Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта




Надо просто выучиться ждать...

Надо только выучиться ждать,
Hадо быть спокойным и упрямым,
Чтоб порой от жизни получать,
Радости скупые телеграммы...
1


Звездный Городок, Московская область 
Центр Подготовки Космонавтов 
23 мая 1973 года
 

     Они заметили Милку, только когда она вышла из-за живой изгороди и сказала робко:
     - Витя...
     Павел сразу повернулся и начал смотреть на небо - ему было жалко Милку, да и не хотел он в очередной раз смотреть, как Середа будет вынужден отказать ей. Виктор тяжело вздохнул и спросил:
     - Опять пришла?
     - Пришла... - ответила девушка тихо.
     - Я же сказал тебе - не приходи, - резко сказал Виктор. - Всё равно ничего не выйдет.
     Он сразу же пожалел о своей резкости, хотел добавить что-то утешительное, но Милка сказала:
     - Я вчера получила второй разряд по художественной гимнастике. Я могу не есть два дня, я проверяла себя. Неужели ты не понимаешь... я должна лететь! Должна!
     - Да я ничего не могу сделать! - воскликнул Виктор раздраженно. - Команда отобрана, утверждена. Не приходи сюда больше. Поняла?
     Он уже не пытался скрывать своё раздражение. Разве она не видит, что он действительно не сможет ничего сделать? В отборе не он один голосовал против, а даже если пришлось бы решать в одиночку - всё-таки, Варька ему ближе, чем Милка... Да и мест на корабле лишь шесть, так что поделать...
     - Но я должна им помочь! - не отступала Милка.
     - Кому? - удивился Павел.
     - Инопланетянам, - с досадой пояснил Виктор. - Идём.
     Однако, угрызения совести не давали ему покоя, так что он ещё раз оглянулся и сказал, уже более мягко:
     - Извини. Я ничего не могу сделать...
     И они ушли, о чем-то тихо переговариваясь. Милка долго смотрела им вслед, затем села на небольшой скамейке у входа в ЦПК и засмотрелась в голубое небо.
     "Всё кончено", - подумала она. "Они скоро улетят, а я... я останусь здесь. Сама виновата - надо было раньше пойти к Филатову, а не в последний момент. Может быть, тогда у меня был бы шанс..."
     "Нет, шансов не было никогда", - отозвался в голове другой голос. - "У Витьки есть только одна любовь - Варя. Даже если Филатов одобрил бы твою кандидатуру, остальные члены комиссии были бы против, чтобы не портить отношений на борту. Да и у самого Витьки было право голоса, так что..."
     "Замолчи!"
     Милка закрыла лицо ладонями, стараясь сдержать слёзы, которые всё-таки потекли по щекам. Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, - и тут же вскочила на ноги.
     Рядом с ней стоял незнакомый мужчина, очень похожий на Иннокентия Смоктуновского. Он галантно поклонился и протянул ей руку.
     - Здравствуйте, Людмила Викторовна, - сказал он. - Позвольте представиться - Исполняющий Особые Обязанности. Можете называть меня просто И.О.О.
     Девушка машинально пожала ему руку и так же машинально подумала, что голос у странного незнакомца очень приятный.
     - Давайте сядем, - продолжал незнакомец. - Нам надо поговорить, Людмила Викторовна.
     Милка вдруг почувствовала, что терпение у неё кончилось. Сначала Витька с этим его "не приходи сюда больше", а теперь какой-то странный человек величает её по имени-отчеству...
     - Не называйте меня так, мне только четырнадцать, все зовут меня просто Мила! - сказала она немного повышенным голосом. - И кто вы вообще такой? Что за И.О.О?
     - Людмила, да успокойтесь вы, пожалуйста, - незнакомец уступил лишь наполовину, так как говорить ей "вы" он не перестал. - Я сказал - Исполняющий Особые Обязанности. К сожалению, своё имя и отчество, а тем более фамилию, я назвать не могу по долгу службы. А поговорить нам действительно надо. Поверьте мне - вам от этого станет только легче.
     Милка присела на самый краешек скамейки, с недоверием глядя на И.О.О. Тот улыбнулся ей и удобно расположился рядом.
     - А вы очень похожи на одного известного актёра... - сказала вдруг девушка, сама не зная, почему. И.О.О. улыбнулся ещё шире.
     - Спасибо, - ответил он скромно. - Мне уже говорили об этом. Согласно некоторым теориям, у каждого из нас есть двойник. Но я бы хотел поговорить с вами о другом, более важном деле.
     Милка вдруг вспомнила - этот человек сидел в углу зала во время её собеседования с Филатовым и Золотарёвым. Сидел и просто слушал, как она говорила им о своём предчувствии после того, как услышала сигнал из Кассиопеи.
     - Вы тогда были на моём собеседовании с академиками, - сказала она неуверенно, - но не сказали ни словечка.
     - Да, но я очень внимательно слушал, - кивнул И.О.О. - И мне понравилась ваша уверенность, с которой вы высказали свои выводы.
     - Какие ещё выводы... - Милка пожала плечами. Она вдруг почувствовала усталость, ей захотелось подняться и просто уйти, куда глаза глядят. - Это были лишь догадки, уважаемый И.О.О. Предчувствия наивной девочки. Если бы это были настоящие выводы, тогда Сергей Сергеевич, наверное, зачислил бы меня хотя бы в "большой список" для отбора. А я знаю, что меня исключили уже в первом голосовании...
