Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта




Соэлла, Клиника Неррлиота
Отдел Реанимации и Травматологии
42695 (пВП), Anlienne 6/2
09.19 по местному времени
(2-й день после окончания ВСв)

Павел не помнил, что ему снилось. Он помнил только сине-розовый свет, который укутывал его как мягкое одеяло. И ещё он помнил, что какое-то время он шёл среди этого света, чувствуя чью-то ладонь в своей ладони. А потом это чувство исчезло, и он остался один – но, как ни странно, он не чувствовал одиночества. Он не знал, сколько прошло времени, и даже не знал, есть ли время вообще.
Сине-розовый свет вдруг начал медленно гаснуть, уступая место мягкой серости. Павел хотел остановить его, но не смог – а в то же мгновение он услышал голос. Он сначала был слишком тихим, чтобы Павел мог осознать слова, скорее он напоминал шуршание мелкого дождя в кронах деревьев. Однако этот голос казался ему знакомым – и очень дорогим.
К этому голосу присоединились и другие звуки – шорох быстрых шагов, голоса других людей, вызовы по динамикам. Он вдруг понял, что серость перед глазами – это обычный дневной свет, который просачивался сквозь закрытые веки. Он почувствовал, что лежит в кровати, и что кто-то держит его за руку. Он попытался легонько сжать эти тонкие тёплые пальцы, и в то же мгновение он услышал уже отчётливо:
- Пашенька, любимый мой... ты наконец-то проснулся...
Он с усилием открыл глаза – и сразу же встретился с сине-голубым взглядом, остекленевшим от слёз. Секунду спустя Лиэлл крепко обняла его, а от длинного поцелуя они оба на мгновение потеряли дыхание.
- М-да... – кто-то значительно кашлянул. – Я вижу, что вас ни на минуту оставить одних  нельзя.
Лиэлл перестала целовать Павла, но прижалась к нему так, что её волосы совсем закрыли ему лицо. Он отвёл золотистые пряди и увидел одним глазом улыбающихся Риаллта и Катю рядом с его кроватью.
- Ладно, Ри, давай оставим их на полчасика, - сказала мягко Катя. – Ты же видишь, он уже полностью очнулся, состояние стабильное, никаких негативных симптомов нет.
- Ну, я не уверен, - сказал Риаллт притворно серьёзным тоном. – Знаешь, столько эмоций сразу...
- Ри... Кать... я очень благодарю вас... за всё... – сказала Лиэлл еле слышно. Её голос сильно дрожал. Павел не мог ничего сказать, только гладил её по волосам и спине.
- Ну ладно, Кать, давай пойдём, - сказал Риаллт, проверяя быстро показания мониторов. – На самом деле, у Пашки всё в порядке. У вас есть час, дорогие мои, а потом я всё-таки созываю консилиум.
Они вышли, и дверь тихо захлопнулась. Павел прижал Лиэлл к себе.
- Любимая моя, как хорошо снова видеть тебя...
Лиэлл приподнялась и погладила Павла по щеке.
- Как ты себя чувствуешь, Пашенька?
- Вроде хорошо, только пить хочется, – ответил он немного хрипло. Лиэлл оглянулась, нашла небольшую кружку с водой и дала ему отпить глоток. Павлу казалось, что это самый вкусный нектар во вселенной.
- Ли, что с Матти? – спросил он. Лиэлл улыбнулась в ответ – и это была та самая лучезарная улыбка, которую он помнил ещё с «Зари».
- Всё в порядке, Пашенька, ты спас его, он тогда счастливо вернулся, - сказала она. – А ты... ты был тяжело ранен, я так боялась за тебя... Мы оба чуть не ушли навсегда, так как я не хотела потерять тебя... и я... я пыталась тебе помочь, но...
Павел вдруг всё вспомнил – бой в космосе, сокрушительный взрыв, свой марш по мрачному плоскогорью, золотую зарю, и их с Лиэлл встречу у горной речки, искристой от этого странного сияния. И вспомнил тот другой свет, который их вернул обратно.
- Это Катя нас вернула, да?
- Конечно, милый. Если бы не она...
Лиэлл задрожала и снова прижалась к нему. Павел чувствовал, как отчаянно колотится её сердце. Лиэлл прикоснулась пальцами к его виску, и у него в голове вспыхнуло знакомое золотистое солнце. Он поцеловал её в лоб, и несколько минут они оба молчали, обменяясь чувствами.
- Ли... Любимая моя, уже всё в порядке, – сказал наконец Павел. - Мы вместе. И ты не волнуйся,  я хорошо чувствую себя. Думаю, завтра уже встану, и...
Лиэлл посмотрела на него изумленно.
- Пашенька, забудь. Ты понятия не имеешь, сколько времени ты лежал. Тебя ждёт длинная  терапия, в том числе – будешь учиться ходить, буквально. Риаллт уже собирает терапевтов, так что готовься к нескольким месяцам тренировок. Я, конечно, буду рядом, Риаллт даже сказал, что это одно из условий ускорения процесса...
- Ну, в этом он прав, действительно, - сказал Павел, немного ошеломлённо. А потом добавил с удивлением: - Ты хочешь сказать... что я почти всю войну проспал, да?
Лиэлл посмотрела на него и рассмеялась, громко и от души. Первый раз за все эти мрачные дни.


