-то избегали схваток с соэллианскими флотами, в основном атакуя землян. Энхорны прекратили действия так же внезапно, как появились – это случилось после того, как земляне обнаружили, что достаточно уничтожить главный корабль, чтобы остальные единицы боевой группы или взрывались, или ложились в дрейф, словно теряя управление. Уход энхорнов значительно ускорил окончание военных действий. После войны их искали как земляне, так и соэллиане, но безрезультатно – энхорны исчезли без следа, будто растворились в пространстве.

14 - Blackmore’s Night „Gilded Cage”, взято оттуда: http://www.azlyrics.com/lyrics/blackmoresnight/gildedcage.html

15 - (элл.) в буквальном переводе – внезапные сумерки. Это название ментального блек-аута, который заключается в уходе вглубь своего подсознания и является последствием глубокой травмы после потери близкого человека. В основном он касался соэллианок, и иногда его называли мрачной стороной mar’ethielleinne – запечатления. Первые случаи были замечены в Четвёртом Поколении, во время Войны с Теми. Тогда u’lienn aur’llear стал причиной гибели многих соэллианок, потерявших своих мужей во время сражений. Только в Пятом Поколении была разработана терапия, которая позволяла спасти тех, кто впал в это состояние.

16 - Nightwish „Sleeping Sun”, взято оттуда: http://www.azlyrics.com/lyrics/nightwish/sleepingsun.html


Страницы: [ 1 ][ 2 ][ 3 ][ 4 ][ 5 ]

Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2017 Otroki.DRUiD.RU