Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта




 
Несколько слов от автора

Это четвертый рассказ цикла „Время бури, время радуги”. Он хронологически следует за рассказом „Далекие пляжи”.
В этом рассказе я хотел, прежде всего, показать отношения Лиелл и Павла, отношения их с Матиэллтом – и их взаимное влияние. Я хотел также показать, что Павел – не только муж Первой Дамы Империи, что он тоже член Правящего Дома Империи, со всеми обязанностями. Наконец, я хотел показать любовь Ли и Пашки, а тоже приблизить читателям Матиэллта – он до сих пор был слишком в тени.
Фоном проходят будничные занятия, политика, маневры военных кораблей.
Вы, наверное, удивлены тем, что флот Империи Соэллы, цивилизации настолько старше земной, во время маневров проигрывает флоту Спейс Нэви1. Но это логично. Из всех четырёх Цивилизаций именно у Земного Содружества самое воинственное прошлое и соответствующий опыт.
В истории Соэллы почти не было военных действий – кроме одной войны,  после нападения Тех. Соэлла оказалась тогда на краю гибели; только ценой больших усилий удалось предупредить трагедию. Реакция соэллиан была ужасна, захватчики были буквально стёрты из пространства. После этой войны Соэлла прослыла противником, которого не стоит задевать.
После подписания Договора с Земным Содружеством очень быстро оказалось, что земляне мастерски используют переданные им военные технологии. Их патрульные флотилии защищали все местные и транзитные космические маршруты Четырёх Цивилизаций – это изменилось только после сьеннской войны.
Действия Соэллы во время этой войны обнаружили, что Флот Империи нуждается в дополнительной подготовке и обучении. Кампания в районе Сьяхты была выиграна только благодаря захвату врасплох, технологическому перевесу и блестящим стратегическим талантам Лиэлл Гор Матиэллт,  которая командовала тактическими группами, действущими над Сьенной. Во время этой кампании она была вынуждена произвести несколько отставок тех командиров, которые настолько не были согласны с ее мнением, что чуть не привели к провалу наступления. Их заменили молодые офицеры, более открытые новым взглядам, а прежде всего - одобряющие присутствие землянина, Михаила Копаныгина как начальника штаба.
После возвращения Павла к Лиэлл было подписано приложение к договору между Землей и Соэллой, об обмене военным опытом и проведении обучения в сфере тактики, стратегии и снаряжения. Программу запланировали на пять лет, во течение которых Спейс Нэви получило снаряжение и технологические ноу-хау; в обмен Флот Империи прошел обучение в сфере боевых действий. Описываемые в рассказе манёвры - часть этой программы.


Интересы государства


Планетарный полигон Рэннеллт-2, пространство Империи Соэлла
162-й час тактических маневров „Hornet-9”
Рубка крейсера „Мар’эллеар”