Эпилог

Соэлла, городской пляж Этеллне
42696 (пВП), Hattiell 1/4, утро
(179-й день после окончания ВСв)


День был тёплый и солнечный – первый по-настоящему весенний день после Veaniall19. Для Павла и Лиэлл был он радостным ещё и по другой причине – они первый раз за эти несколько месяцев вышли на побережье не для тренировок, а просто прогуляться с дочкой. Алти-Катя бегала по пляжу перед ними, собирая ракушки в мешочек и напевая пиратские песни, которым её научил славный корсар Фёдор.
- Жаль, что у нас получился лишь один свободный день, - сказал задумчиво Павел. – Хотелось бы несколько дней так гулять... но с другой стороны, мне уже надоело бездельничать. Знаешь, Ли, мне уже выть хочется. Я думал, что меня отпустят месяц назад.
- Ну, Риаллт хотел отпустить тебя даже раньше, - Лиэлл забавно поморщила нос, – но с замечанием „К полётам негоден” в твоём личном файле. И успокоился лишь после этих тренировок и тестов, которые ты прошёл на отлично.
- Он действительно так думал? – засомневался Павел.
- Сначала да, - кивнула Лиэлл. – Но потом, когда Катя начала сотрудничать с терапевтами, стало ясно, что они поставят тебя на ноги быстрее, чем обычно. И тогда Ри отменил своё решение, причем потребовал создать график тренировок и обязал меня проследить за его выполнением. Это было ещё до твоего пробуждения, а остальное ты знаешь.
- Я не знаю, как благодарить Катю, - сказал тихо Павел. – Она спасла нас обоих. Я вроде знал, что у неё есть необычная сила, ты мне несколько раз рассказывала – но знаешь, увидеть её в действии это совсем другое дело.
- Да, этого не объяснить словами, - согласилась Лиэлл. – И она не только нам помогла. Все четыре месяца она сотрудничала как терапевт-консультант в Клинике, в результате ещё несколько соэллиан обязаны ей жизнью и здоровьем. Риаллт очень жалел, что она улетает на Землю, но они договорились, что она будет помогать в особо тяжёлых случаях. Институт Мозга в Калькутте уже предложил ей должность консультанта.
- Я тоже жалею, что они все улетели, - пробурчал Павел. – Не могли ещё подождать день-два?
- Паш, ты ведь знаешь, что у них свои дела, а у некоторых ещё и новые обязанности, - сказала Лиэлл, наблюдая внимательно за дочкой, которая в поисках ракушек вошла по колено в воду. – А у Федьки вообще небольшая революция – во-первых, его повысили в звании и он теперь заместитель командира СБ ЦИП, во-вторых – Лиана только что обручилась... эй, Алти! Ну не надо же так далеко в воду заходить, солнышко, волны сегодня высокие!
- Что ты сказала? – Павел даже остановился, недоверчиво глядя на жену. – Как это обручилась? С кем? Федька ничего ведь не говорил...
- Не удивительно, он сам только четыре дня как об этом узнал, - тихо засмеялась Лиэлл. – А мне Юлька рассказала об этом только вчера утром. Она смеялась, что Федька был вообще в шоке, хотя Лиана не скрывала, что она и Нэллион – пара. Видимо, у Лба сработал синдром «папаши единственной дочурки».
- Погоди, ты сказала – Нэллион? Он – соэллианин? Ведь такого не бывает...20
- Да, он соэллианин, но полукровка, причем короткоживущий, - кивнула Лиэлл. – Его зовут Нэллион Нар Доменико, его родители работают в нашем посольстве на Земле. Он и Лиана познакомились в ВУЗе, они на одном факультете – археология. Ну и вот, будет у нас скоро свадьба...
- А мне Лианка обещала, что я буду её подружкой, - сообщила гордо Алти, которая подошла незаметно и теперь стояла перед ними, держа в ладошках свой мешочек с ракушками. – И сказала, что пригласит меня на девичник. Мама, а что такое – девичник?
- Что? – лишь столько сумел сказать Павел, когда смог прийти в себя. Лиэлл только развела руками.
- На меня не смотри, я тоже только что узнала об этом, - она обратилась к дочке. – Когда вы успели обсудить это, а?
Алти невинно пожала плечами и улыбнулась.
- Вчера утром, когда они готовились к полёту. Я ей обещала ожерелье с ракушками, потому и собираю их. Посмотрите, какие красивые я нашла... И кроме того она сказала, что подружками будут ещё Варя и Франческа, и что мы все будем нести перед ней enall’taen. А Надя будет первой подружкой и свидетельницей. Мама, папа, а поможете мне сделать мой enall’ten21?
- Конечно, мы поможем, - Павел наклонился и поцеловал дочку в щёчку.
– А про девичник я тебе подробно объясню, когда мы вернёмся домой, - засмеялась Лиэлл, тоже целуя её.
