Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта




Близнецы

   От автора

     Все права на героев, корабль и сюжет дилогии, конечно же, принадлежат А. Заку, И. Кузнецову, Р. Викторову. Но в конце второй серии они поставили жирную точку, сказав, что ни о каком продолжении сериала не может быть и речи. Поэтому я считаю, что была  вправе придумать продолжение приключений героев, с которыми так не хотелось расставаться.
     Немного истории. Я впервые увидела фильм «Москва – Кассиопея» в 1977 году, когда училась в седьмом классе. Я была ровесницей героев фильма, поэтому события в моем представлении начались именно в 1977 году. Я росла, и герои «Москвы – Кассиопеи» и «Отроков во Вселенной», росли вместе со мной в мире, который я придумала для них.
    К слову, за точность физических и астрономических данных я не ручаюсь и от других этого  не требую.


     Итак, приключения продолжаются!
     Июль 1977 года по корабельному времени. По земному времени – 2004 год.
     Экипаж «Зари» успешно выполнил свою миссию на планете Вариана у звезды Альфа созвездия Кассиопеи – спас жителей планеты от коварных роботов. Теперь юных космолетчиков ждет долгое возвращение на Землю. Они вернутся домой сорокалетними, а на Земле за это время пройдет около двухсот пятидесяти лет. Желая вернуться поскорее, ребята решаются на смелый эксперимент...

     – Доброе утро, – в командный отсек звездолета вошла Варя Кутейщикова.
Командный отсек представлял собой небольшое помещение в носовой части космического корабля. На пульте управления было несколько экранов различного назначения, три компьютерные консоли – для капитана, первого и второго пилотов. Перед пультом находились три рабочих кресла, при старте, ускорении и приземлении звездолета превращающихся в пилот-ложементы, которые защищали пилотов от перегрузок. Стены и пол командного отсека были отделаны мягким, похожим на кожу материалом приятного для глаз цвета молочного шоколада.
– Салют! – ответил Пашка Козелков, подняв руку в приветственном жесте, но не оторвав взгляда от экрана компьютера – он был занят какими-то расчетами.
– Привет, – коротко кивнул Мишка Копаныгин и тоже снова занялся своим делом.
– Здравствуй, Варя, – Витька Середа повернулся к вошедшей в отсек девочке, и несколько долгих мгновений с удовольствием смотрел на нее.
Варя чуть снисходительно улыбнулась ему, отошла к боковому экрану, стилизованному под иллюминатор, и стала смотреть на звезды.
– Всем привет, – в отсек бодро вбежал Федька Лобанов. – Связи с Землей не было?
– Нет, – ответил Мишка.
– Мы как раз над этим работаем, – добавил Пашка.
Следом за Федькой вошли Юля Сорокина и Катя Панферова, и весь экипаж собрался в командном отсеке.
Было обычное утро, одиннадцатый день полета. 10 июля 1977 года по корабельному времени, хотя на Земле уже должен быть 2004 год. Звездолет «Заря», что значит звездолет аннигиляционный, релятивистский, ядерный, возвращался на Землю из созвездия Кассиопеи с планеты Варианы. Экспедиция была успешной. Теперь предстоит долгое-долгое возвращение. Двадцать семь лет, почти десять тысяч дней, из которых начался только одиннадцатый. Но это на корабле пройдет двадцать семь лет. А на Земле, когда «Заря» вернется, будет середина двадцать третьего столетия.
– Девочки, а у меня в биоцентре расцвела роза, – сообщила Варя Юле и Кате. – Я ее целый год растила, еще на Земле.
– Ух ты, здорово! – восхитилась Катя. – Покажешь?
– Конечно, – кивнула Варя.
– Подумаешь, одна роза, – усмехнулся Федька. – В «Сюрпризе» их сто штук расцветет за одну секунду, если пожелаете.
– В «Сюрпризе» все ненастоящее, – сказала Юля.
«Сюрприз» – это кают-компания, в которой экипаж звездолета проводил свободное время. В «Сюрпризе» можно воспроизвести сто различных интерьеров и уголков природы, и даже что-нибудь свое, набрав на компьютере «Сюрприза» соответствующую программу.
– Что, и кот не настоящий? – запальчиво спросил Федька.
Белый пушистый кот Васька жил в «Сюрпризе» с самого начала полета. Он появлялся самопроизвольно в любом интерьере и вел себя, как обычный кот, но когда «Сюрприз» был закрыт, бесследно исчезал.
– Конечно, не настоящий, – уверенно сказал Пашка. – Васька – побочный продукт силовых полей, создающих в «Сюрпризе» предметы и вещи.