- Замечательная тактика, эллеан Павел Гор Матиэллт, - констатировал с истинно британской вежливостью командор-лейтенант Кларенс Э. Парсонс, исполняющий роль арбитра упражнений на борту „Мар’эллеара” - Превосходные стратегические предпосылки, хорошее сотрудничество экипажей. Некоторые подробности надо еще доработать, но у меня все-таки хорошее впечатление.
Павел усилием воли удержался от высказания нескольких сквернословий, с усилием улыбнулся и ответил сквозь зубы:
- Спасибо вам, командор Парсонс, за хорошие слова.
Завершались очередные манёвры, проводимые вместе с двумя флотами Спейс Нэви, которые изображали рейдовые группы рэтвеллов. У формирования Павла была задача защиты назначенного рубежа в пределах планетарного полигона. Этот рубеж изображал атакованную колонию. Всё шло безошибочно, до момента, когда надо было провести контратаку на развивающие оборонительный боевой строй флотилии противника. Стратегическая группа под командованием Лиэлл предусмотрела все возможные варианты, и казалось, что манёвр закончится успешно.
Казалось - до момента, когда один из молодых командиров эскадрилий открыл у себя адмиральские замашки и казацкую фантазию.
Павел и Лиэлл, сначала изумлённо, а потом с отчаянием наблюдали на тактической голограмме за 2/5-й эскадрильей из их личного Второго Флота – которая вместо того, чтобы выполнить запланированный манёвр, внезапно изменила курс в направлении позиции „врага”, игнорируя гневные напоминания навигаторов с флагманского крейсера. Вдобавок, секция сканирования слишком поздно заметила большое формирование „рэтвеллов” ждущее хитро в засаде, в тени одного из естественных сателлитов планеты. Командир атакующей эскадрильи тоже слишком поздно разобрался в своей ошибке - немедленная реакция Павла, который направил в том направлении две дополнительные эскадрильи, ничего не изменила. В строю возник разрыв, которым моментально воспользовался „неприятель”, казалось, уже закрытый в ловушке. „Вражеские” корабли прорвались в открытое пространство, посылая на прощание издевательские сообщения. Вдобавок, благодаря фантазии подчинённого, оба флота Лиэлл и Павла потеряли в этом коротком бою две эскадрильи, в том числе ту, которой командовал виновник. Корабли этих эскадрилий улетели в открытое пространство, симулируя дрейфующие разрушенные остовы. Тактическая голограмма пестрела красными метками, в основном с кодом 110 - серьёзные повреждения, потери среди экипажа выше восьмидесяти процентов, корабль в дрейфе.
Павел слышал, как сидящая рядом Лиэлл вполголоса ругает по сети командования виновника этого провала, обещая ему отличный выговор по возвращении на базу. Офицеры на мостике выглядели недовольными. Он тяжело вздохнул. Шел уже пятнадцатый месяц программы – но, несмотря на это, они все не могли одолеть тренирующихся с ними приятелей со Спейс Нэви.
Но сегодня было близко. Если бы не этот молодой сумасшедший... энтузиаст...
- Не принимайте, пожалуйста, близко к сердцу, эллеан Павел, - успокаивающе сказал арбитр. – Вы в самом деле могли победить. Группа стратегов под командованием элианы Лиэлл выполнила хорошую работу, я в самом деле под большим впечатлением, – он склонил голову в сторону Лиэлл, которая послала ему в ответ самую прекрасную улыбку.
