Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта




 

 
       – А как вы называете нашу Галактику? – спросила Юля.
     – Астра Деви, – ответила Юна и пояснила: – В переводе с одного из древнеафрянских языков это означает Младшая Сестра.
     – А почему Младшая Сестра? – удивилась Варя.
     – Ваша галактика видна с нашей планеты в созвездии Старшей Сестры Принца Паола, или просто Старшей Сестры, – объяснила Келле. – Когда люди поняли, что светящееся облачко в созвездии Палма Деви – звездный остров, они стали называть его Младшей Сестрой – Астра Деви... А почему вы называете нашу Галактику Туманностью Андромеды?
     – Потому что она находится в созвездии Андромеды, – ответила Катя.
     – А что такое «Андромеда»? – спросила Келле.
     Все ребята, конечно, знали легенду про Андромеду, но не знали, как объяснить ее суть в нескольких словах, а потому замешкались с ответом.
     – Андромеда – древнегреческая... принцесса, – сказал, наконец, Федька. – Она была предназначена на съедение страшному морскому чудовищу, но ее спас герой Персей, и унес на небо.
     – Красивая легенда, – улыбнулась Верда.
     – Никогда не думала, что ты знаешь греческую мифологию, – сказала Федьке Варя.
     – Интересовался так, немного, – небрежно ответил Федька.
     К слову, Федька интересовался всем. Не было такого раздела науки, техники или искусства, которые были ему не интересны. Федька хотел знать все и обо всем. Это неуемное любопытство и привело его в космос. В данный момент Федьке было очень любопытно, взрослые афряне или все-таки дети.
     Этот вопрос интересовал не только Федьку, но ребята не знали, как спросить, боясь обидеть гостей бестактным вопросом, а потому продолжали беседовать в официальном тоне.
     – А как называется ваш звездолет? – спросил Паша.
     – «Ульрис», – ответил Редд.
     – «Заря», – перевел Паша. – И у нас «Заря»!
     – Опять совпадение! Как здорово!.. – воскликнула Юна и тут же поправилась: – То есть я хотела сказать, что это просто невероятно, столько совпадений сразу!
     – Вселенная бесконечна, а значит, бесконечно число абсолютных совпадений, – изрек Миша. – Поэтому в нашей встрече нет ничего невероятного. Мне кажется больше невероятным то, что ваш корабль может развивать такую огромную скорость.
     – Да это не «Ульрис», у нас есть еще один корабль, – сказал Хорел не без гордости. – «Аннар Уклин» он называется.
     – «Большой Звездолет», – перевела Юля.
     – У вас два корабля? – удивился Паша.
     – Да, «Аннар Уклин» предназначен для межгалактических перелетов, – ответил Дод. – Мы как раз направлялись к нему, когда встретили вас.
     – А «Ульрис» всего лишь маленький разведывательный кораблик, – добавил Хорел.
     – Перестань хвастать, – тихо сказала ему Келле по-афрянски, но Катя сидела близко, услышала, поняла и с трудом сдержала смех.
     – В вашей галактике есть Великое Кольцо дружбы, – сказала Катя. – Ваша планета сотрудничает с еще девятью планетами, населенными разумными существами. Наверное, вы видели жителей всех этих планет? Скажите, они все похожи на нас... на людей, или есть какие-то другие разумные существа?
     – Может быть, и есть другие формы разумных существ, – ответила Кате Юна и пояснила: – Но на всех планетах, которые посетили афрянские звездолеты, и на которых есть разумная жизнь, живут люди, похожие на нас. Некоторые очень сильно отличаются от нас, ростом, цветом кожи, отсутствием или наличием волос, количеством пальцев на руках и ногах, но все равно это люди, у которых две руки, две ноги, одна голова, два глаза, два уха, один нос и один рот. На всех планетах люди делятся на мужчин и женщин, хотя внешне это порой незаметно.
     Катя с торжествующей улыбкой взглянула на Мишку. Но он был занят беседой с Хорелом и Реддом, и не слышал объяснений Юны.
     – Наверное, они все-таки взрослые, – шепнула Варя сидящей рядом Юле. – Детям, наверное, не доверили бы два звездолета.
     – А мне кажется, что они так же, как и мы, изо всех сил стараются казаться взрослыми, – так же шепотом ответила Юля.
     – Скажите, а с какого возраста на Афре люди считаются взрослыми? – спросил Федька, наконец.
     – С двадцати лет, – ответил Дод и задал встречный вопрос: – А у вас?
     – А у нас с восемнадцати, – ответил Витя.
     – Неужели вам уже по двадцать лет? – удивился Федька. – Вы выглядите, совсем как мы, а нам только по четырнадцать, и то еще не всем исполнилось.
     – Федька, ну зачем ты сказал! – громким шепотом возмутилась Юля.
     – Да все нормально, – засмеялся Хорел, как всем показалось, с облегчением. – Нам тоже по четырнадцать лет, и тоже еще не всем.
     – А мы думали, что вы уже взрослые! – воскликнула Катя.
     – А мы думали, что вы! – ответила Келле.
     Узнав, что они практически ровесники, земляне и афряне сразу стали друг другу как будто ближе. Беседа сразу приняла неофициальный, дружеский тон, а Варя и Верда сели рядом и взялись за руки.
     – А как же вас в космос отпустили? – спросила Верда.
     – А нам уже должно быть по сорок лет, – весело ответила Варя и объяснила, как получилось, что им все еще по четырнадцать.
     – Ну, а вы почему в космосе? – спросил Витя у афрян.
     – Когда мы улетели с Афры, нам было по двенадцать-тринадцать лет, – ответил Дод. – Этот возраст был определен Советом Космоплавания для того, чтобы мы смогли посвятить исследованиям сорок-пятьдесят лет, и вернуться на Афру еще не старыми. Из этих пятидесяти лет большая часть времени должна была уйти на перелеты от одной звезды до другой, а на исследования нужно всего год-полтора. Вот мы и решили обмануть время, и смонтировали на «Ульрис» камеры анабиоза, взяв их с «Аннар Уклин». Поэтому для нас прошел только год, а мы уже выполнили почти всю программу исследований. Мы посетили несколько звездных систем, но развитой цивилизации не обнаружили. Мы уже было решили, что в Астра Деви еще нет планет с высоким уровнем развития и хотели вернуться домой. А теперь мы знаем, что такие планеты есть, значит, программа выполнена на все сто процентов. Теперь мы можем вернуться на Афру и приглашаем вас посетить нашу планету.