- Спасибо! – и Алти побежала обратно собирать свои ракушки.
Павел оглянулся, подошёл к небольшой дюне и сел.
- Давай, Ли, сядь рядом, пожалуйста, - пригласил он жену. – А то у меня голова кругом идёт от хороших новостей.
Лиэлл села, поймала его за руку и прижалась к его плечу. Некоторое время они сидели молча. Сулона стояла уже высоко, день был тёплый, но не слишком жаркий – обычный день ранней весны, с прохладным ветром с океана. Над водой появились ter’anntie – они с криком носились по небу в сложном танце, немного похожем на драку. Павел знал, что это токовый полёт самцов, за которым наблюдали сидящие рядышком на волнорезе будущие невесты. Вдалеке, на хребтах волн, были видны стаи gaelltie – они, в отличие от своих кузенов, не совершали никаких полётов, шумно выясняя отношения на поверхности воды. По пляжу, не обращая внимания ни на кого, попарно гуляли veall’neаnn22 – самые дружелюбные морские птицы в изученной части Галактики.
- Кстати, у меня тоже есть хорошая новость, - сказал Павел пять минут спустя. – И если оно получится, тогда это будет вселенская сенсация, я считаю.
- А что такое? – поинтересовалась лениво Лиэлл.
- Федька сказал мне, что хочет написать и издать свои воспоминания, - ответил Павел. – И знаешь, я уверен, что он уже начал. И кто бы подумал... он в школе был вроде троечником, но я давно думаю, что ему было просто скучно, он хотел всегда что-то другое делать. Поэтому и создавал эти свои ракеты, ставил эксперименты, наконец на «Зарю» залез. И хорошо, что он с нами полетел – иначе мы бы не встретились, милая.
- Он хороший и умный человек, Паш, - сказала задумчиво Лиэлл. – Знаешь, сразу после войны, когда ты уже начал свои тренировки, и когда сначала было тяжело – у меня были моменты отчаяния. Все были сильно заняты, но Федя чаще всех находил время, чтобы быть рядом. Он старался отгонять от меня плохие мысли, и однажды сказал мне: „Ли, буря уже позади. Мы ещё видим сверкание, и слышим, как она гремит – но это лишь эхо. Впереди нас – радуга. Надо помнить о буре, но нельзя к ней поворачиваться. Иди к радуге, Ли, не к молниям.”
- Молодец Лоб, хорошо сказал, - Павел одобрительно кивнул. – Нечего добавить. Можно только поблагодарить, от души.
Несколько минут они сидели молча, любуясь видом океана. На горизонте были видны разноцветные паруса – вчера началась ежегодная регата «Veaniall’athye». Среди парусников и яхт отличался большой катамаран с голубыми парусами, на которых был виден герб Империи – серебряный летущий sell’neen, несуший в когтях белый кристалл. На кормовом флагштоке плескался длинный синий вымпел с таким же гербом.
- Я вижу, что наш Правитель решил лично принимать участие в регате, - заметил Павел.
- О, да, - засмеялась Лиэлл. – Он пригласил Элни и Риаллта в свою команду, и клялся, что в этом году он сам себе вручит Кубок Правителя. Мечтать не вредно... но, правда, у него есть шанс, ибо этот катамаран очень хорош.
- У него неплохо получается, насколько я вижу, - сказал Павел уверенно. - Он уже нескольких обогнал.
- Паш, мой брат – неплохой мореход, и я, конечно, тоже желаю ему удачи. Но там впереди настоящие профессионалы, в том числе двукратный чемпион Соэллы. А у Матти не было времени тренироваться.
- Всё-таки, будем за него болеть, - улыбнулся Павел. – И, независимо от места, которое он займёт, придумаем для него специальный приз.
Они наблюдали за далёкими парусами, пока те не исчезли за горизонтом. Лиэлл порывисто вздохнула.
- Хотелось бы ещё несколько дней отпуска, всё-таки, - сказала она. - Мы бы могли поплыть на наш любимый остров, там весной просто чудесно.
- Да, дни теперь прямо золотые, - согласился Павел, целуя её в лоб. – Но увы, завтра мы должны подняться на борт нашего нового флагмана. Хорошо, что «Мар’эллеар» снова будет летать... но жаль, что многие из тех, кого мы знали, уже не поднимутся вместе с нами на его борт.
Он помрачнел и опустил голову. Лиэлл поймала его руку и быстро поднялась.
- Паш, не надо так. Они ушли, но мы их никогда не забудем. Ты вспомни слова Феди – и давай пойдём. Хватит тут сидеть.
Павел поднялся, неуверенно глядя на жену.
- Куда мы пойдём, любимая?
- Сначала к нашей дочке, посмотрим, какие у неё ракушки, - засмеялась радостно Лиэлл. – А потом мы все пойдём искать радугу. И я уверена, что мы очень быстро её найдём.