- Особенно я восхищен действиями мистера Эрриеллта, я думаю, из него выйдет толк. А молодые командиры... ну что ж, у них всегда горячие головы. Бывает, в каждой армии. Вам просто не хватило сегодня удачи. Но очень немного, кстати.
„Прежде всего, не хватило соображалки”, - подумал Павел, но не повторил этого вслух. С виновником он поговорит на базе.
„Я этого салагу загружу самой скучной рутиной в доках по самое не балуйся”, – подумал он мстительно. - „Вместе с его, черт бы его побрал, экипажем. Полная профилактика всей эскадрильи, на месяц – а потом посмотрим, увидим”.
- Этот „молодой командир” старше нас обоих, вместе взятых, командор, – проворчал Павел, – и он командует эскадрильей не первый день. Я люблю задиристых и самостоятельных командиров, но ради Бога, это была тренировка коллективных действий - а не действий типа камикадзе.
- Ради того мы и тренируемся, чтобы исключить подобные ошибки, эллеан Павел. В самом деле, я думаю, что у него могло получиться, если бы он оглядывался на остальных. Я думаю, что этот энтузиаст не совершит такой ошибки второй раз.
- О, он совершенно точно не совершит, – пробормотала Лиэлл себе под нос. Павел невольно улыбнулся. Совещание на базе должно быть бурным. Было очевидно, что его жена приняла близко к сердцу поражение, тем более что её группа стратегов выполнила свои задачи отлично.
Павел подавил очередной тяжёлый вздох и обратился к своим офицерам:
- Дамы и господа, давайте сделаем вывод из этого урока. Главное – даже самый отличный план всегда можно угробить. Подробности мы обсудим на совещании, я заметил еще несколько... гм, цветков, которых надо сорвать.
Он обернулся к арбитру.
- Командор, прошу вас разблокировать „уничтоженные” корабли. После брифинга на базе я приглашаю вас вместе с коллегами со Спейс Нэви в кают-компанию. Проигравшие угощают, как всегда, – Павел допустил легкую улыбку. 
Командор Парсонс ввел команду на своем терминале арбитра – голограмма мгновенно изменила вид, метки „поврежденных” кораблей позеленели, аварийные коды изменились в число 999, обозначавшее полную боевую готовность.
- Мостик – навигатору. Вы уже вы уже рассчитали курс для гиперпрыжка?
- Навигатор – мостику, – в то же мгновение ответила ему навигатор. – Я передаю вводные на ваш терминал, эллеан Павел.
На дисплее перед Павлом показались вводные и схема маневра. Он взглянул со значением на сидящую рядом жену.
- Неплохая реакция, – прошептал он, закрывая ладонью микрофон.
- Спасибо, госпожа Ранелл, – ответил он вслух; затем включил коммуникатор сети командования.
- Внимание, Флоты 2 и 4. Я завершаю тактические маневры „Hornet-9”, приказываю возвращение к базе; назначаю сбор в подсекторе A0XG, строй 1, тактика 1. Приготовиться к манёвру гиперпрыжка, коридор 17, передаю координаты.
Он наладил трансфер данных, вместе с тем передавая их вслух – для протокола:
- Вход: EEAAN-17320-XGEA-12931, выход: FSXTW-12903-ABWX-90322, время начала маневра Т минус 90 минут, пустить обратный отсчет на мой знак... ТЕПЕРЬ. Всем спасибо за участие и труд. Брифинг на базе, после приземления, время L плюс 180 минут.