     – Как? – спросил Федька.
     – Очень просто: лететь с нами в Туманность Андромеды на «Большом Звездолете», – ответил Дод.
     – Но это так далеко... – неуверенно сказала Варя.
     С первых минут встречи с Вердой она только и думала о том, что скоро им придется расстаться, а ей так не хотелось расставаться со своим близнецом!
     Не только Варе не хотелось расставаться с ребятами из Туманности Андромеды. Юля сразу подружилась с Юной, Катя с Келле, Паша и Миша – с Реддом, Федька с Хорелом, а Витя – с Додом. Хотелось сразу же сказать: «Да, конечно, да!», но Витя ответил:
     – Мы должны подумать.
     – Хорошо, – согласился Дод. – Мы пока вернемся на свой корабль, а завтра вы сообщите о вашем решении.
     – Мы надеемся, оно будет положительным, – добавила Верда.
     Дод и его экипаж вышли из «Сюрприза». Варя, Юля и Катя пошли проводить их.
     Когда они вернулись в кают-компанию, в саду ничто не нарушало тишины. Витя, Паша и Миша сидели в креслах, задумавшись, а Федька лежал под цветущей яблоней, машинально трогая клавиши своего магнитофона. Девочки молча сели в плетеные кресла. 
     Ребята думали о предложении Дода. Они теперь знали, как вернуться домой, знали, что возвращение будет длиться только пять лет, но именно теперь они не знали, что им делать: лететь на Землю или принять предложение Дода и улететь в Туманность Андромеды еще на неизвестный срок. Это так заманчиво: побывать в соседней галактике первыми. Может быть, если они откажутся лететь, это будет самой большой ошибкой в жизни?.. Но их ждут на Земле, и будут думать, что они погибли, если они не вернутся через пятьдесят лет. Нельзя не вернуться, но нельзя и упустить возможность полететь в Туманность Андромеды, ведь такой случай может больше никогда не представится...
     Вдруг в тишине зазвучал... Зов роботов.
     – Что это? – спросил Мишка, оглядываясь.
     – Это Зов роботов! – воскликнул Витька.
     – Откуда? – вскочила Варя.
     Из-под цветущей яблони послышался Федькин смех.
     – Федька! – Варя подбежала к нему. – Выключи сейчас же!
     – Чем тебе не нравится эта музыка? – спросил Федька, но магнитофон выключил.
     – Потому что с ее помощью погибли миллионы людей! – возмущенно ответила Варя.
     – Где ты это взял? – спросил Витька и тоже подошел к Федьке.
     Подошли и остальные ребята.
     – Ну... там, на Вариане... – объяснил Федька. – Его выбросить хотели в аннигиляционный утилизатор, а я взял и переписал, для истории. Думал, вам будет интересно послушать.
     – Вот уж ничего интересного! – отрезала Варя.
     – А я его не слышала ни разу, мне интересно, – возразила Катя.
     – Мне тоже интересно, – добавил Мишка, взглянув на Катю. – Но не в такой же момент!.. Витька, надо решать что-то с этим приглашением.
     – Ребята, а давайте предложим Доду и ребятам сначала залететь на Землю, – сказал Федька. – Залетим на пару недель, а потом и в Туманность Андромеды с чистой совестью.
     – Да, давайте, давайте! – с восторгом согласилась Юля.
     – Н-нет, – задумчиво проговорил Витька. – Если мы полетим на Землю, то в Туманность Андромеды нас, пожалуй, потом не отпустят.
     – Точно! – кивнул Пашка. – Как пить дать, не отпустят, каких-нибудь других космолетчиков пошлют.
     – Взрослых, – тихо проговорила Варя.
     – Ребята, надо связаться с Землей, – сказала Юля.
     – И сообщить о том, что мы летим в Туманность Андромеды, – добавила Катя.

 
***
     Профессор Окорокова, заведующая лабораторией дальней радиолокации Института Космических Путешествий, вошла в кабинет к академику Филатову. Она шла к нему с каким-то административным вопросом, но стоило Людмиле Александровне и Сергею Сергеевичу встретиться, как разговор у них обязательно заходил о пропавшей «Заре».
     – Ну что, Мила, не нашли? – спросил Филатов, как обычно.
     – Нет, Сергей Сергеевич, не нашли, – ответила Окорокова и вздохнула. – Скоро пятьдесят лет, как улетела «Заря». Последняя связь с ребятами была уже так давно! Они бесследно исчезли... – Людмила Александровна всхлипнула.
     – Ну, ну, Мила, – Филатов попытался успокоить Окорокову. – Ты же хорошо знаешь Витю и его ребят. Я не верю, что они погибли.
     – И я не верю, – тихо сказала Людмила Александровна. – И все равно мне очень тревожно.
     – Вы тревожитесь совершенно напрасно, – услышали вдруг Окорокова и Филатов знакомый голос, и из-за карты звездного неба, висевшей на стене, вышел ИОО. Он нисколько не изменился, тогда как Филатов и Окорокова со времени последней связи с «Зарей» постарели еще лет на двадцать.
     – Так они не погибли? – радостно спросила Людмила Александровна. – Но тогда где же они? Вот уже двадцать три года мы ищем их во всех соседних квадратах, и ничего не обнаружили!
     – Попробуйте поискать «Зарю» в квадрате М31-13, – ответил ИОО.
     – Вы так считаете? – спросил академик Филатов, ничуть не удивившись странному появлению ИОО. 
     За свою долгую жизнь он привык очень многому не удивляться. К тому же он помнил, как этот странный человек двадцать три года назад показал ему в зеркальной крышке портсигара экипаж «Зари» и инопланетян. А вскоре Филатов убедился, что ИОО его не обманул: во время второй и последней связи с «Зарей» Варя показывала фотографии инопланетян, и они выглядели точно так, как в портсигаре.
     – Я просто уверен в этом, – ответил ИОО на вопрос Филатова.