     - Людмила, вы удивитесь, но Сергей Сергеевич голосовал "за". Кстати, предчувствия - это тоже очень важно, поверьте мне. В таком полёте они иногда очень даже полезны.
     И.О.О. вдруг замолчал, по его лицу пробежала тень - по крайней мере Милке так показалось. Или это просто небольшая тучка на несколько секунд закрыла солнце...
     - Я вынужден признаться вам, что голосовал "против", - сказал тихо И.О.О. - Боюсь, именно мой голос был решающим. И я бы хотел сказать вам, почему сделал именно так.
     Милка уставилась на него, не в силах произнести ни слова. Вот он, виновник! И он ещё посмел прийти поговорить?
     - Да я знаю, почему, - сказала она ехидно. Собственный голос казался ей далёким и чужим. - Мест только шесть, и Витька ведь Варьку любит. Вот и всё.
     - Да уж, если всё было бы так просто... - вздохнул И.О.О. - Но нет, на самом деле всё сложнее.
     Он поднялся и жестом попросил её продолжать сидеть. Милка терпеливо ждала, пока он прохаживался туда и обратно перед скамейкой.
     - Людмила Викторовна, я знаю, что вам будет трудно в это поверить, - сказал, наконец, И.О.О, - но ваше место в проекте "ЗАРЯ" именно здесь. То есть - на Земле. Я пока не могу вам сказать, почему. Но поверьте мне - это очень важно.
     Милке вдруг захотелось ущипнуть себя. Эта сцена была настолько нереальной, что казалась сном. С другой стороны - она очень хотела, чтобы этот сон продолжался.
     - Я знаю, что вы сейчас очень разочарованы, Людмила, - тем временем продолжал И.О.О, - потому я хочу сказать вам, что число мест и любовь Виктора Даниловича к Варваре Петровне - не единственные препятствия. Вы бы не полетели так или иначе - во-первых, вы бы не прошли медосмотр, так как у вас есть проблемы с давлением. Это не мешает вам в жизни на Земле, а вот в космосе - дело другое... Есть ещё другие мелочи, из-за которых медосмотр вы бы не прошли, уж поверьте мне на слово, пожалуйста.
     Милка который уже раз удивилась так, что не нашла слов, чтобы спросить хотя бы, откуда этот странный тип знает столько про её здоровье и пригодность к космическим полётам. Она лишь закусила губу и решила уже ничему не удивляться.
     - Во-вторых, и это не менее важно, - ваши родители не согласились бы, - в голосе И.О.О. прозвучали нотки сочувствия, но эти слова вонзились в сердце Милки, как ледяная иголка.
     "Он прав", - подумала девушка, чувствуя, как в горле растёт колючий клубочек. - "Он очень прав. Папа, может быть, понял бы, но мама... она ни за что не отпустила бы меня. И мне было бы ещё тяжелее. Почему я до сих пор не думала об этом?!"
     - Потому, что вы слишком сильно хотели лететь, Людмила, - сказал И.О.О. тихо. Он снова сидел рядом с ней, его пальцы на мгновение коснулись её руки. Милка почувствовала, как это прикосновение дарит ей спокойствие. Она не чувствовала такого уже много дней.
     - Вы ещё и телепат, что ли? - спросила она спокойно. И.О.О. легонько улыбнулся в ответ.
     - Только по долгу службы. К тому же, я, скорее всего, телеэмпат.
     Милка ответила ему улыбкой, затем решилась спросить:
     - Так что же мне теперь делать? Можете что-нибудь посоветовать?
     - Прежде всего - продолжать учёбу и не страдать из-за заветных мечтаний, которые не хотят сбываться, - ответил И.О.О. - И продолжать мечтать. Ибо мечта - это улыбка надежды. И даже если не все мечты сбываются - они помогают нам двигаться вперёд. И у вас, Людмила, должны быть мечты, всегда. И предчувствия тоже.
     Он замолчал - и Милке второй раз показалось, что по его лицу снова пробежала тень. Но И.О.О. сразу же улыбнулся и странное впечатление исчезло.
     - Я всё-таки скажу вам больше, чем положено, - сказал он мягко. - Это будет мой вам личный совет. Сразу после школы поступайте в Горьковский Государственный Университет, на радиофизический факультет. А после выпуска — нет, лучше во время учёбы - позвоните Сергею Сергеевичу. Я гарантирую вам, Людмила Викторовна - он очень обрадуется.
     - Это... это как? - Милка забыла о своём решении ничему больше не удивляться. - Я же хотела... я не смогу...
     - Да успокойтесь вы, Людмила Викторовна, - в глазах И.О.О. плясали весёлые искорки. - Я уверен, что вы без проблем пройдете вступительные экзамены. Я же хорошо знаю, что вы - второй математик в классе, сразу же после Виктора Даниловича. По физике, кстати, вы тоже в первой тройке. Правда, вы почему-то хорошо притворяетесь среднячком, не показываете миру всех своих возможностей. Но я знаю, что вы во время последних каникул прошли математические курсы Калужского университета, и что преподаватели были в восторге от вас. Я верно догадался, что вы на самом деле хотели поступать к ним, на кафедру физики и математики?
     - Вы не догадывались, вы просто всё это хорошо знали, - сказала Милка устало. - Ладно, я всё-таки спрошу - откуда?
     - Мне положено всё это знать по долгу службы, - скромно улыбнулся И.О.О. 