Борт крейсера „Мар’эллеар”,
Время до гиперпрыжка: Т -85 минут


- У меня есть желание удушить этого сопляка собственнноручно, – сказала мрачно Лиелл, когда они уже закрыли за собой дверь собственной каюты. – Он угробил нам всю работу, а ведь все так хорошо получалось... Мы могли бы уничтожить их так, что они даже не поняли бы, что их накрыло. Но этот... – она явно прикусила язык, чтобы не говорить ругательств. – Повышения ему захотелось!
Она остановилась, взглянула на Павла.
- Паш, загрузи этого салагу профилактикой в доках, да так, чтобы он месяц или два головы поднять не мог. И пусть он даже не думает летать... пока не поймет, что мы – военный флот, не команда сумасшедшых самоубийцев...
- От полетов отстранить, ста грамм не давать. Назначить дежурным, вечным дежурным по аэродрому,2 – пробормотал себе под нос Павел. Несмотря на всё разочарование, которое он испытывал, он не мог удержаться от улыбки.
- Что ты бормочешь? Я сказала что-то смешное?! – фыркнула Лиэлл недовольно. – Моя группа сделала все возможное и даже больше, а этот...
- Не переживай, солнце мое, – сказал Павел успокаивающе, обнял ее и ласково прижал к себе. – Все равно, получилось совсем неплохо. Вспомни, как это было еще год назад. Просто мои соотечественники чертовски хороши в этих играх. Но и мы тоже быстро учимся. Ты увидишь, скоро мы надерем им задницу - и наконец я надену эту замечательную кепку, которую я получил от Федьки.
- Самое интересное - „когда?”, – проворчала Лиэлл. Все-таки она позволила притянуть себя на кресло, села на колени Павлу и положила голову ему на плечо. Она сидела так секунд десять; потом выпрямилась и спросила подозрительно:
- А, собственно говоря, что именно тебя рассмешило? 
Павел вновь улыбнулся, успокаивающе погладил её по щеке.
- Я подумал о таком же наказании для нашего сорвиголовы еще на мостике.
Лиэлл прыснула и наконец расслабилась.
- Я еще сделаю тебя телеэмпатом, милый. У тебя хорошие способности, я так думаю.
Павел встал, держа ее на руках, и выполнил несколько танцевальных оборотов. Лиэлл тихо рассмеялась – она любила, когда муж носил ее на руках, но в последнее время это случалось крайне редко.
- Я мечтала об этом, – прошептала она. Между тем Павел в ритме вальса подошел к кровати, осторожно уложил жену и сам упал рядом, с наслаждением вытягиваясь. Лиэлл прижалась к нему крепко, положила голову на его левое плечо и промурлыкала как кошка:
- Устала ужасно… наверное, буду так лежать, пока не вернемся на базу...
- Тогда нам надо переодеться во что-нибудь более удобное, – пробормотал Павел. На них все еще были надеты боевые сенсорные комбинезоны, которые обычно одевались под скафандр. Во время маневров вежливые арбитры не требовали полных скафандров для флагманского крейсера; но сенсорные комбинезоны должны были надеть все.
- Зачем переодеваться? Хватит комбинезоны сбросить... – ответила Лиэлл, сонно и нежно. – И все будет хорошо...
- Так что, сбрасываем? – спросил Павел шутливо. Сенсорные комбинезоны надо было надевать на голое тело.
- Нет... мне не хочется... Давай полежим еще минуточку, а?...
- Лентяйка, – сказал Павел нежно. – Ну, хорошо, давай полежим еще минут десять, но ты не засыпай, милая. До момента маневра мы все-таки вынуждены остаться в этих прекрасных костюмах, кроме того нам надо еще написать рапорты Матти и его штабникам, ты ведь помнишь?
- О Зевс, еще и это, – фыркнула Лиэлл. – Я совсем забыла про эту бюрократию.