     – А... может, как в прошлый раз?.. – предложил Филатов, намекая на связь с помощью портсигара.
     – Но вы же бросили курить, – развел руками ИОО.
     – Да. В самом деле, – согласился Сергей Сергеевич, поднял трубку телефона и набрал номер лаборатории дальней космической связи. – Лаборатория? «Зарю» не нашли?.. Прекратить поиски?.. Нет, нет, ни в коем случае!.. Я прошу вас поискать звездолет в квадрате М31-13. Да. Сейчас. Это не моя прихоть и из ума я еще не выжил. Я жду результат. И немедленно!
     Он положил трубку.
     Прошло несколько долгих минут. Академик Филатов и профессор Окорокова напряженно ждали. ИОО стоял около карты звездного неба и безмятежно улыбался.
     Резанул по нервам телефонный звонок. Филатов схватил трубку.
     – Слушаю!.. Приняли?!.. Из созвездия Андромеды? Это точно «Заря»?.. Очень, очень хорошо. Уже иду.
     Он положил трубку и улыбнулся Караковой. 
     – Идемте, Милочка. Ваши ребята уже настраивают телесвязь.
     Филатов пошел к двери. Окорокова шагнула за ним, но вдруг оглянулась.
     – Простите, но откуда вы знали... где «Заря»? – вопрос был задан пустому месту: ИОО около звездной карты уже не было. Людмила Александровна пожала плечами и поспешила вслед за Сергеем Сергеевичем.

***
     – Ребята, что с вами случилось? – взволнованно спросил Филатов, как только экипаж «Зари» увидел его на экране связи. – От вас не было вестей двадцать три года!
     – У нас все в порядке, – ответил Витя. – Но мы неправильно рассчитали курс, и попали не туда. Здесь мы встретились с кораблем из другой галактики.
     – Это очень, очень интересно, – сказал Сергей Сергеевич. – Расскажите подробней, пожалуйста, но по возможности кратко: связь очень нестабильна.
     – Этот корабль из галактики Туманность Андромеды с планеты Афра, – начал Витя. – Их звездолет может развивать скорость в двадцать тысяч скоростей света, и на путешествие до нашей Галактики они затратили сто лет. У них есть камеры анабиоза, поэтому все время перелета они спали. Вы можете не поверить, но экипаж состоит из детей тринадцати-четырнадцати лет, а внешне они ничем не отличаются от нас, от землян... 
     Он рассказал, что одна девочка из экипажа афрян, как две капли воды, похожа на Варю, а планета Афра, по рассказам афрян, близнец Земли.
     – И они пригласили нас лететь с ними на Афру, – закончил Витя. – Мы просим Вашего разрешения лететь с ними.
     Но Филатов ничего не успел ответить: звук внезапно пропал, экран покрылся помехами, а вскоре и вовсе погас. Как ни пытались ребята восстановить связь, ничего не вышло.
     – Что же нам делать? – растерянно спросила Юля.
     – Нужно решать самим, – твердо сказал Мишка. – В конце концов, мы уже взрослые.
     – Взрослые? – с сомнением проговорила Варя.
     – Да, взрослые, – сказал Витя. – На Земле нам было бы уже по шестьдесят три года.
     – Но мы не на Земле, – тихо проговорила Катя.
     – Все равно мы никого из наших знакомых уже не встретим, – сказал Федька. – Мы вернемся на Землю будущего, так какая разница, через пятьдесят лет мы вернемся, или через двести?
     Несколько мгновений все молчали, обдумывая Федькины слова.
     – По-моему, Федька прав, – сказал, наконец, Мишка. – Все материалы экспедиции к Альфа Кассиопеи мы уже передали на Землю, так почему бы не полететь в следующую экспедицию? А через двести лет вернемся...
     – В конце концов, если бы полет шел, как было запланировано, мы вообще вернулись бы через пятьсот лет, – добавил Пашка.
     – Когда еще на Земле изобретут такие корабли, которые смогут полететь в другую галактику, – проговорила Варя.
     – Мы точно не доживем, – вздохнула Юля.
     – Ясно одно: другой возможности побывать в Туманности Андромеды у нас не будет, – заключил Витя.
     – Значит, летим? – радостно спросила Катя.
     – Да, – кивнул Витя.

     Утром следующего дня экипаж собрался в командном отсеке, с волнением ожидая связи с кораблем афрян. Не сговариваясь, все ребята надели белую парадную форму – чувствовали торжественность момента.
     Центральный экран засветился, на нем появился Дод, тоже в белой парадной форме, а за ним стояли члены его экипажа.
     – Дод, мы принимаем ваше предложение. Мы согласны лететь с вами в Туманность Андромеды, – сказал Витя.
     Дод улыбнулся, а Редд и Хорел в глубине экрана закричали: «Хау!», что на русский язык можно было перевести как «Ура!».
     – Сейчас мы полетим к звезде, у которой остался наш «Большой звездолет», – сказал Дод землянам, и скомандовал своему экипажу: – Алем астам ноэль акме! Формар ку «Аннар Уклин»!
     – Всем занять свои места! Курс на «Большой звездолет», – повторил тот же приказ Витя. – Дод, мы ждем ваших указаний.
     – Следуйте за нами. Ускорение одна сотая скорости света в час до скорости девять десятых. Через пару дней будем на месте. Если отстанете – вот координаты звезды, – Дод назвал несколько цифр, нажал на пульте несколько клавиш.
     На экране высветилось звездное небо. Нужная звезда была указана стрелкой.
     – Мы не отстанем, – ответил Витя.
– Хорошо, – кивнул Дод.
     После достижения крейсерской скорости Дод отпустил Хорела и Редда отдыхать, а Витя отпустил Мишку и Пашку. Командиры остались одни в командных отсеках своих кораблей.
     – Дод, а где будет «Заря» во время полета? Мы же полетим с вами на вашем «Большом звездолете»? – спросил Витя.
     – Вы оставите свою «Зарю» на орбите у планеты, – ответил Дод. – Вместо нашего «Аннар Уклин».
     – Оставить «Зарю»? – переспросил Витя, подавшись к экрану.
Это казалось невозможным, потому что корабль за время полета стал частью его самого, и Витя был уверен, что и всего остального экипажа тоже.