Москва, р-н Северное Тушино, 
Центр Управления Полётом Космолёта "ЗАРЯ" 
3 апреля 1979 года, 14:20 МСК
 

     - Как это случилось, Сергей Сергеевич?
     - Я не знаю, Мила, - ответил Филатов. - Никто не знает. Они буквально мгновенно исчезли из евклидова пространства, вот что я могу тебе сказать точно.
     Они гуляли по Алёшкинскому лесопарку, на окраине которого находился Центр. День был относительно тёплым и солнечным, но ветреным - тучи быстро плыли по синему небу, вызывая сложную игру света и теней среди деревьев. В воздухе уже хорошо чувствовалась наступающая весна.
     - Мы получали от них регулярные телеметрические данные, четыре раза в сутки, - продолжил Филатов. – Это, прежде всего, ориентировка корабля в соответствии к базисным эфемеридам, его общее техническое состояние, а также короткая сводка о состоянии здоровья экипажа. В последней зарегистрированной нами передаче всё было почти в норме.
     - Как это "почти в норме"? - удивилась Милка. - Были какие-то технические проблемы?
     - Нет, корабль как раз был в полном порядке, - ответил Филатов. - Зато Лобанов умудрился получить порядочную дозу радиации. Я не знаю, как он это сделал, но в докладе было указано, что его жизни ничего не угрожает, и что он находится в медотсеке.
     - У Лобанова редкий талант попадать в нештатные ситуации, - сказала Милка задумчиво. - Сергей Сергеевич, а вы не допускаете мысль, что именно радиация стала причиной исчезновения "ЗАРИ"?
     - Нет, Мила, это маловероятно, - махнул рукой Филатов. - Во-первых, дозу получил лишь Лобанов, во-вторых, состояние корабля было отмечено как "Хорошее". Возможно, наш Федя что-то ремонтировал снаружи - в одном из прежних докладов "ЗАРЯ" сообщала о проблемах с вспомогательной антенной противометеоритного сканера. В последнем рапорте всё было уже в порядке.
     - Или, скорее всего, он устроил самостоятельную вылазку, причем в самое неподходящее время, - пробурчала Милка. - Он в этом настоящий мастер.
     Она не очень любила Лобанова, который в школе часто насмехался и подшучивал над нею.
     Филатов легонько улыбнулся.
     - Не надо недооценивать талантов нашего Фёдора Николаевича, - сказал он мягко. - Раз ему удалось попасть на борт и улететь - значит, он им там нужен и полезен, несмотря на обстоятельства.
     "Я тоже была бы им нужна", - подумала Милка, но промолчала. Она не хотела дополнительно огорчать Филатова, который выглядел очень усталым. Девушка только теперь увидела тонкие нити седины в его волосах и новые морщинки на лице и подумала, что за эти две недели академик постарел на несколько лет.
     - Давайте присядем на скамейку, Сергей Сергеевич, - сказала она.
     Какое-то время они сидели молча. Филатов закрыл глаза, наслаждаясь теплом весеннего солнца. Ветер совсем прогнал тучи, небо было бледно-голубым - как обычно в начале апреля. Дрозды в кронах деревьев лениво пересвистивались.
     - Сергей Сергеевич, а что сказал И.О.О? - спросила наконец Милка. Филатов вздрогнул, будто просыпаясь, и пожал плечами.
     - Да ничего он не сказал, кроме того, что радиоперехват с нашей стороны работает нормально. Хотя, конечно... никакой это не радиоперехват. Мы по привычке так называем иногда этот канал связи.
     - Сергей Сергеевич, скажите, пожалуйста, как это вообще возможно? - Милка решила задать волнующий с давних пор вопрос. - Я же знаю, что обычная радиосвязь оборвалась сразу же после разгона "ЗАРИ" до расчётной скорости 0,99 скорости света. Вы поясняли это релятивистским замедлением времени и ещё несколькими эффектами. Теперь между ними и Землей ещё и несколько световых лет - и, несмотря на всё это, вы получали от "ЗАРИ" телеметрию и доклады о состоянии. Регулярно, четыре раза в сутки, с опозданием лишь в несколько минут.
     Филатов устало потер виски, затем грустно улыбнулся.
     - Мила, я сам хотел бы знать. Академик Золотарёв вообще сказал, что отдал бы десять лет жизни, чтобы узнать тайну "оранжевого ящика", как мы между собой называем это устройство.
     - Так это не он его создал? - удивилась Милка. - Я всегда думала, что...
     - Да нет, не он, и вообще никто из нас, - Филатов покачал головой. - И.О.О. принёс этот ящик, за четыре дня до старта "ЗАРИ". Точнее, он принес два таких ящика и лично установил их - один в Центре, второй на борту корабля.
     - И вы даже не спросили, что это такое?!
     - Конечно, спросили, - Филатов развел руками. - Александр Львович вообще хотел устроить ему настоящий допрос, но И.О.О. сказал только "Я не в силах объяснить вам принципы действия этого канала связи. Простите, но у меня не хватит слов, а у вас знаний, господа. Но поверьте мне - это обеспечит вам связь с кораблём на всё время полёта. Правда, одностороннюю, без возможности поговорить с ребятами. Зато у вас всегда будет полная телеметрия и основные данные о состоянии корабля и экипажа". А на остальные вопросы он уже отвечал стандартно.
     - Дайте я угадаю - по долгу службы? - засмеялась Милка.
     - Вот именно, - кивнул Филатов. - В переводе на стандартный русский - "и больше не спрашивайте".
     - Сергей Сергеевич... а кто такой И.О.О. на самом деле? - Милка решила ковать железо, пока горячо. - Почему никто не удивлён, когда он появляется? И почему все верят ему безусловно?
     - Хорошие вопросы, дорогая. - Филатов сдержанно улыбнулся. - Знаешь, я всегда хотел спросить его об этом. И каждый раз, когда пытался, я не мог найти нужных слов. А даже если находил - ответ был всегда тот же.
     Филатов поднялся, подошёл к ближайшему дереву и внимательно оглядел ветки.
     - Скоро уже листья будут, - сказал он. - Обожаю весну, особенно после длинной и снежной зимы. Тогда была такая же красивая весна...
     Он снова сел рядом и задумался. Милка не торопила его, думая о том же, что случилось почти шесть лет назад.
     - Если честно, я не знаю, кто такой И.О.О, - сказал наконец академик. - Он появился почти в самом начале проекта, на одном из наших первых заседаний. Сначала мы очень удивились, но он очень быстро завоевал наше доверие, тем более что надежно решал самые трудные проблемы. В итоге даже академик Курочкин не задавал ему лишних вопросов — а ты же знаешь, какой он недоверчивый. К тому же, с момента появления И.О.О. проект начал продвигаться с удивительной скоростью.
     - Вы не думаете, что он - инопланетянин? - спросила Милка тихо.
     - Это было бы слишком просто, дорогая, - Филатов отрицательно покачал головой. - Лично я считаю, что он - пришелец из будущего, возможно, не из нашей временной линии. А вот академик Золотарёв считает, что И.О.О. - учёный из параллельной вселенной. Причем все мы согласны, что он - не в настоящем своём облике. То, что мы видим - всего лишь проекция, причем довольно сложная.
     Филатов улыбнулся Милке, которая смотрела на него круглыми глазами.
     - Да не принимай ты всё это близко к сердцу, Милочка, - сказал он. - Так или иначе, мы никогда ничего не узнаем про настоящую сущность И.О.О, если он сам не захочет об этом рассказать. Да и не надо нам знать всего этого. Он нам во многом очень помог, так что эта чуточка тайны и, не побоюсь этого слова, даже мистики, нам никак не мешает. Я только надеюсь, что он скоро вернётся и объяснит нам, что на самом деле случилось. Я не видел его с того вечера, когда исчезла "ЗАРЯ".
     Милка неуверенно кивнула. Она понимала, что следующий вопрос прозвучит глупо и по-детски наивно, и что ответа, скорее всего, не будет, но всё-таки спросила:
     - Сергей Сергеевич... что же будет с ребятами? Они найдутся?
     - Я пока не знаю, Милочка, - вздохнул тяжело Филатов. - Но одно знаю точно — мы будем искать, ждать и надеяться, что когда-нибудь «ЗАРЯ» выйдет на связь. Я чувствую, что они есть где-то там, живые и невредимые. А нам надо просто научиться ждать, вот и всё. По крайней мере, дежурств мы, конечно, не отменяем, остальную работу тоже будем продолжать.
     Академик поднялся и протянул Милке руку.
     - А теперь давай пойдём в мой кабинет, чаю выпьем. И ты расскажешь мне, как у тебя дела. Ты уже выбрала тему выпускной дипломной работы?
     - Конечно, - улыбнулась Милка. - И я уже почти её написала. Тема такая - "Возможности и перспективы использования наземных радиоастрономических комплексов для радиоперехвата искусственных сигналов и осуществления связи с иными цивилизациями".
     - Ай, какая ты молодец! - искренне обрадовался Филатов. - Наш человек! А кто там твой научный руководитель?
     - Доктор наук Раинин, Владимир Алексеевич, - ответила Милка. - Правда, он сказал, что в будущем большое значение будут иметь спутниковые комплексы, но потом передумал и согласился со мной, что в наше время лучше сосредоточиться на наземных радиотелескопах.
     - Очень правильное решение, - кивнул Филатов. - Надо же что-нибудь оставить будущему поколению. А Владимиру Алексеевичу передавай привет от меня. И скажи ему, пожалуйста, чтобы не смел тебя задерживать.. Горький, конечно, красивый город, но я жду тебя здесь - сразу же после выпуска. Не забывайте об этом, Людмила Викторовна.
     - Не забуду, Сергей Сергеевич, - Милка взяла его под руку, и они направились к зданию Центра. - Я уже не могу дождаться лета. 