– А я могу доказать, что кот настоящий, – заявил Федька.
– Как? – удивленно спросила Катя.
– Вот, смотри – они настоящие? – Федька протянул Кате руку с царапинами от кошачьих когтей.
– Да, – подтвердила Катя.
– Значит, и кот настоящий, – заключил Федька.
– Федя, надо смазать царапины йодом, – сказала Юля и потянулась к аптечке, висящей у нее на бедре.
– Спасибо, я обойдусь, – ответил Федька, и на всякий случай отошел подальше от Юли.
– Федька, ты опять мучил бедное животное? – возмущенно спросила Варя.
– И вовсе я его не мучил, – ответил Федька. – Просто проводил эксперимент, хотел проверить, куда девается кот, когда «Сюрприз» закрывается. Я его на руки взял и вынес из «Сюрприза». А он как вырвется, как помчится обратно, только я его и видел. Царапины вот только и остались.
– Экспериментатор, – усмехнулся Витька.
Юля забыла про то, что хотела полечить Федькины царапины, потому что Мишка воскликнул:
– Ребята, я что-то нашел!
В тот же миг центральный экран на пульте управления, уже десять дней показывавший только звезды, засветился, и ребята увидели изображение мужчины, склонившегося над столом. Он задумчиво вертел в руке карандаш. Ребята отчетливо услышали его бормотание:
– Созвездие северного полушария... Так... Девять букв... В середине буква «О»... Кассиопея. Нет, не подходит... А, Андромеда!
– Земля! – воскликнула Юля.
– Ну конечно, Земля! – подхватила Катя.
Человек на экране сразу поднял голову. На его лице сначала отразилось удивление, потом недоверие, и, наконец, радость.
– «Заря»? – спросил он, широко улыбаясь. – Подождите минуточку! – мужчина исчез с экрана, а через мгновение на его месте появился Сергей Сергеевич Филатов, двадцать семь лет назад руководивший подготовкой экипажа к полету.
Последняя связь с Землей была, когда «Заря» только приближалась к цели полета – звезде Альфа Кассиопеи, то есть уже месяц назад.
– Здравствуйте, здравствуйте, ребята, – радостно сказал Сергей Сергеевич. – Как у вас дела?
– У нас все в порядке, – ответил Витя. – Задание выполнено. Мы возвращаемся.
– Я очень рад, – сказал Сергей Сергеевич.
– А у вас... то есть у нас на Земле все хорошо? – спросил Витя.
– На Земле все хорошо, – кивнул Филатов. – Все ваши родные живы и здоровы. А у тебя, Паша, уже семь племянников.
– Передавайте им привет, – сказал Паша, краснея, сам не зная, почему.
– А теперь расскажите об экспедиции, – попросил Филатов.
Экспедиция к Альфа Кассиопее была воплотившейся в жизнь заветной мечтой Вити Середы. Специально для этой экспедиции он сам разработал проект звездолета, развивающего скорость, близкую к скорости света. Полет в оба конца должен был длиться пятьдесят два года, а на Земле за это время должно было пройти больше пятисот лет. Поэтому, чтобы прилететь к Альфа Кассиопее в расцвете жизненных и творческих сил, то есть в возрасте около сорока лет, в экспедицию отправились подростки тринадцати – четырнадцати лет. Витька сам набрал экипаж: Пашку взял потому, что он был его самым лучшим другом, Мишку – из-за его феноменальной памяти, Варю и Юлю – потому что думал, что одна из них на вопрос в записке «А ты полетела бы, ведь это на всю жизнь?» ответила: «С ним полетела бы», Катю выдвинул совет академиков. А Федька пробрался на корабль безбилетником.
Они должны были прилететь к Альфа Кассиопее в возрасте сорока лет, но благодаря случайности и нераскрытым возможностям «Зари» на большую часть пути вообще не затратили времени, а на Земле прошло всего двадцать семь лет. И вот, им только по четырнадцать, а «Заря» уже летит домой.
– Кто будет рассказывать? – спросил Витя, взглянув на ребят, и сам же ответил: – Варя, давай ты.
Он усадил ее в кресло перед экраном, а сам пристроился на подлокотнике. Варя начала рассказ.
Она рассказала, как разведгруппа прилетела на Вариану, как они встретили роботов, но сначала не знали, что это роботы, и что на планете нет ни одного живого существа. И как эти роботы хотели сделать ребят счастливыми, лишив их всех человеческих чувств и качеств – таким было счастье в понимании роботов.