     – Конечно, – ответил Дод спокойно. – Там с вашим кораблем ничего не случится. Это место совершенно безопасно. Нам его вычислил компьютер, он так и сказал, что на сто световых лет вокруг нет места безопаснее. Мы называем его нашей путевой станцией. Там всего одна планета. Необитаемая.
     – Ну, спасибо, ты меня успокоил, – пробормотал Витя, отключил связь с «Ульрис» и вызвал экипаж.
     – Витя, что случилось? – спросила Юля, вбегая в командный отсек.
Вслед за ней вбежали Варя, Катя, Федька, Пашка и Мишка.
     – Дод предлагает нам оставить «Зарю» на орбите вместо их «Большого Звездолета», – мрачно сообщил Витька.
     – Нет, не можем мы оставить «Зарю» около неизвестной затерянной звезды! – горячо воскликнула Варя.
     – Ты же согласилась лететь в Туманность Андромеды, – язвительно заметил Федька.
     – Но я же не знала, что нужно будет оставлять наш корабль здесь! – возразила Варя, обернувшись к Федьке.
     – Могла бы и догадаться, что «Заря» не может развивать скорость в двадцать тысяч скоростей света, – сказал Федька.
     Варя не нашла, что ответить, и отвернулась, а Мишка сказал:
     – Ты противоречишь самому себе, Лобанов. Кто самый первый согласился лететь?
     – Но я же не знал! – развел руками Федька.
     – Мог бы и догадаться, – иронично заметил Пашка.
     – А кто знает, с какой скоростью мы летели до Альфа Кассиопеи и обратно, – пробормотал Федька.
     – Если бы мы летели с такой скоростью, ты сейчас не стоял бы здесь, – сказал Витька.
     – А где бы я стоял? – поинтересовался Федька.
     – Там, – Пашка неопределенно махнул рукой куда-то вдаль.
     – Ты вообще нигде не стоял бы, – уточнил Мишка.
     – Мальчики, не ссорьтесь, – остановила спор Варя.
     Федька, уже набравший в легкие воздуха, чтобы ответить Мишке, промолчал.
     – Так, значит, не полетим? – разочарованно спросила Катя. – Ребята, не полетим?
     – Не знаю, – тихо ответил Витя.

     Вскоре корабли прилетели к ничем не примечательному красному карлику. Компьютер афрян рассчитал правильно: вряд ли кто заинтересуется этой старой звездой, у которой всего одна маленькая планетка, лишенная атмосферы, и полетит исследовать ее – в Галактике сколько угодно можно найти объектов для исследований и поинтереснее.
     Корабли шли в режиме торможения. Оставалось уже около часа полета. Экипаж «Зари» собрался в командном отсеке.
     – Мишка, а куда это мы летим? – спросил Федька.
     – Это, наверное, одна из звезд в созвездии Андромеды, – ответил Мишка. – Сейчас вспомню, – он закрыл глаза и представил, что читает звездный справочник. Через несколько мгновений он открыл глаза и сказал: – Это Омикрон Андромеды. Сорок восемь и шесть десятых световых лет от Солнца. Спектральный класс М-6. Стабильна, а значит, вполне безопасна. 
     – Мы так и не решили, полетим в Туманность Андромеды или нет, – сказала Варя.
     – Мы уже пообещали, что полетим, как мы можем теперь отказаться? – спросила Юля.
     – Полетим, если будем на сто процентов уверены, что «Зарю» здесь никто не найдет и с ней ничего не случится за двести лет нашего отсутствия, – сказал Витя, и все облегченно вздохнули.
     – Мишка, давай налаживай телесвязь, – сказал Федька нетерпеливо, подошел к Мишке и хотел сам покрутить ручки настройки, но Мишка хлопнул его по руке:
     – Исчезни отсюда!
     – Подумаешь, – проворчал Федька, пятясь от пульта управления. – Я же только помочь хотел...
Оба корабля легли на орбиту вокруг звезды. Экран связи засветился, и ребята увидели в командном отсеке «Ульрис» экипаж Дода.
     Афряне даже не заметили, что включился экран связи. У всех шестерых лица были серьезные и напряженные, а лица девочек даже казались испуганными. Дод, Редд и Хорел с недоумением смотрели на звездные экраны, склоняли головы к пульту управления, что-то считали и снова смотрели на экраны.
     – Ничего не понимаю, – услышали земляне голос Дода. – Где планета?
     – Дод, что у вас случилось? – спросил Витя, и командир «Ульрис», наконец, взглянул на экран связи.
     – Мы не нашли планету там, где ее вычислил компьютер, – ответил Дод, в его голосе слышалась тревога.
     – Мишка, включи поисковый радар, – сказал Витя.
     – Есть, – Миша быстро нажал несколько клавиш на пульте.
     На маленьком экране перед ним возник радарный луч. Он то и дело вспыхивал зелеными искрами, пересекая предполагаемое местонахождение планеты. 
     – Что это? – удивленно спросила Катя.
     – Похоже на метеоритный рой, – ответил Миша.
     Редд в своем корабле тоже включил радар, и афряне увидели то же самое.
     – Келле, что это? – спросил Хорел.
     – Я не знаю, – испуганно проговорила девочка.
     – Тоже мне, а еще астроном! – проворчал Хорел.
     – Я не знаю, почему вместо планеты по орбите движется метеоритный рой! – чуть не плача, ответила Келле.
     – Все ясно, – сказал Мишка. – Это не метеориты, это астероиды.
     – Планета разбилась? – спросила Юля.
     – Ясно даже первокласснику, – Мишка усмехнулся.
     – Но почему? – воскликнула Келле. – Мы же были здесь всего пятьдесят лет назад! Планете ничто не угрожало!
     – Возможно, компьютер чего-то не учел, какой-нибудь фактор, – предположил Редд.
     Дод взглянул на экран связи странно заблестевшими глазами и сказал:
     – «Аннар Уклин» был на орбите у этой планеты. Наверняка он теперь разбит. Мы не сможем вернуться домой. Никогда...
     Дод опустил голову на руки, сложенные на краю пульта управления. Верда, Юна и Келле заплакали открыто. Редд и Хорел смотрели на звездные экраны, все-таки надеясь увидеть планету, которой уже не существует.