Москва, р-н Северное Тушино, 
ЖК для сотрудников НИИ Космических Сверхдальних Полётов РАН 
2 июня 2000 года, 09:35 МСК
 

     Мобильник позвонил, когда Людмила с детьми уже собирались выходить из дома. Она посмотрела на экран — вызов был от дежурного НИИ КСП.
     - Мама, не бери трубку, - сказал Витя умоляюще. - У нас же выходной, ты обещала съездить с нами на ВДНХ и в Музей Космонавтики...
     У Людмилы мелькнула мысль, что сын прав. Ей вдруг захотелось оставить мобильник дома и уйти на весь день с детьми, не мороча себе голову рабочими проблемами — тем более что это были её первые длинные выходные за несколько месяцев. Однако чувство долга победило.
     - Вить, Варя, простите меня, но это звонок из Института, я не могу не ответить, - сказала она, нажимая кнопку приёма.
     - Добрый день. Окорокова, слушаю вас.
     - Здравствуйте, Людмила Викторовна, дежурный Селиванов беспокоит, - отозвался молодой голос. - Соединяю вас с академиком Филатовым.
     Людмила не успела спросить, что случилось, когда в трубке раздался взволнованный голос Филатова.
     - Мила, срочно приезжай в Институт! Мы засекли "ЗАРЮ"! Пятнадцать минут назад мы получили стандартное сообщение по "оранжевому ящику"! Приезжай немедленно!
     Людмила почувствовала, будто земля качнулась у неё под ногами.
     "Неужели? Как это возможно?!"
     - Сергей Сергеевич, но я с детьми одна, муж в командировке, - сказала она лихорадочно. - Мне не с кем их оставить...
     - Ну что поделать, забери их с собой, это же не первый раз, им не будет скучно, - ответил Филатов нетерпеливо. - Я уже выслал за тобой машину. Полагаю, ты ещё дома?
     - Да, мы только что собирались выходить, - подтвердила Людмила, одновременно открывая дверь. Дети смотрели на неё вопросительно. - Хорошо, мы подождём внизу.
     - Отлично. До встречи, Мила, - связь прекратилась.
     Людмила закрыла дверь и повернулась к детям.
     - Ребята, поездка на ВДНХ отменяется. Давайте быстренько спустимся вниз, мы поедем в Институт, к Сергею Сергеевичу.
     - Крутоооо... - улыбнулся Витя, а Варя хлопнула в ладоши.
     - И мы послушаем, как поют звезды? - спросила она.
     - Конечно, милая, - улыбнулась Людмила.
     "Надеюсь, это будет радостная песня", - подумала она. 