Рассказ был похож на фантастический, но Филатов внимательно и серьезно слушал, и все записывал на магнитофон. Витя, Паша, Миша, Юля и Катя тоже слушали, заново переживая все приключения, случившиеся на Вариане. И только Федька иногда перебивал Варю, чтобы вставить свое замечание. Витя, Паша или Миша грозными взглядами и жестами заставляли его замолчать.
Варя рассказала, как на орбите звездолет встретил обсерваторию, на которой еще оставались люди. Как юный варианин по имени Агапит, рискуя собственной жизнью, помог ребятам обезвредить роботов, и что для этого пришлось взорвать энергетическую станцию планеты.
– Витя, Паша и Агапит нашли вход в энергетическую станцию, нашли пульт управления энергией, – рассказывала Варя. – Они включили подзарядку роботов, надеясь, что те выйдут из строя. Но защитная автоблокировка не дала роботам перегореть: энергия отключилась. Ребята снова вставили ключ управления в гнездо...
– Но ключ не выдержал, он испарился! – вставил-таки Федька, и хотел еще что-то добавить, но девочки зашикали на него, а мальчики пригрозили кулаками.
– Федя, ну, не мешай, я расскажу все сама! – недовольно сказала Варя, взглянув на Федьку.
– Молчу, молчу! – Федька отвернулся к стене.
Ребята на мгновение выпустили центральный экран из вида, а когда повернулись к нему, экран был пуст.
Несколько долгих минут все молчали. Связь прервалась так неожиданно!.. Ребята надеялись, что вот-вот экран снова засветится, и Сергей Сергеевич, извинившись за неожиданный перерыв, скажет: «Продолжайте, продолжайте, пожалуйста». Но экран оставался пустым.
Витя, Паша и Миша попытались восстановить связь, но безуспешно.
– Опять ты, Лоб, все испортил, – мрачно проговорил Паша.
Вместо того чтобы возмутиться: «Ну, а чего опять я-то?», Федя спросил:
– Ребята, неужели мы вот так и полетим до Земли двадцать лет?
Витя хотел язвительно заметить, что не двадцать, а двадцать семь, и что Федьку лететь вообще никто не приглашал, но вдруг Варя сказала тихо:
– Действительно, неужели?..
За время экспедиции ребята крепко сдружились, но кто знает, не затрещит ли дружба по всем швам, когда двадцать семь лет подряд перед глазами будут мелькать одни и те же лица? Витя вдруг подумал, что когда-нибудь ему надоест смотреть на Варю, и по его спине пробежал холодок. Он был уверен, что этого не произойдет никогда, но не хотел допустить даже малейшей возможности того, что Варя ему когда-нибудь разонравится.
– Ребята, я должен подумать, – сказал Витя. – А вы идите пока отдыхать.
– Да че тут думать? – воскликнул Федька. – Давайте, я снова сяду на пульт управления!
– Я вот тебе сяду! – Пашка поднес к Федькиному носу свой увесистый кулак.
Паша хотя и был самым младшим мальчиком в экипаже, зато был самым рослым и сильным. А потому Федька не стал настаивать на своем предложении.
Ребята вышли из командного отсека. Витя остался один. Он сидел и вспоминал космический сбор, на котором он представил на суд одноклассников и приглашенных из Москвы академиков Филатова и Чернышова свой фант-проект полета к Альфа Кассиопее. «Разве мы когда-нибудь сможем преодолеть световой барьер?» – спросил тогда Витя у академиков. Он был уверен, что это невозможно. Но академик Чернышов поколебал его уверенность, сказав, что законы природы можно обойти, и земляне когда-нибудь научатся «прогрызать дырки в пространстве», то есть передвигаться в космосе быстрее света.
«Один раз случайно нам это удалось, так почему бы не сделать это еще раз», – подумал Витя и нажал клавишу общего сбора.
– Ребята, я все обдумал, – сказал он, когда все снова собрались в командном отсеке. – Если резко повернуть рычаг регулировки скорости, возможно, нам удастся снова использовать нераскрытые возможности «Зари».
– Хорошая идея, – сразу согласился Федька, а остальные ребята переглядывались и одобрительно кивали.
– Значит, согласны? – спросил Витя.
Ребята нестройным хором ответили: «Да!», а Федька добавил:
– Ты еще спрашиваешь!
– Ну, тогда всем занять свои места, – приказал Витя. – Объявляю пятиминутную готовность.
Через пять минут экраны связи с биоцентром, медотсеком, геологическим отсеком и «Сюрпризом», где обосновался Федька за неимением собственного отсека, включились, и девочки и Федька по очереди сообщили, что у них все в порядке, и они готовы к эксперименту.
– Ну, поехали, – волнуясь, сказал Витя, взялся за рычаг регулировки скорости и резко повернул его в сторону увеличения.