Борт крейсера „Мар’эллеар”,
Время до гиперпрыжка: Т -42 минуты


Лиэлл отодвинулась от своих мониторов.
- Паша, ты знаешь, этому сорвиголове – Вэлларну, ну, тому, который нам маневры сорвал – ему в самом деле могло повезти, – изумленно констатировала она.
Павел отключился от консоли, на которой он трудолюбиво составлял рапорт о проведенных маневрах для Матиеллта, и подошел к жене.
- Почему ты так думаешь, Ли? - спросил он с интересом, становясь за ее креслом.
Над ее рабочим постом появился фрагмент тактической голограммы маневров, с нанесёнными примечаниами. Лиэлл указала Павлу несколько участков.
- Я получила это от Эрриеллта, – сказала она. – Он тоже был захвачен врасплох. Оказывается, Вэлларн, вероятно, даже не зная сам, действовал согласно с одним из отброшенных моей группой вариантов. Посмотри на метки. Зеленый цвет обозначает то, что мы запланировали. Желтый – это то, что мы отбросили. Наконец голубой цвет – это действия господина Вэлларна Маэр Санеллт.
Павел тихо свистнул. Голубые метки почти все совпадали с желтыми. Отклонения укладывались в границах стандартной навигационной ошибки.
- Мы отбросили этот вариант, – продолжала Лиэлл. – Он слишком рискованный, моя группа предположила, что в тени этой луны, – пальчик Лиэлл снова указал на голограмму, – может что-то скрываться. Мы решили, что будет лучше, если мы пойдем более длинным путем.
- Тогда какой же вывод? – спросил Павел, с интересом ожидая ответа Лиэлл. Он сам уже знал.
- Самый простой. Дежурные по сканеру спали на посту, господин Вэлларн не осмотрелся. Если бы не эти ошибки, так или иначе мы обыграли бы оба флота Спейс Нэви. Несмотря на самодеятельность господина Вэлларна. Или даже - благодаря ей.
Лиелл задумалась на мгновение.
- Кроме того, - добавила она, - мои стратеги вели себя слишком осторожно. Я уже сказала об этом Эрриеллту. Он не совсем согласен – но сказал, что подумает.
- Так или иначе, господин Вэлларн оказался самым злостным нарушителем, и в результате он потерял эскадрилью, – сказал Павел решительно. – В боевых условиях он заплатил бы своей головой, и его люди тоже. Мы должные наказать его за самодеятельность – даже если это будет профилактика в доках. Если не хуже, я еще не знаю...
- Пашенька, да успокойся ты, – посоветовала Лиэлл.
Павел не поверил своим ушам.
- Ведь еще час назад у тебя было желание задушить его лично, – сказал он удивленно, глядя на улыбающуюся жену.
- Да, – ответила она, – но тогда у меня еще не было этой аналитики. Мои люди приняли близко к сердцу очередное поражение и сами начали анализировать проведенную операцию.
Как я уже говорила, они прислали это десять минут назад, вместе с комментарием. Они были немногословны, оценивая действия Вэлларна, но согласились в одном: у этого парня есть потенциал.
- Тогда что нам делать? – спросил окончательно сбитый с толку Павел.
- Послушаем, что скажет Вэлларн во время брифинга, – ответила Лиэлл. - Если он докажет, что продумал свой манёвр, если покажет на тактической голограмме все то, что указали мои стратеги – тогда я поверю, что он подумал, прежде чем делать. Однако, если все это случайность... – она оборвала себя, ее глаза зловеще потемнели. – Тогда он на самом деле покинет Флот, быстрее чем сумеет моргнуть. Я не буду деликатничать с примадоннами во Флоте. У меня уже были такие – во время сьеннской войны. Мы тогда чудом избежали катастрофы. И сейчас наша задача – обучение кадров для Флота, а не создание балета с плеядой солистов.
- Ты не допускаешь мысли, что кто-то мог ему передать этот отброшенный вариант? – спросил Павел. – Может быть, он сам как-то просканировал одного из твоих стратегов... 
- Невозможно, как первое, так и второе, – фыркнула Лиелл. – Во-первых, мои люди не транслируют свои мысли в пространство, особенно отброшенные варианты. Во-вторых, из личных данных господина Маэр Саниеллт известно, что он далеко не самый мощный телеэмпат, вдобавок он не имеет родственных связей ни с кем из моих стратегов. Но я нашла нечто другое, очень интересное...
Лиэлл вывела на один из мониторов файл с данными Вэлларна.
- Посмотри на оценки Академии Флота Соэллы. И еще сюда, на заключение из Академии в Аннаполисе.
 Павел присвистнул.
- Да-с, это много объясняет, – сказал он. – Мне кажется, что...
- ...что наше окончательное решение полностью зависит от того, что господин Вэлларн расскажет нам во время брифинга, – закончила Лиэлл, хитро подмигнув мужу. Тот улыбнулся.
- Вы как всегда правы, прекраснейший стратег Галактики,– сказал он, раскланявшись перед ней а-ля д’Артаньян. Лиэлл ответила хорошо ему знакомым, величественным кивком а-ля Анна Австрийская.
- Разрешаю занять ваше место за столом, шевалье, – ответила она, улыбаясь.