     В командном отсеке «Зари» тоже царили уныние и растерянность. Все молчали, не зная, как помочь друзьям или хотя бы утешить их.
     – Ребята, ребята, ну что вы, ну можно же что-то сделать! – сказал, наконец, Федька с уверенностью, которой не чувствовал.
     – Что? – спросил Хорел безнадежно.
     Федька не нашел, что ответить, подошел к Мишке и начал бесцельно крутить какие-то ручки на его пульте. В другое время Мишка сразу же прогнал бы Федьку, но сейчас он этого даже не заметил.
     – Эх, если бы сейчас!.. – Витя не успел договорить фразу, даже не успел придумать, что сейчас могло бы случиться, что помогло бы афрянам, потому что из динамиков послышались какие-то сигналы, и заговорил компьютер:
     – Внимание! Приняты неизвестные сигналы! Предположительно они посланы разумными существами. Внимание! Приняты неизвестные... 
     Витя и его ребята почти не обратили внимания ни на голос, ни на сигналы, только Пашка машинально нажал несколько клавиш на пульте, выключая голос и давая команду компьютеру разобраться, что это такое. Но афряне сразу оживились. Дод вскочил, и его руки запорхали над клавишами пульта. Через несколько мгновений Дод взглянул на экран связи и объявил радостно:
     – Ребята, наш «Аннар Уклин» нашелся! Компьютер вывел его с орбиты за несколько часов до катастрофы, и он не пострадал!
     – Спасибо вам, – добавил Редд. – Мы услышали его позывные через вашу связь. Мы были так расстроены, что даже не догадались включить приемник на нужную длину волны. А вы догадались.
     Мишка растерянно посмотрел на пульт: он к нему не прикасался. Но рядом стоял Федька, и Мишка взглянул на него. А Федька уже держал руки за спиной и смотрел на Мишку невинными глазами.
     – А вот и «Большой Звездолет», – Паша указал на правый экран, и все бросились к нему, чтобы посмотреть на корабль.
     – Он сам к нам приближается? – спросила Катя. 
     – Да, компьютер у нас там очень умный, – небрежно ответил Хорел.
     Звездолет был похож на огромное стальное веретено, хотя вряд ли его обшивка была из стали. Просто внешнее покрытие звездолета отливало стальным блеском с зеленоватым оттенком. Веретено вращалось вокруг своей оси: это было видно по поясу огоньков, которые медленно перемещались. Земляне были очарованы этой грандиозной простотой звездолета.
     – Посмотри, Витька, как просто, – восхищенно сказал Пашка. – Наверняка сила тяжести на нем создается центробежной силой. И никакой искусственной гравитации не надо!
     Корабль подплывал, увеличиваясь в размерах. Вскоре его масса заполнила весь экран.
     – Он больше «Зари» в девяносто раз! – восторженно проговорил Мишка. – Вот это сила!
     – Ну, на то он и «Большой», – отозвался Федька.
     Ребята увидели, как открылся большой створ в борту корабля, «Ульрис» скрылась в нем, а через несколько минут вылетела, развернулась, и куда-то улетела. Все это время экран связи был пуст, но никто этого не замечал.
     – Куда они полетели? – удивленно спросила Юля.
     Ей никто не ответил, все были удивлены не меньше.
     – Ребята! – услышали они вдруг голос Дода и увидели его самого на экране. – «Аннар Уклин» исправен, мы можем лететь! Теперь мы понимаем, что никакой компьютер не может гарантировать безопасность, поэтому оставлять ваш корабль здесь нельзя. В ангар нашего «Большого Звездолета» может войти только один корабль: или наша «Ульрис», или ваша «Заря». Мы решили, что оставим «Ульрис» здесь, а вместо нее в ангар войдет «Заря». Вы согласны?
     – А как же «Ульрис»? – спросила Катя.
     – Мы отведем ее подальше от разбитой планеты, и будем надеяться, что с ней ничего не случится, – ответил Дод. – Ну, а если случится, у нас есть еще один корабль, вот этот, – он похлопал ладонью по пульту управления.
     Только теперь земляне заметили, что Дод и его экипаж находятся в другом командном отсеке, непохожем на отсек управления «Ульрис». Этот отсек был больше, стены в нем были бирюзового цвета, а вдоль стен стояли желтые диваны.
     – Мы согласны, – сказал Витя.
     – Я открываю ангар, – сказал Дод, нажав клавишу на пульте управления. – Войдете сами или прислать вам лоцмана?
     – Обойдемся, – уверенно ответил Пашка, взявшись за рычаги ручного управления.
     Он взглянул на Витьку, тот чуть заметно кивнул, разрешая Пашке взять управление кораблем на себя.
     Ангар на «Большом Звездолете» открылся, «Заря» вошла в него и встала на опоры. Створы ангара закрылись.
     – Молодец! – восхищенно сказала Юля и чмокнула Пашку в щеку.
     Он склонился над пультом, чтобы скрыть смущение.
     На экране связи появилась Юна и сказала:
     – Можно выходить, ребята. Мы встретим вас у трапа.
     – А... это... скафандры надевать не надо? – спросил Федька.
     – Нет, не надо, – улыбнулась афрянка. – В ангаре есть воздух.
     Экипаж «Зари» вышел из корабля. Над ними оказался высокий свод, а под ногами – металлический пол. На одной из стен, примерно на восьмиметровой высоте чернели два отверстия, закрытые сетками, в стене напротив была дверь, а рядом – пульт управления.
К трапу, выдвинутому из пассажирского люка «Зари», подбежали афряне. Варя и Верда, встретившись, сразу взялись за руки, восполняя этим дни вынужденной разлуки.
     – Ты прекрасный пилот, Паша, поздравляю! – Редд пожал Пашке руку. – Даже я не смог бы лучше поставить корабль в ангар.
     Вдруг Витька хлопнул себя по лбу:
     – Я же совсем забыл, сегодня день рождения у Вари!
     – Точно, сегодня 18 июля, Варьке исполняется четырнадцать лет, – пояснил афрянам Мишка.
     – А я все гадала, вспомнит кто-нибудь об этом или нет, – сказала Варя с улыбкой.
     – Варька, приглашай всех! – сказал Федька.