Витя очнулся и увидел знакомую уже картину колыхающегося, искрящегося движения – предметы вокруг были видны словно в кривом зеркале, которое к тому же качается. Рука все еще держала рычаг регулировки скорости, и Витя медленно потянул его на себя.
На экране зажглась надпись: «Двигатели на торможении». Кривое зеркало постепенно выпрямилось и перестало качаться. Командный отсек принял свои обычные очертания.
Витя откинулся на спинку кресла и несколько минут отдыхал, не в состоянии даже взглянуть на приборы. Когда он открыл глаза, Паша и Миша уже пришли в себя и молча смотрели на боковые экраны. Витя взглянул на один, на другой, включил центральный экран, который тотчас заискрился мириадами звезд.
ЧУЖИХ звезд.
Открылась дверь, и в командный отсек вбежали девочки и Федька. Они тоже уставились на экраны в недоумении и замешательстве.
Наконец, Юля спросила:
– Ребята, а где же Солнце?
– Где же Солнце? – словно эхо, подхватила Катя.
Им никто не ответил.
– Мы что, заблудились? – спросила Варя.
Это было ясно и без вопросов, поэтому Варе никто не ответил.
Где теперь искать родную планету, сколько времени уйдет на ее поиски? Год? Десять лет? А может, они никогда не найдут Землю, и будут вечно скитаться среди чужих звезд? Может, надо было просто лететь до Земли двадцать семь лет и не проводить никаких поспешных рискованных экспериментов?..
Такие мысли завладели всем экипажем. Юля украдкой вытерла слезы. Остальные подавленно молчали.
– Что будем делать, командир? – нарушил молчание Мишка.
Витя не ответил. Он просто не знал ответа на этот вопрос.
– Катя, дай конфетку, – попросил он.
– На, – Катя достала из кармана, всегда наполненного конфетами, ириску, и протянула Вите.
– Дай и мне, – сказал Паша.
Катя дала конфету Паше, а потом и всем остальным раздала по конфете. Весело зашуршали фантики, обстановка чуть-чуть разрядилась. Федька даже улыбнулся: выкрутимся как-нибудь, где наша не пропадала.
– Да не кисните вы, ребята! – сказал он жизнерадостно. – Ничего ужасного не случилось. Мы просто немного не долетели до Солнца. Или чуть-чуть пролетели его, правда, Витька?
– Да, скорее всего, это так, – быстро кивнул Витя, обрадовавшись подсказке.
– Мы же можем определить, где мы находимся? – спросила Катя у Мишки.
– Мы попытаемся, – ответил вместо Миши Витя. – На это уйдет несколько дней.
– Почему так долго? – спросила Юля.
– Нам надо определить ближайшие к нам звезды, – объяснил Витя. – Для этого какое-то время нужно наблюдать их. Потом мы найдем их по звездному каталогу, определим расстояние до них, и таким образом узнаем, где находимся. Когда мы будем знать, где мы, мы узнаем расстояние до Земли. Не будем терять времени, начнем прямо сейчас. Всем занять свои места и заняться работой согласно полетному расписанию.
Но девочки и Федька не успели выйти из командного отсека, остановленные возгласом Мишки:
– Ребята, что это? – он указал на боковой экран.
Все повернулись к экрану, на который смотрел Миша. И увидели на черном небе среди ярких точек звезд маленькую голубую стрелу. Стрела плавно переходила в утолщенные дюзы, из которых вырывался сноп ослепительно голубого света. Справа и слева к стреле были прикреплены четыре ярко-оранжевых шара. Ребята сразу поняли, что это не природное явление, а творение рук разумных существ.
– Это корабль с другой планеты! – радостно воскликнул Федька.
– Ну конечно, корабль, – кивнула Катя.
Уныние тотчас сменилось радостным возбуждением. Ребята сразу забыли о том, что находятся среди чужих звезд и не знают дороги домой. Они с интересом рассматривали инопланетный корабль. Звездолет с другой планеты – именно то, что им сейчас было нужно, чтобы не чувствовать себя одинокими среди бесконечной пустоты космоса.
Звездолет был примерно таких же размеров, как «Заря», и летел в том же направлении, только чуть быстрее. Еще несколько мгновений, и он скроется в неизвестных далях Вселенной... Но ребята заметили, что чужой звездолет вдруг замедлил ход и начал медленно, но верно приближаться.
– Они заметили нас! Они хотят вступить в контакт! – радостно проговорил Витя, не отрывая взгляда от экрана.
– Ой, как чудесно! – Юля захлопала в ладоши.