Москва, р-н Северное Тушино 
НИИ Космических Сверхдальних Полётов РАН (до 1985 года - Центр Управления Полётом Космолёта "ЗАРЯ") 
2 июня 2000 года, 9:53 МСК
 

     Полчаса спустя они приехали в Институт. У входа их ждал Андрей Кириллин, один из ассистентов академика Золотарёва.
     - Здравствуйте, Людмила Викторовна, привет, ребята, - улыбнулся он им. - Мы пойдём сразу в главный зал, там уже собрались все. Хотите, я заберу Витю с Варей к радиоастрономам?
     - Нет, пусть пока они пойдут со мной, - Людмила быстро направилась к лифту, дети с ассистентом последовали за неё. - А скажите мне, Андрюша, что именно произошло?
     - Если коротко - "ЗАРЯ" нашлась, - улыбнулся Андрей. - У нас было обычное субботнее дежурство, мы занимались текучкой, а тут вдруг "оранжевый ящик" подал сигнал. Мы сначала подумали, что это какие-то помехи, но нет — минуту спустя мы получили телеметрию, а потом данные о состоянии корабля и экипажа. Буквально минут через пять появился И.О.О, он там теперь что-то колдует над ящиком... ну а мы сразу же подняли тревогу.
     - И что с ними?! - лихорадочно спросила Людмила. Ей казалось, что всё это — какой-то сон.
     - Согласно телеметрическим данным они, кажется, уже почти на месте. Мы ещё всё проверяем, но первые вычисления указывают на позицию примерно в 0,5 АЕ от границы системы Шедар. А вот насчёт состояния экипажа — там пока ещё не всё ясно, но они все живы, по крайней мере.
     Тем временем лифт остановился. У дверей зала их ожидал Филатов собственной персоной. Когда они подошли, академик обнял Людмилу.
     - Милочка, никто уже не верил, только мы ждали, - прошептал он. - И мы дождались. Они долетели, они живы.
     Он смахнул слезу, затем поздоровался с детьми, и они вошли в зал.
     Здесь были уже практически все сотрудники Института, с академиками во главе. Академик Благовидов почему-то сидел у старого пульта видеосвязи, а рядом с ним мрачный академик Курочкин листал какие-то бумаги. Академики Золотарёв и Огонь-Дугановский сосредоточенно просматривали на большом экране звёздную карту с созвездием Кассиопеи, на которой красным цветом была выделена система Шедар. Рядом с «оранжевым ящиком», сидел И.О.О. Он быстро вводил данные в подключенный к устройству персональный компьютер, время от времени сверяя результаты с лежащими перед ним распечатками.
     - А он что делает? - удивилась Людмила. До сих пор она даже не подозревала, что в "оранжевый ящик" можно вообще что-нибудь ввести. В обычном режиме он только передавал данные ЕВЦ, пока "ЗАРЯ" не исчезла. После основания Института устройство оставили на месте по личному приказу Филатова.
     - Я сам хотел бы знать, Мила, - ответил Филатов. - Он сказал, что надо кое-что уточнить. Знаешь, вроде ничего нового, но я не стал с ним спорить. Раз даже он не знает, в чём дело, значит надо позволить ему работать. Думаю, хуже уже не будет...
     В то же мгновение академик Благовидов лихорадочно вскочил на ноги, указывая на экран видеосвязи.
     - О... о! Смо... смотрите!!!
     Филатов и остальные быстро подошли к нему — и потеряли дар речи. На экране была видна рубка "ЗАРИ" и экипаж в полном составе.
     - Они... они вообще не повзрослели, – раздались голоса. Людмила краем глаза отметила, что только И.О.О. остался на месте, не прекращая работать на своём компьютере. Все остальные толпились за спиной Филатова перед экраном.
     "Что сделал И.О.О.?" - подумала она. - "Неужели он смог обеспечить нам прямую видеосвязь? Но ведь это почти двести тридцать световых лет!"
     Людмиле вдруг захотелось сесть рядом с И.О.О. и посмотреть, что он делает. Но тем временем кто-то из ребят на борту «ЗАРИ» сказал неуверенно:
     - Земля...
     - Ну конечно, Земля… - отозвался девичий голос.
     Филатов поднял руку — гул в зале мгновенно утих, будто по взмаху волшебной палочки. Он сел у экрана и улыбнулся.
     - Ой, смотрите, какой-то старик, - удивилась одна из девушек. Людмиле показалось, что это была Юлька, но всё-таки она не была уверена — столько лет прошло, да и голоса немного искажались связью. Вид на экране тоже оставлял желать лучшего: картинка была нечёткая, вдобавок черно-белая.
     - Вы не узнаёте меня, друзья? - спросил Филатов.
     После нескольких секунд молчания первым неуверенно отозвался Павел:
     - Вы чем-то похожи на Сергея Сергеевича Филатова. Вы его отец?
     - Нет, Паша, это я сам, - улыбнулся тот.
     - Что с вами случилось? - воскликнул Виктор. - Сергей Сергеевич!
     - Ничего со мной не случилось, Витя. Просто я постарел. С момента последнего сеанса связи у нас на Земле прошло двадцать семь лет. Ну и, естественно, годы берут своё...
     Филатов продолжал говорить с экипажем, но Людмила уже не слышала слов — ни его, ни других. Она слышала лишь стук своего сердца, видела лишь экран — и их, таких же юных как тогда, двадцать семь лет назад, когда они прощались. В голове крутилась лишь одна мысль:
     "Я могла быть сейчас с ними. Я должна была быть с ними".
     К реальности её вернуло потягивание за руку. Она с усилием оторвала взгляд от экрана и посмотрела на своих детей.
     - Мама, кто это? - спросил Витя.
     - Вить, ну ты что, не узнал? - удивилась Варя. - Это же мамины друзья! Те, которые улетели к звездам! У нас дома есть их фотографии...
     - Но они должны быть взрослые, как мама, они же её друзья! - возразил Витя. - Это не могут быть они. Мам, а почему ты плачешь?
     - Шшш, дети, - Людмила смахнула слёзы. - Не мешайте Сергею Сергеевичу. Я вам потом всё объясню.
     "Если сама буду понимать, что случилось", - подумала она.