     – Без тебя знаю, – ответила Варя Федьке и добавила: – Я приглашаю всех на свой день рождения. Сегодня...
     – Через два часа, – подсказал Паша. – В «Сюрпризе».
     – Через два часа в «Сюрпризе», – повторила Варя.
     – Мы пока пойдем, все приготовим, – сказал Федька, и пошел по трапу обратно в «Зарю».
     Витя, Паша и Миша пошли за ним.
     – Только, пожалуйста, не надо в моей квартире, – сказала им вслед Варя.
     – А мы пойдем, приготовим подарок, – сказал Дод и ушел вместе с Реддом и Хорелом.
     – Мы пойдем готовить угощение, – сказала Катя.
     – Юна, Келле, вы с нами? – спросила Юля у девочек-афрянок.
     – Конечно, – кивнула Юна.
     – А ты развлекай именинницу, – сказала Келле Верде, и девочки убежали на «Зарю».
     В ангаре остались только Варя и Верда.
     – Пойдем, я покажу тебе мой сад на «Аннар Уклин», – сказала Верда Варе. – Я сама не была там пятьдесят лет и хочу посмотреть, что там изменилось.
     – Пойдем, – согласилась Варя.

***
     Витя, Паша, Миша и Федя разглядывали стенды в прихожей «Сюрприза», выбирая, что бы такое смоделировать для Вари. Все здесь было уже много раз испробовано. Можно было смоделировать что-нибудь свое, но прошло уже полчаса из тех двух, что Пашка отвел на подготовку, а никаких идей еще не появилось.
     – А давайте смоделируем нашу школу, – предложил Федька, но без особого энтузиазма.
     – Не пойдет, – возразил Паша.
     – А что, Варька любит в школу ходить, – заупрямился Федька.
     – Пойми, Лоб, сейчас лето, каникулы, – Пашка постучал указательным пальцем по лбу Федьке.
     – Что больше всего любит Варя? – спросил Мишка, обращаясь вроде бы ко всем, но Витя понял, что вопрос адресован ему, и ответил, пожав плечами:
     – Не знаю... по-моему, больше всего она любит золотых рыбок.
     – Может быть, морское дно? – иронично спросил Федька.
     Витя смерил его уничтожающим взглядом, но Федька нисколько не смутился и снова предложил:
     – А давайте зимний лес и избушку лесника? Идея?
     – Идея, – задумчиво ответил Витька и добавил весело: – А что, может, попробуем?
     – Но сейчас же лето! – возразил Мишка.
     – А какая разница, на корабле-то смены времен года не бывает, – сказал Федька.
     – Варька же ни разу не встречала день рождения зимой, – оживился Пашка. – А мы устроим ей зиму! Здорово, а, ребята?
     Витя вспомнил, как он с одноклассниками ходил на лыжах в лес на зимних каникулах. Ребята зашли довольно далеко в лес, и обнаружили в лесной чаще избушку лесника. Она была такая маленькая, чистенькая, уютная. А старушка-лесничиха угощала ребят можжевеловым чаем с черничным вареньем. Варя была в восторге от этого похода, ей даже уходить из избушки не хотелось.
     Пашка тоже вспомнил этот поход. Когда возвращались домой, Юлька упала и ушибла ногу, а потому тащилась позади всех. Пашка хотел ей помочь, просто так, из сострадания. Но она сказала: «Не надо, я сама». Ни стонов, ни жалоб от нее никто не услышал. Еще тогда Пашка подумал, что Юлька хоть и хрупкая на вид, но удивительно стойкая девчонка, а потому не возражал, когда Витька предложил ей место в экипаже.
     Вскоре на экране компьютера появилась объемная картинка зимнего леса и избушки среди покрытых снегом елей. Потом ребята смоделировали интерьер избушки. Получилось не совсем так, как было в настоящей избушке в лесу под Калугой, но очень похоже.
     – Гитару надо? – осведомился Пашка. 
     – Обязательно, – ответил Федька.
     – А Ваську? – спросил Мишка.
     – Да сам придет, – махнул рукой Витька.
     – А самовар? – спросил Федька.
     – Конечно, – кивнул Витька.
     – Ребята, мы принесли угощение, – в «Сюрприз» вошли Юля, Катя, Юна и Келле с большими картонными коробками в руках.
     – А что это вы тут смоделировали? – полюбопытствовала Катя.
     Пашка сразу закрыл экран компьютера своей широкой спиной и сказал:
     – А это сюрприз для всех. Давайте сюда свою стряпню и уходите, еще не все готово.
     – Подумаешь, секрет, – усмехнулась Катя, и девочки ушли.

***
     – Это настоящий сад! – восхитилась Варя, увидев оранжерею «Большого Звездолета».
     Сад на «Аннар Уклин» занимал площадь не меньше квадратного километра. Здесь были и высокие деревья, и кусты, и цветочные клумбы, и озеро, и даже ручеек, весело журчавший в траве.
     – Да. Тут все автоматизировано, – с гордостью ответила Верда. – Этот сад может расти здесь как угодно долго и не погибнет. Это наше любимое место на корабле. На «Ульрис» такого нет, она слишком маленькая.
     – Да, я понимаю, – кивнула Варя. – Замкнутая экологическая система должна быть определенного размера.
     – Вон там беседка, – Верда указала на боковую аллею. – Посидим?
     – Давай, – согласилась Варя.
     Девочки сели в беседке на скамейку.
     – Расскажи мне об Афре, – попросила Варя.
     – Ты скоро сама ее увидишь, – ответила Верда.
     – Нет, я хочу знать сейчас, – сказала Варя.
     – Ладно, – кивнула Верда. – Вот это, – она обвела рукой окружающий их сад, – только небольшой кусочек нашей планеты. Афра очень зеленая планета. У нас даже в городах много зелени. Каждый район города отделен от другого лесопарковой зоной. Все производство у нас безотходное, и воздух чистый-чистый, даже лучше, чем здесь. Дома большие, светлые, широкие улицы... Наш главный город      – Саара – самый красивый на планете. В нем много старинных зданий, музеев, памятников. А в Саарском зоопарке собраны животные со всей планеты. Хотя, чтобы увидеть животных в их природной среде, можно просто взять глеер и полететь в лес, или степь, или горы... И везде, где бы ты ни оказалась, Варя, везде тебя примут с радостью, как старую знакомую. Когда мы прилетим на Афру, я познакомлю тебя со своими родственниками. У меня их так много, что я даже не всех знаю...