– Вот теперь мы узнаем, что разумные существа могут быть не похожи на людей! – сказал Мишка, торжествующе взглянув на Катю.
– Посмотрим, – ответила она.
– А вдруг это враги? – нахмурилась Варя.
– Будем надеяться, что нет, – ответил Паша.
– Все по местам, – распорядился Витя. – Включить сигналы доброжелательства. Двигатели на торможение до полной остановки. Мы будем вступать в контакт.
Звездолеты зависли в пространстве в нескольких километрах друг от друга. Экипаж «Зари» снова собрался в командном отсеке. Чужой звездолет посылал сигналы, которые компьютер «Зари» классифицировал, как доброжелательные.
– Вот видишь, никакие они не враги, – радостно сказала Юля Варе.
Витя, Паша и Миша склонились над пультом управления, пытаясь наладить телесвязь с инопланетным кораблем, они надеялись, что инопланетяне тоже пользуются телевидением.
Варя, Юля, Катя и Федя вели себя тихо, чтобы не мешать. Только Федька нетерпеливо вздыхал, считая, что установление контакта слишком затянулось.
Вдруг дверь командного отсека открылась, и ребята услышали знакомый голос:
– Ах, вот вы где! Наконец-то я вас нашел!
– Вы?! – все ребята удивленно повернулись на голос и увидели ИОО, странного человека, который называл себя «исполняющим особые обязанности», и появлялся в самые неожиданные моменты и в самых неожиданных местах. Что за особые обязанности он исполняет, ребята не знали, а он не объяснял, но появлялся ИОО всегда вовремя.
– Как вы здесь оказались? – спросила Катя.
– По долгу службы, – ответил ИОО и добавил: – А вот как вы оказались в этом еще неизученном землянами районе Галактики?
– Да мы не знаем, где находимся, – беспечно проговорил Федька.
– А Вы можете нам сказать, где мы сейчас? – спросила Юля.
– Конечно, могу. Я для этого сюда и прибыл, – ответил ИОО. – Вы в созвездии Андромеды.
– В созвездии Андромеды? Не может быть! – не поверил Мишка. – Мы же летели к Солнцу! Мы не долетели до него, или пролетели. Как мы могли оказаться в созвездии Андромеды? Она же рядом с Кассиопеей на звездной карте, если мне память не изменяет, а она никогда мне не изменяет!
– Я и не думал сомневаться в Вашей феноменальной памяти, уважаемый Михаил Васильевич, – любезно улыбнулся ИОО. – Но Вы не учли, что пространство-время искривлено, и кратчайший путь от одной точки до другой не есть прямая линия.
– Какой я идиот! – прошептал Витька, откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза.
ИОО подошел к пульту управления и нажал несколько клавиш.
– Я ввел в компьютер звездолета координаты Земли, – сказал он.
– А далеко она сейчас? – с волнением спросила Юля.
– Что-то около сорока девяти световых лет, – ответил ИОО. – Или четырнадцать парсеков.
– Со скоростью, близкой к световой, мы потратим на путь до Земли всего пять лет, – быстро подсчитал Миша. – А на Земле пройдет пятьдесят, или чуть больше.
– Все же это не двадцать семь, – заметила Варя.
– А сколько лет прошло на Земле со времени нашей последней связи? – спросила Катя.
– Двадцать три года, – ответил ИОО. – Сейчас на Земле 2031 год.
– Значит, когда мы прилетим на Землю, там будет уже конец двадцать первого века, – заметил Пашка.
– Да, это так, – согласился ИОО.
Разговаривая с ИОО, ребята отвлеклись от экрана связи и не заметили, в какой момент времени на нем появилось изображение.
– Ребята, вот они! – вдруг воскликнула Юля, и все повернулись к экрану.
– Что ж, не буду вам мешать, – сказал ИОО и попятился к двери. Ребята, увлеченно смотревшие на экран связи, даже не заметили, как он ушел.
На экране ребята увидели полукруглое помещение в фиолетово-лиловых тонах, а в нем шестерых инопланетян. Хотя изображение было нечетким, все же можно было разглядеть, что это люди, как две капли воды похожие на землян. Трое инопланетян были ближе к экрану, очевидно, они сидели за пультом управления, и, склонившись над приборными панелями, тоже пытались установить связь.
– Ура! – радостно закричал Федька и замахал руками.
Инопланетяне ничего не ответили на восторженные Федькины жесты – очевидно, связь пока была односторонняя.
– Люди. Такие же, как и мы, – сказала Юля.
– А ты не верил, что люди могут быть только такими, как мы, – сказала Катя Мишке.
– Если бы они были непохожи на нас, это были бы уже не люди, а просто разумные существа, – невозмутимо ответил Миша.