     Между тем Филатов сказал:
     - Не будем терять времени, друзья. Я уступаю место руководителю лаборатории сверхдальной связи, - и жестом пригласил Людмилу.
     Людмила села у пульта, а члены экипажа неуверенно уставились на неё, явно не узнавая. Да, было бы удивительно, если бы они узнали... Она забыла обо всём — о расшифровке сигнала, о Филатове, обо всех, кто стоял за её спиной. Она видела только их — и Виктора. Такого, каким она любила его в далёком прошлом.
     - Здравствуйте, ребята, - сказала Людмила. - Вы меня, наверное, не узнаёте. А ведь мы когда-то были знакомы. И с тобой, Витя, и с тобой, Юля... А с тобой, Кутейщикова, мы просто сидели за одной партой.
     - Милка Окорокова? - с удивлением и страхом в голосе неуверенно сказала Варвара. Людмила грустно улыбнулась.
     - Да, ребята, это я.
     Она не обращала внимания на нервные покашливания академиков и шёпот про сигнал да отсутствие времени. Она просто хотела высказать всё, что чувствовала, за все эти годы.
     - Витя, ты поступил очень жестоко, не взяв меня с собой.
     - Почему жестоко? - удивился Виктор. Было видно, что остальные тоже ничего не понимают.
     - Потому что это я приписала записку. Помнишь?
     У Виктора брови полезли на лоб.
     - Ты… Вы?!
     Он на секунду замолчал, затем помотал головой:
     - Нет. Я сверял почерк с вашей тетрадкой. Это не вы.
     Людмила грустно улыбнулась.
     - Я нарочно писала левой рукой, чтобы никто не догадался.
     Она говорила всё быстрее, не обращая внимания на нарастающий гул в зале и отчаянные жесты Благовидова, который указывал на настенные часы.
     - Твой полёт так на меня повлиял, что я стала радиоастрономом. Мне уже сорок лет, у меня двое детей. Младшего сына, вот он, - Людмила направила камеру на мальчика, - я назвала в честь тебя - Витей.
     Витя очаровательно улыбнулся. Тем временем Людмила направила камеру на дочку, которая тоже заулыбалась.
     - А девочку... её зовут Варей.
     - Милка, - вздохнула Юля, увидев маленькую Варю. Она с трудом сдерживала слёзы. - Вылитая Милка...
     Филатов наклонился над пультом и прошептал:
     - Мила, у нас почти не осталось времени! Немедленно скажи им о сигнале!
     Людмила с усилием подняла голову и увидела И.О.О, который показал ей на пальцах число пятнадцать.
     "Так, надо взять себя в руки и сказать главное", - подумала она и быстро продолжила:
     - Ребята, сотрудникам моей лаборатории удалось расшифровать сигнал, всё ещё поступающий из района Альфа Кассиопеи. На одной из планет произошла катастрофа, угрожающая уничтожением цивилизации. Что-то угрожает мыслящим существам. Вы должны им помочь!
     По экрану вдруг пробежали черно-серые полосы, и Людмила невольно повысила голос:
     - Вы слышите меня? Витя! Витя! Ты слышишь меня?!
     Экран замерцал, затянулся серостью, ещё секунду была слышна какофония случайных звуков — и связь прекратилась. Людмила повернулась и неуверенно посмотрела на Филатова.
     - И.О.О, это всё? - спросил академик.
     - Да, Сергей Сергеевич, - ответил И.О.О. - Ничего больше я сделать не могу. Этот странный эффект, благодаря которому мы вышли на прямую связь, был очень слабым и нестабильным. Я вообще удивляюсь, что у нас получилось с ними соединиться и так долго говорить.
     Он отодвинулся от компьютера и встал, потирая виски. Людмила вдруг подумала, что первый раз в жизни видит этого человека таким усталым.
     - Но мы будем получать телеметрию и передачи о состоянии корабля и экипажа, как прежде? - спросил Благовидов.
     - Конечно, Николай Кириллович, - кивнул И.О.О. - "Оранжевый ящик" в полном порядке, связь установлена, всё работает. Вы будете знать о "ЗАРЕ" всё необходимое, пока она не вернётся домой.
     - Если она снова не провалится в какую-нибудь тахионную спираль, - пробурчал Золотарёв. - Кстати — вы уже узнали, что это было вообще?
     - Я ещё не совсем уверен, Александр Львович, - ответил И.О.О, - но, судя по всему, корабль превысил световую скорость. Весьма вероятно, по этой причине "ЗАРЯ" покинула евклидово пространство и почти всю дорогу прошла в гиперпространстве. Но это не был мост Эйнштейна-Розена. Это что-то другое, но благодаря этому "другому" они не постарели. Биологически им всё ещё четырнадцать.
     - Но как это случилось? И как они теперь справятся с заданием, если они всё ещё дети? - в голосе академика Курочкина были отчетливо слышны нотки паники.
     И.О.О. не ответил сразу. В его глазах мерцало что-то загадочное.
     - Судя по полученной нами телеметрии, Александр Иванович, кто-то внезапно нажал на рычаг управления двигателями, - ответил он наконец. - Одновременно с этим была нажата определенная комбинация клавиш на пульте системы управления кораблём. После этого "ЗАРЯ" совершила сложный манёвр, который и был непосредственной причиной входа в гиперпространство.
     И.О.О. присел на краю стола, листая свои распечатки.
     - Вы, наверное, будете смеяться, - продолжил он, - но, судя по всему, кто-то в рубке просто сел на пульт. Хочется верить, что исключительно нечаянно.
     "Ой, я даже знаю, кто это мог быть", - простонала мысленно Людмила. - "Вообще-то я уверена, что это Лобанов".
     - А про то, справятся ли они... - добавил И.О.О. после минуты молчания. - Они примерно знают теперь, что их там ждёт, думаю, что они будут принимать правильные решения, в зависимости от обстоятельств. И я уверен — они справятся, что бы там не произошло.
     "И они вернутся домой", - прозвучал вдруг в голове Людмилы его голос. - "Я вам это обещаю, Людмила Викторовна". 