Борт крейсера „Мар’эллеар”,
Время до гиперпрыжка: Т -65 секунд


Они окончили работу точно в то мгновение, когда включился комуникатор:
- Внимание по кораблю! Говорит старпом, прошу всех занять рабочие места и включить сенсорику комбинезонов! Вход в коридор, вход в коридор, время Т минус 60 секунд, я запускаю count-down!
Последнее слово он произнес на английском языке. Лиэлл, застегивая ремни и подключая интерфэйс комбинезона к компенсационному креслу, фыркнула недовольно.
- Еще немного времени и они вообще разучатся говорить на эллане. Они так влюблены в Спейс Нэви, что начали забывать слова родного языка.
- Кто бы возмущался,  – ехидно сказал Павел.– Соэллианка, которая говорит на эллане с русским акцентом...
Между тем он включил сенсорику и проверил показания датчиков, своих и жены.
– А вот я не издеваюсь над тобой, когда ты говоришь по-русски с элланским акцентом...
-...25...24...23...22...- офицер продолжал обратный отсчет, но уже на эллане.
- Кстати, Спейс Нэви тоже использует соэллианскую терминологию и не морочит себе головы созданием новых слов на английском.
   - Тоже мне, аргумент! – фыркнула Лиэлл.
Они оба наблюдали за манёвром на своих консолях. Все шло по расписанию. Монотонный голос офицера продолжал отсчет. При слове „ноль” они почувствовали знакомое головокружение, очеотания каюты и снаряжения размылись на мгновение. Когда вернулась резкость зрения, на тактической голограмме и на информационной панели каюты появился символ гиперпространства с числом 17.
 - Внимание по кораблю! – сообщил старпом – Мы в коридоре, разрешаю свободное передвижение на борту! Расчетное время полёта в гиперпространстве – сорок шесть часов. Можно снять сенсорные комбинезоны. Вахта – согласно графику. Приятного полета, дамы и господа.
Лиэлл и Павел отстегнули ремни безопасности, отключили комбинезоны и встали из компенсационных кресел.
- Так, что ли, душ и спать? – спросил Павел, нежно глядя на жену. Лиэлл ответила лучезарной улыбкой; одновременно она нажала кпопку расстёгивания комбинезона.
- Первая! – воскликнула она внезапно. Взметнулись золотистые волосы, комбинезон даже не успел опуститься на пол, а дверь ванной уже закрылась. Через мгновение оттуда донесся шум душа и нарочито фальшивое пение знакомой матросской песни.
Павел безнадежно покачал головой и занялся закрытием файлов на рабочих постах, расположенных в служебном отсеке их каюты. Потом он переоделся в легкий костюм, убрал брошенный Лиэлл комбинезон и сел в кресло, терпеливо ожидая, когда его жена закончит петь...

Борт крейсера „Мар’эллеар”,
Гипер-17, Т +1 час


Когда Павел вышел из ванной, в жилой части их каюты царил полумрак. Лиэлл ждала его, сидя на кровати в позе «лотос». Она была одета в нечто, сотканное как из дымки, которая приснилась самым ранним утром. Её глаза цвета зимнего неба, смотрели на Павла с чувственным ожиданием.
Он сел рядом, взял ее руку, погладил шелковистые золотые волосы.
- Ты уже не сонная? – спросил он тихо.
Лиэлл медленно покачала головой; ее рука прикоснулась к его шее. Он почувствовал знакомую, теплую волну ее любви, охватывающую его как прилив океана. Ее поцелуй был как дуновение утреннего бриза.
Ее рука на его щеке, будто прикосновение крыла бабочки.
- Я уже не сонная, – тихий шепот, – не сейчас, когда ты рядом, солнышко.
Он утонул в ее объятиях; окружающий их мир исчез в голубой дымке. Голубой, как ее глаза.



1 - Разговорное название космического земного флота; полное название на английском - EarthComm Department of Aeronautics and Space Navy (EDASN). Это один из трех департаментов Секретариата Обороны ООН Земного Содружества, ответственен за боевые действия в космическом пространстве и в планетарном воздушном пространстве (включая орбитальные и десантные действия). Второй департамент это EarthComm Department of Army Forces (EDAF), ответственен за действия и воздушную поддержку сухопутных сил. Третий департамент это EarthComm Department of Sea Systems (EDSS), ответствен за морские действя (практически, только на Земле и нескольких колониях)

2 - Павел цитирует Маэстро из фильма „В бой идут одни старики”


Страницы: [ 1 ][ 2 ][ 3 ][ 4 ]

Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2017 Otroki.DRUiD.RU