– Мишка, ты невыносим! – сказала Катя и отвернулась.
Витя, Паша и Миша продолжали настраивать телесвязь. И хотя изображение на экране улучшилось лишь чуть-чуть, стало ясно, что инопланетяне увидели землян на своем экране, потому что радостно заулыбались, стали хлопать друг друга по плечам, махать руками и что-то говорить, только голосов не было слышно.
– Мишка, а звук?! – возмутился Федька.
– Сейчас будет, – ответил Мишка, повернул какой-то рычажок на пульте, и экран перестал быть безмолвным.
– Федька, смыслоуловитель, быстрее! – скомандовал Витя.
Федька слетал за прибором за пять секунд.
Смыслоуловитель был изобретен на Земле специально для экспедиции к Альфа Кассиопее, чтобы у космолетчиков не возникло проблем при встрече с разумными существами с совершенно иной языковой формой общения. Этот прибор мог переводить с любого языка, даже с языков животных. На Вариане, например, средством общения был свист, и смыслоуловители отлично справлялись с переводом.
Инопланетянин, который сидел ближе всех к экрану, командирским жестом призвал свой экипаж к тишине и, повернувшись к экрану, произнес звонкую и мелодичную фразу:
– Аллисан, каори ани арфаэн!
– Здравствуйте, братья по разуму! – перевел смыслоуловитель.
– И мы приветствуем вас, от имени землян. Мы очень рады встрече с вами, – сказал Витя в ответ, а прибор, похожий на смыслоуловитель, в корабле инопланетян перевел его фразу на их язык.
– Ой, у них тоже есть смыслоуловители! – шепотом восхитилась Катя.
– Юль, смотри, по-моему, они наши ровесники, – шепнула Катя Юле, увидев бантики на волосах девочек, стоявших в глубине помещения на чужом звездолете.
– Вполне возможно, – согласилась Юля. – Вон у той девочки хвостики, как у меня.
Федька, услышав разговор девочек, возразил:
– А, может, у них на планете взрослые с такими прическами ходят. Вы думаете, почему варианцы приняли нас за взрослых? Да потому, что у их детей волосы начинают расти с шестнадцати лет, а у нас уже есть волосы. Так что о возрасте этих инопланетян мы судить не можем – это величина относительная.
– А ведь Федька прав, – вступила в разговор Варя. – Они могут оказаться взрослыми, хотя выглядят как дети.
– Что ж, постараемся вести себя, как взрослые, – сказал Витя.
– Как на Вариане, – добавила Катя.
Командир инопланетян снова что-то сказал на своем языке, смыслоуловитель перевел:
– А теперь давайте познакомимся. Меня зовут Дод Ллойд. Я командир экипажа.
Он придвинулся ближе к экрану, и ребята смогли рассмотреть инопланетянина. Это был мальчик лет тринадцати – четырнадцати на вид, невысокого роста, с темно-русыми волосами, серьезными серыми глазами, прямым носом и чуть полноватыми губами. Одет он был в комбинезон фиолетового цвета.
Дод отступил в глубину отсека, освободив место для другого члена экипажа, и к экрану подошел мальчик в светло-коричневом комбинезоне. Волосы у него были русые, гладко причесанные, зеленые глаза и мягкий, округлый овал лица, как у девчонки. Но больше ничем на девочку он не был похож. Этот мальчик на полголовы был выше первого и шире в плечах.
– Редд Гард, первый пилот, – представился он и отошел, а его место занял третий мальчик.
– Хорел Коруб, второй пилот.
Он был в красном комбинезоне, чуть пониже второго мальчика, русоволосый и кареглазый, а нос – картошкой. Если бы встреча с ним произошла не в неизвестных космических далях, а где-нибудь на улице Калуги или Москвы, никто бы просто не поверил, что этот мальчишка – инопланетянин.
Потом к экрану подошла девочка в светло-бирюзовом комбинезоне, маленькая, худенькая, с большими серыми глазами и черными волосами, завязанными в два хвостика бирюзовыми ленточками.
– Юна Эжет, медик, – представилась она.
– Келле Вилль, астроном, – представилась вторая девочка.
Она была в комбинезоне цвета морской волны. Светлые волосы коротко подстрижены, почти как у мальчика. Голубые глаза и вздернутый нос.
– Верда Неруд, биолог, – к экрану шагнула третья девочка с белым бантом в каштановых кудрях, кареглазая, с длинными ресницами и точеным носом, красивая, как…
– Ребята, да это же Варька! – изумленно проговорил Федька, оглянувшись на Варю.