Москва, р-н Северное Тушино 
Алёшкинский лесопарк, где-то поблизости от НИИ КСП 
2 июня 2000 года, 13:20 МСК
 

     - Так мы сможем с ними встретиться, когда они вернутся домой? И они будут тогда такими же, как мы?
     Людмила улыбнулась детям. Они уже почти полчаса спрашивали её про друзей с корабля "ЗАРЯ".
     - Ну, они будут тогда немного старше вас. Но да, вы сможете с ними встретиться. Думаю, что я тоже смогу, хотя тогда я буду уже совсем бабушкой...
     - Ты никогда не постареешь, мама, - сообщила Варя. Людмила громко засмеялась в ответ.
     - Я буду стараться, Варюш. Очень буду стараться.
     - Здравствуйте, Людмила Викторовна.
     Людмила от неожиданности чуть не подпрыгнула на месте и повернулась. Перед ней стоял улыбающийся И.О.О. с небольшим букетом ромашек в руке.
     - Здравствуйте, И.О.О, - улыбнулась ему Людмила. - Знаете, я давно хотела попросить вас — вы не могли бы появляться более постепенно? То есть, я хотела сказать — не настолько внезапно?
     - К сожалению, я не могу, - И.О.О. развел руками. - Как вы знаете, это положено...
     -... по долгу службы, - закончила Людмила. Они переглянулись и одновременно прыснули смехом.
     - Это вам, дорогая Людмила Викторовна, - И.О.О. вручил ей цветы. - Я поздравляю вас с исполнением вашей самой заветной мечты.
     - Спасибо... но какую мечту вы имеете в виду? - Людмила вопросительно посмотрела на него. - Ну, ребята нашлись, я безумно рада за них, и да, мечта сбылась, но об этом мы все мечтали же... не только я.
     И.О.О. загадочно улыбнулся, затем у него в руке появился большой мяч.
     - Ребята, вы не хотели бы поиграть, пока мы с мамой будем вспоминать далёкое прошлое?
     - Конечно! - Витя поймал мяч и побежал на ближайший газон. - Варь, давай!
     Варе явно хотелось послушать о "далёком прошлом", но желание поиграть с братом победило. Несколько секунд спустя дети радостно носились за мячом по всему газону.
     Тем временем И.О.О. достал из кармана нечто, очень похоже на небольшой планшет, и провёл по нему рукой.
     - Посмотрите, пожалуйста.
     На экране планшета показались Павел, Виктор и... она сама. У входа в ЦПК, тогда, больше двадцати семи лет назад.
     - Опять пришла?
     - Пришла...
     - Я же сказал тебе - не приходи. Всё равно ничего не выйдет.
     - Я вчера получила второй разряд по художественной гимнастике. Я могу не есть два дня, я проверяла себя. Неужели ты не понимаешь... я должна лететь! Должна!
     - Да я ничего не могу сделать! Команда отобрана, утверждена. Не приходи сюда больше. Поняла?
     - Но я должна им помочь!
     - Кому?
     - Инопланетянам. Идём.
     - Извини. Я ничего не могу сделать...
     И.О.О. снова провёл рукой по планшету - и картинка погасла. Людмила стояла, не зная, что сказать. 
     - Вашей мечтой было помочь им, - сказал тихо И.О.О. - В смысле, инопланетянам, но и ребятам с "ЗАРИ" тоже. Если бы вы полетели — эта мечта не сбылась бы полностью. По крайней мере, всё было бы совсем иначе. А теперь у команды "ЗАРИ" есть максимум шансов, чтобы выполнить свою миссию и спасти вариан.
     - Простите, кого спасти?
     - Вариан, - улыбнулся И.О.О. - А, правда — вы же ещё не знаете, я проболтался. Они — вариане, потому что Виктор Данилович назовет их планету Варианой, в честь своей любимой девушки. Которая не сразу это одобрит, кстати.
     Он положил ей руку на плечо.
     - Простите, если задел ваши чувства...
     - Да бросьте, ничего, - Людмила махнула рукой, её голос почти не дрожал. - Всё это давно в прошлом.
     - А в зале мне показалось, что дела обстоят немного иначе... - И.О.О. внимательно смотрел ей в глаза. Людмила выдержала несколько секунд, затем отвела взгляд.
     - Что ж, отчасти вы правы, - сказала она тихо. - Когда я увидела их, когда осознала, что они остались такими же, как я с ними прощалась, — мне показалось, что время вдруг повернулось вспять. Мне показалось, что достаточно коснуться экрана, и я разобью ту тонкую стену, которая нас разделяет. Мне показалось, что я смогу встать рядом с ними...
     Она смахнула слезу и с усилием улыбнулась.
     - Но это было лишь мгновение, минута слабости. Я поняла, что эта стена — не тонкая, и что она разделила нас намного раньше, чем я думала. Я вспомнила, что у меня есть любимый муж и дети, и что мы уже много лет счастливы вместе. И наконец-то я поняла, что моя любовь к Виктору — это одна из тех мечт, которые не сбываются, но заставляют нас двигаться вперёд. Это вы же сами говорили мне это, давным-давно?
     - Браво, Людмила Викторовна, - галантно поклонился ей И.О.О. - Я горжусь вами.
     Они медленно шли вдоль тропинки, по которой бегали белки. Одна из них остановилась прямо перед ними и забавно протянула лапки. И.О.О. присел и дал ей орешек, вынутый из кармана его элегантного пиджака.
     - И.О.О... может, всё-таки скажете мне, кто вы, на самом деле? - спросила тихо Людмила. - Я обещаю вам, что никому не расскажу.
     - Мне очень жаль, но не могу, Мила, по долгу службы, - ответил И.О.О.
     Людмила затаила дыхание — он первый раз назвал её так ласково.
     - Но одно могу вам сказать, - добавил он. - Всё то, что обо мне говорят в Институте, содержит большую долю правды.
     - Вы бы могли хоть раз ответить как человек, - фыркнула Людмила. - И без этого вашего постоянного «по долгу службы».
     - Ну, вы же сами хорошо знаете, что я — совершенно не такой человек, как вы.
     Он снова улыбнулся, на этот раз по-другому. Людмиле вдруг показалось, что она видит кого-то совсем другого, уже не похожего на Смоктуновского. Но И.О.О. легонько пожал ей руку — и странное чувство мгновенно исчезло. Она встряхнула головой, пытаясь вернуть равновесие.
     - Не старайтесь принимать всё это слишком близко к сердцу, Людмила Викторовна, - сказал И.О.О. - Я не могу вам сказать про свою сущность — но могу обещать, что и другие ваши заветные мечты сбудутся. Просто надо научиться ждать. Вы это хорошо знаете, правда?
     - А теперь я вынужден попрощаться с вами, другие дела ждут. - Он поклонился и поцеловал ей руку. - Но мы ещё увидимся, я обещаю. До встречи, Людмила Викторовна.
     И он ушёл вдоль тропинки, в направлении Института. Людмила смотрела ему вслед, но всё-таки не заметила, когда он исчез.
     - Мама, мама, кто это был? Этот странный дядя, который подарил нам мяч?
     Людмила ответила не сразу. Она посмотрела на небо, на букет ромашек, на большой мяч, который держал Витя — и наконец ответила:
     - Это был... Исполняющий. Тот, кто исполняет заветные мечты. 