     – Но... на Афре пройдет двести пятьдесят лет со времени вашего отлета, когда мы туда прилетим, – сказала Варя.
     – Да, когда мы прилетим на Афру, все мои родственники будут мне незнакомы, – улыбнулась Верда. – Но я уверена, они все придут в космопорт, чтобы встретить меня, и родственники других ребят тоже. Нас будет встречать целая толпа, вот увидишь... Ой, как я хочу поскорее прилететь на Афру! Интересно, как она изменилась за двести пятьдесят лет?.. Я уверена, Афра стала еще лучше, еще красивее.
     – Знаешь, о чем я думаю? – спросила Варя и ответила сама: – О том, как мы вернемся на Землю. На Земле пройдет двести пятьдесят лет с тех пор, как мы улетели. Может быть, она уже будет такой же, как ваша Афра... Это было бы здорово!
     – А разве у вас на Земле плохо? – спросила Верда с сочувствием в голосе. 
     – Нет, хорошо, – ответила Варя, вздохнув. – Но если бы все страны объединились, как у вас, было бы еще лучше, не было бы войн, никто не убивал бы друг друга.
     – На Афре уже семьсот лет нет войн, – сказала Верда с оттенком гордости в голосе. – И у вас на Земле когда-нибудь так будет, обязательно.
     – Я знаю, – уверенно ответила Варя и взглянула на часы. – Ой, Верда, ребята нас заждались, наверное.
     – Знаешь, зови меня Вери, ведь ты моя сестра, а значит, близкая родственница, – доверительно сказала Верда и добавила: – Но только когда мы одни. Ладно?
     – Хорошо, Вери, – улыбнулась Варя, взяла Верду за руку, и они побежали на «Зарю».
У трапа их встретили Дод, Редд, Хорел, Юна, Келле, Юля и Катя.
     – Ну, где вы там, идите скорее! – поторопил близнецов Хорел.
Витя, Паша, Миша и Федя с таинственными лицами стояли у входа в «Сюрприз». Витя открыл дверь, оттуда дохнуло холодом. Варя остановилась и подозрительно взглянула на ребят:
     – Мальчики, что вы там натворили?
Ребята расступились, и Варя увидела зимний лес. Вековые ели, усыпанные снегом, гордо взметали в небо свои вершины. А на заснеженной поляне стояла маленькая бревенчатая избушка, из трубы на крыше курился дымок.
     – Ой, девочки! – радостно прошептала Варя, оглянувшись на Юлю и Катю, потом вбежала в «Сюрприз», и сразу оказалась по колено в снегу.
     Варя засмеялась и побежала к избушке. Около двери она остановилась:
     – Юлька, ты помнишь?
     Остальные ребята тоже вошли в лес.
     – Ничего не понимаю, – сказал Хорел, оглядываясь. – Всего несколько дней назад здесь был цветущий сад! 
     – Это наша кают-компания, – объяснил Мишка небрежным тоном. – Мы можем сделать в ней все, что захотим.
     – Вот здорово! – восхищенно проговорил Редд. – И бассейн можно?
     – Конечно, – кивнул Пашка. – И каток, и стадион, и кинотеатр.
     – А у нас на «Ульрис» ничего нет, – вздохнул Хорел. – Только на «Большом Звездолете» есть сад, бассейн, комната развлечений и спортзал.
     – Зато у вас есть камеры анабиоза, а у нас их нет, – ответил Хорелу Мишка.
     Варя все еще стояла у двери избушки, рассказывая Кате, Верде, Юне и Келле о том лыжном походе, когда они нашли избушку.
     – Варька! – крикнул Федька. – Чего тормозишь? Всех гостей заморозила!
     – Ах, вот ты как! – весело ответила Варя, быстро слепила снежок и бросила в Федьку.
     Федька немедленно ответил тем же, все девочки вступились за Варю, мальчики – за Федьку, и завязалась веселая игра в снежки. А когда все вдоволь наигрались и замерзли, пошли в избушку греться и праздновать.
     В избушке было тепло. На столе стояли самовар, вазочки с печеньем, вареньем, конфетами, фруктами и торт с четырнадцатью свечами. Маленькое окно было занавешено белыми шторками, а на печке сидел белый кот.
     – Как здесь уютно, – сказала Верда. 
     – Вы живете в таких домах? – спросила Келле.
     – Нет, это лесная сторожка. В таких домиках у нас на Земле живут лесники, которые охраняют леса, – ответила Катя. – А в городах у нас большие каменные дома.
     – Ой, а как сюда попал кот? – испуганно спросила Юна.
     – Это наш кот Василий, – ответила Юля. – Не бойся, он ручной, домашний.
     – Домашний кот? – удивилась Келле. – Как вам удалось его приручить?
     – У нас на Земле кошки живут почти во всех домах, – пояснила Юля. – Они очень добрые и ласковые.
     – Если их не злить, – добавила Катя и спросила: – А разве на Афре нет кошек?
     – Есть, – ответил Редд. – Но домашних нет, только дикие. Они очень опасны, если нападают стаей. Правда, кошки редко нападают на людей, но все же их приходится опасаться.
     Варя позвала кота, и он спрыгнул с печи прямо ей на плечо, а потом мирно улегся на коленях.
     – Он в самом деле совсем не злой, – удивилась Верда.
     – А почему у вас нет домашних кошек? – спросила Юля.
     – Потому, что афряне еще с незапамятных времен приручали только тех животных, которые этого хотели, – ответила Верда. – А кошки, наверное, не хотели.
     – Да, – согласилась Варя. – Наши кошки хотя и домашние, но очень независимые животные.
     – Давайте-ка споем, – предложил Федька, которому надоела беседа о кошках, он взял со скамейки гитару и протянул Мишке.
     Мишка начал играть, и ребята запели:
     – Ночь прошла, будто прошла боль, 
        Спит Земля, пусть отдохнет, пусть.
        У Земли, как и у нас с тобой
        Там, впереди, долгий как жизнь, путь.