Удивленная не меньше Федьки и остальных ребят, Варя подошла к экрану. Девочка в инопланетном корабле тоже удивленно вскинула брови. Несколько долгих мгновений Варя и Верда рассматривали друг друга, словно в зеркале, а потом обе счастливо рассмеялись. Они были похожи, словно близнецы, и даже бантики в волосах были практически одинаковые. Только Варя была в светло-оранжевом полетном костюме, а Верда – в лиловом комбинезоне.
– А меня зовут Варя Кутейщикова, я экзобиолог, – представилась Варя.
Потом представились и остальные члены экипажа «Зари»:
– Юля Сорокина, космоврач.
Инопланетяне увидели на своем экране связи черноволосую, темноглазую девочку небольшого роста, которую все в школе считали «гадким утенком», но, тем не менее, Пашка считал, что она «ничего», и в будущем, возможно, станет красавицей. Любимый цвет Юли был розовый, поэтому ее полетный костюм был светло-розовый.
– Катя Панферова, геолог-планетолог.
Катя шагнула к экрану. Это была белокурая, с длинными косами, голубоглазая, улыбчивая девочка, чья улыбка могла очаровать не только Мишку. Она носила костюм салатного цвета.
– Федор Лобанов, – к экрану подошел Федька – огненно-рыжий, зеленоглазый, длинный и нескладный, сообразно своей непоседливой натуре выбравший для полетного костюма яркий оранжевый цвет. Свою должность он не назвал, потому что ее не было, пассажиром Федька называться не хотел, а безбилетником – было стыдно.
– Михаил Копаныгин, бортинженер.
Федю сменил на экране Миша – синеглазый, с густой черной шевелюрой, красавчик, фотогеничности которого могла позавидовать любая звезда Голливуда. Синий цвет его костюма так же соответствовал его серьезному характеру.
– Павел Козелков, первый пилот, – на экране инопланетного звездолета появился Паша – высокий, сильный, с мужественными чертами лица первопроходца космоса, черноволосый и кареглазый, в костюме веселого желтого цвета, хотя цвет его костюма уже не раз становился предметом Федькиных насмешек.
– Виктор Середа, капитан корабля и командир экипажа.
Последним к экрану подошел Витя – темноволосый, сероглазый и очень обыкновенный, однако мечтающий о том, чтобы красавица Варя обратила на него свое внимание. Но, несмотря на ничем не примечательную внешность и скромный бежевый цвет своего полетного костюма, Витя имел в экипаже непререкаемый авторитет.
– А теперь, чтобы познакомиться поближе, мы приглашаем вас к нам на корабль в гости, – сказала Варя, когда представление состоялось.
– Мы с радостью принимаем ваше предложение, – ответил Дод.

Вскоре Юля и Катя встретили в шлюзовом отсеке оранжевый шар – своеобразную капсулу инопланетян. Девочки проводили гостей в «Сюрприз», где ребята смоделировали цветущий сад, свое любимое место отдыха. На лужайке в центре сада стояли плетеные кресла и столик. Хозяева и гости сели в кресла вокруг стола.
– А у вас красиво, – сказала Верда, осматриваясь вокруг.
Смыслоуловитель перевел ее слова, и Витя начал объяснять:
– Это – наша планета. Это сад Земли. Это деревья, листья, цветы, а из цветов потом будут вкусные плоды. Мы называем их яблоки, груши, сливы...
Смыслоуловитель перевел объяснения Вити на язык гостей.
– На нашей на планете тоже есть сады, – сказала Келле.
Смыслоуловитель перевел.
– И деревья, и цветы тоже есть, – добавила Юна.
Смыслоуловитель снова перевел. Несмотря на свою очевидную полезность, прибор-переводчик, сильно затруднял беседу, и Федя предложил:
– А давайте-ка попробуем варианский способ изучения языка.
– Давайте, – сразу согласилась Катя.
Витя объяснил инопланетянам, как нужно открыть мозг к познанию, потом прослушать словарный состав языка и его правила. У инопланетян были свои смыслоуловители, поэтому экипажи решили научиться языку друг друга.
Когда через полчаса Хорел поднял голову и произнес на чистом русском языке:
– Здорово! Классно! Блеск! – Катя и Келле радостно воскликнули:
– Получилось!
Катя чуть было по-детски не захлопала в ладоши, но вовремя опомнилась и приняла серьезный вид.
Несколько минут земляне и инопланетяне оживленно разговаривали на двух языках, делясь впечатлениями о чудесном способе усвоения языков, а потом Дод сказал:
– Давайте все же говорить на каком-нибудь одном языке. Будет справедливо, если мы будем говорить на языке хозяев звездолета.