КОНЕЦ


(с) Крис Кашубовски
2016






19 - День весеннего равноденствия в соэллианском календаре, дополнительный день месяца Хатиэлл. Это один из четырёх дней соэллианского календаря, имеющих свои названия.

20 - На самом деле, чистокровные соэллиане и долговечные полукровки не вступали в браки с землянками. Это не касалось короткоживущих полукровок, которые довольно часто женились на девушках с Земли (на соэллианках тоже).

21 - (элл., мн. ч. enall’tаen) — букет подружки невесты, сплетенный из цветов avenaiell, немного похожих на земные незабудки. Обычно в соэллианской церемонии заключения брака участвовали четыре подружки, в том числе свидетельница, enall’ten которой был немного больше других, с дополнительным украшением в виде длинной светло-синей ленты.

22 - элл., ед. ч. veall’nееn) Крупная нелетающая птица, похожая на земного лебедя, только ноги у неё длиннее, а шея – короче. Считается морским хищником, кормится в основном рыбами, но съедает также морских птиц, если получится их поймать. Veall’neann хорошо плавают и ныряют – у них сильные лапы с большой плавательной перепонкой, и их короткие крылышки отлично справляются с ролью дополнительных ластов, а длинный и широкий хвост работает, как руль. Оперение серого цвета напоминает тонкие волоски, как у земных пингвинов – причем у самцов есть ещё белое «жабо» на груди. Большинство времени они проводят в открытом океане (отсюда и название, которое можно перевести как «странствующий по волнам»). На время токов они выходят на сушу – причем надо помнить, что самец и самка veall’neеn становятся парой на всю длинную (до триста лет) жизнь. У этих птиц есть два вида токовых поведений: старые супруги гуляют попарно, будто обсуждая жизненные вопросы, зато молодёжь в поисках партнёра забавно гоняет друг друга по всему пляжу, не обращая внимания ни на кого вокруг. Veall’neann очень дружелюбные в отношении к соэллианам - часто можно увидеть, как птицы гуляют вместе с ними, причем они хорошо помнят своих знакомых и друзей, и безошибочно их узнают даже в толпе.



Страницы: [ 1 ][ 2 ][ 3 ][ 4 ][ 5 ]
Назад: Крис Кашубовски - Фанфики
   ваше мнение    

Ваше имя *:     Сообщать о комментариях
E-mail:     Не отображать e-mail
Город:      Запомнить меня
Введите код:    
Настроение:   Нейтральное   Восклицание   Вопрос   Здравая мысль   :)   Ох, посмешили   :(   Удивлен   Злой  
Комментарий *: 
Осталось символов
Поля: "Имя" и "Комментарий" обязательны для заполнения.


Подписаться на рассылку сайта

      


Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2017 Otroki.DRUiD.RU