КОНЕЦ  

Март — апрель 2019 г.

Слово от автора
Меня всегда интересовал сеанс связи между “ЗАРЕЙ” и Землей после того, как корабль затормозил и вышел из гиперпространства. Видеосвязь на расстоянии 230 световых лет, без временной задержки, когда корабль всё ещё идёт с расчётной скоростью - это необычное явление…
Так же меня интересовало, откуда рядом с Милкой Окороковой взялись её дети - они же не бывали с ней постоянно на работе.
Но прежде всего меня интересовала судьба самой Милки - она ведь очень переживала за ребят, а также из-за этого, что не могла сама лететь. Я очень хотел хотя бы немножко увидеть то личное воспоминание, которое  она хотела высказать во время  этой короткой видеосвязи.
Ну и конечно - я хотел увидеть И.О.О., его незаметное влияние на проект.
Я очень надеюсь, что у меня получилось всё это показать и объяснить.

Благодарность
Allora - дорогая Таня, спасибо большое за корректировку, пояснения и добрые слова. Я очень рад, что тебе нравится этот рассказ.
Atandakil - за название дипломной работы Милки. Оно очень хорошо вписывается в сюжет рассказа и совпадает со сюжетом фильма “Москва-Кассиопея”

Дисклеймер
Права на стихотворение в эпиграфе принадлежат автору Николаю Добронравову.
Права на имена героев, а также на фрагменты звуковой дорожки фильма “Москва-Кассиопея” принадлежат А. Заку, И. Кузнецову, Р. Викторову и соавторам.



1 - Фрагмент стихотворения «Надежда» Николая Добронравова (Источник: http://mirpesen.com/ru/anna-german/nadezhda.html)


   ваше мнение    

Ваше имя *:     Сообщать о комментариях
E-mail:     Не отображать e-mail
Город:      Запомнить меня
Введите код:    
Настроение:   Нейтральное   Восклицание   Вопрос   Здравая мысль   :)   Ох, посмешили   :(   Удивлен   Злой  
Комментарий *: 
Осталось символов
Поля: "Имя" и "Комментарий" обязательны для заполнения.


Подписаться на рассылку сайта

      


Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2019 Otroki.DRUiD.RU