Все согласились, и Дод попросил:
– Расскажите нам о вашей планете и о цели вашей экспедиции.
– Наша планета называется Земля, – начал рассказывать Витя. – Цивилизация на земле зародилась около двух миллионов лет назад. Населена наша планета разными народами и множеством животных и растений. В большой космос мы вышли совсем недавно, нет еще и ста лет. Собственно, наша экспедиция является первым межзвездным перелетом. Целью нашего полета являлась звезда Альфа Кассиопеи, у которой есть населенная планета. Мы услышали их зов о помощи, и не могли оставаться безучастными. Для этой экспедиции был изобретен наш корабль, развивающий скорость, близкую к скорости света. Как оказалось, на планете у Альфа Кассиопеи случилась катастрофа: планету заполонили роботы, практически истребив всех людей. Лишь несколько тысяч человек остались на орбитальной обсерватории, до которой роботы не могли добраться.
– Вы помогли этим людям? – спросила Юна с волнением в голосе.
– Ну, а как же!.. – воодушевленно начал Федька, но Варя его остановила:
– Федя, я расскажу. А ты не перебивай меня, как в прошлый раз.
Варя снова пересказала историю их приключений на Вариане, а Витя закончил:
– Мы уже возвращались домой, когда заметили ваш корабль.
– А теперь вы расскажите о своей планете и о цели вашей экспедиции, – предложила Варя.
– Мы прилетели, – начал Дод, – чтобы установить контакт с разумными существами галактики, соседней с нашей...
– Так вы из другой галактики?! – изумленно воскликнул Федька. – Вот это да! Отпад! Да это же...
– Федя! – одернула Юля Федьку.
Он сразу понял, что ведет себя совсем не как взрослый, и замолчал.
– Да, мы прилетели из другой галактики, – подтвердил Дод. – Планета наша называется Афра...
– Земля, – перевела Катя восторженным шепотом, а Дод продолжал:
– Афра уже семь столетий является единым государством, хотя на нашей планете тоже много разных народов. Уже четыре столетия назад мы вышли в космос, и триста лет, как наши корабли бороздят галактику. Мы установили контакт с девятью планетами нашей галактики и объединились с ними в Великое Кольцо дружбы. Мы ведем планомерное изучение нашей Галактики, а цель этой экспедиции – дальняя разведка. Мы должны установить наличие разумной жизни в соседних галактиках, и уровень ее развития. Одновременно с нами в разные галактики улетели еще девятнадцать экспедиций. Мы выбрали вашу галактику, потому что она очень похожа на нашу.
– Как Варя и Верда, – добавила Юна.
– Так вы, наверное, из Туманности Андромеды? – предположил Мишка. – Но до нее два миллиона световых лет! Сколько же лет вы потратили на перелет от одной галактики до другой?
– Да, отсюда до нашей Галактики примерно два миллиона световых лет, – кивнул Дод и добавил: – А на перелет мы потратили сто лет, так как наш корабль может развивать скорость в двадцать тысяч скоростей света. Все это время мы находились в камере анабиоза, и для нас не прошло ни одной минуты. А в состоянии анабиоза человек может выдержать любое ускорение.
– Значит, вы точно из Туманности Андромеды, – заключил Федя.
– Не обязательно, – возразил Паша. – Афрянские световые года могут не совпадать с земными.
– Давайте сверим время, – предложил Хорел.
Хорел и Миша положили рядом свои часы, которые оказались идентичны почти во всем: циферблат был разделен на двенадцать частей, имелось три стрелки, вращающиеся по кругу слева направо. Различались только цифры. И что же? Секундные стрелки часов сделали круг так синхронно, словно тоже были близнецами!
– Потрясно! – восхитился Федька.
– Лоб, еще одно подобное выражение, и я попрошу Юлю заклеить тебе рот пластырем, – тихо, с ласковой улыбкой на лице, но грозным тоном сказал Витька Федьке.
– Минуты абсолютно одинаковы! – констатировал Мишка.
– Наш час состоит из шестидесяти минут, а сутки – из двадцати четырех часов, – сообщил Редд.
– Вот чудеса! И у нас тоже! – воскликнула Катя.
– Период обращения Афры вокруг Солнца – триста шестьдесят пять суток, пять часов, сорок девять минут, – продолжил Дод.
– И у нас, – сказал Витя.
– Значит, время у вас идет так же, как у нас, – заключил Паша.
– И ваши световые года равны нашим, – добавил Миша.
– И, значит, мы прилетели из галактики, которую вы называете Туманностью Андромеды, – заключила Верда.

 

  
Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ]  

 

 


Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2017 Otroki.DRUiD.RU