             Я возьму этот большой мир, 
             Каждый день, каждый его час.
             Если что-то я забуду
             Вряд ли звезды примут нас.
        Я возьму щебет земных птиц,
        Я возьму добрых ручьев плеск,
        Я возьму свет грозовых зарниц,
        Шорох ветров, зимний густой лес...
     Афряне слушали песню. Слова ее, такие простые, задевали в душе что-то самое сокровенное, словно песня была не о Земле, а об их родной Афре. А впрочем, ведь Афра в переводе на русский – Земля. И афряне стали подпевать:
     – Я возьму этот большой мир, 
        Каждый день, каждый его час.
        Если что-то я забуду,
        Вряд ли звезды примут нас.
     – Миш, а ты научишь меня играть на этом инструменте? – спросил Хорел.
     – Научу, – пообещал Мишка.
     – Можно мне еще одну конфету? – смущаясь, спросила Келле. – Они очень вкусные! На Афре таких нет.
     – Конечно, можно, – ответила Катя. – Ешь, сколько хочешь.
     Келле взяла из вазы «Белочку».
     – А я ириски больше люблю, – сказала Катя.
     Ребята пили чай из самовара, с тортом, конфетами и печеньем, и рассказывали друг другу о себе и своих планетах, пели под гитару, танцевали под Федькин магнитофон.
     Когда праздник закончился, в лесу уже стемнело.
     – Теперь вы – наши гости, – сказал Дод.
     Афряне и земляне вышли из «Зари» и прошли в отсек управления «Большого Звездолета», по дороге Дод показал землянам все отсеки корабля. 
     – Да это не звездолет, а целый город! – восхищенно проговорил Федька.
     – Однако он рассчитан только на пятьдесят человек, не больше, – сказала Верда.
     – Почему? – удивилась Катя.
     – Если будет больше, нарушится естественный круговорот, – ответила Юна.
     – Тогда почему вас всего шестеро? – спросила Юля.
     – Наш полет был рассчитан на пятьдесят лет, за это время количество членов экипажа должно было увеличиться, – ответила Юна.
     – А-а, – понимающе кивнула Юля.
     В отсеке управления Дод ввел в компьютер звездолета программу обратного пути, а потом Юна пригласила всех в анакамеру – камеру анабиоза.
     Это была длинная пустая комната с небольшим пультом управления у двери. Юна коснулась нескольких клавиш на пульте, и из стены бесшумно выдвинулись тринадцать прямоугольных ложементов с углублениями в форме человеческих тел. Юна уложила ребят в эти ложементы. Ложа были такими мягкими, что казалось, будто тела лишились веса, и парят в невесомости.
     – Сейчас мы заснем, – сказала Юна. – И эти сто лет пути покажутся нам одним мгновением. Только не думайте ни о чем плохом, иначе все сто лет вам будут сниться кошмары! – в шутку предупредила она.
     Уложив всех, Юна легла сама. Ложементы задвинулись в стену, но в это время все уже крепко спали.
     «Аннар Уклин», повинуясь приказам компьютера, взял курс на Туманность Андромеды и, набрав скорость, исчез в межгалактическом пространстве.

***
     Через сто лет «Аннар Уклин» достиг Туманности Андромеды, замедлил скорость и послал команду на пульт анакамеры, для пробуждения экипажа.
     Витя проснулся. Несколько мгновений ему потребовалось, чтобы вспомнить, где он находится, и почему. Вспомнив, он открыл глаза и встал с ложа. Магнитные подковки громко цокнули по металлическому полу. Юна, стоявшая у пульта управления, вздрогнула и оглянулась.
     – Ой, Витя, это ты? – улыбнулась она.
     – Уже прилетели? – спросил Витя.
     – Да, почти, – кивнула Юна.
     Витя прошелся по комнате. Здесь совершенно ничего не изменилось. Вите показалось, что он спал всего несколько часов.
     – Неужели прошло сто лет? – спросил он Юну.
     – Да, – кивнула девочка. – Мне тоже не верилось сначала. Но если сейчас пойти в сад и посмотреть, то можно заметить, как там все изменилось.
      Витя подошел к ложу, в котором спала Варя. Столетний сон никак не отразился на ее внешности. 
     «Спящая красавица», – подумал Витя.
     – Когда они проснутся? – спросил он.
     – Скоро, – ответила Юна. – Это зависит от индивидуальных особенностей организма. Обычно Дод просыпается раньше всех. А ты проснулся еще раньше.
     Витя посчитал это комплиментом и улыбнулся. Сев на край Вариного ложемента, он задумался и не заметил, как задремал.
     Витю разбудили веселые голоса Пашки и Мишки. Варя еще не проснулась, и Витя поспешно отошел от ее ложа. Вскоре все проснулись и пошли в отсек управления.
     На обзорных экранах были видны желтое солнце и голубая планета.
     – Вот наша Афра! – с гордостью сказал Дод, показав на голубую планету.
     – Как она похожа на нашу Землю, – тихо проговорила Юля.
     – Они же близнецы, как Варя и Верда, – так же тихо ответила ей Катя.
     – Переходим на околопланетную орбиту, – объявил Редд.
     – Странно, – сказал Хорел, пробежав пальцами по клавишам пульта управления. – Нас должны бы уже заметить. Но я не слышу позывных ни одного космопорта.
     – Ты посылал запрос на планету? – спросил Дод.
     – За кого ты меня принимаешь?! – возмутился Хорел. – Послал уже пять раз, и, по крайней мере, три раза должен был получить ответ!
     – Хоть бы какую-нибудь шлюпку прислали, чтобы мы могли опуститься на планету, – проворчал Редд.
     – А разве нельзя приземлиться прямо на «Большом Звездолете»? – спросил Федька.
     – «Аннар Уклин» смонтирован на спутнике Афры Веде, – пояснил Дод. – И если мы опустимся на нем на планету с большей силой тяжести, чем на Веде, то уже не сможем взлететь.
     – А «Ульрис» мы оставили в Астра Деви, – сказала Келле.
     – И даже шлюпки не догадались с собой захватить, болваны, – добавил Хорел.
     – Но у нас есть «Заря», – сказал Витя. – И еще капсула. Мы можем приземлиться на одной из них.
     – Спасибо, – сказал Дод.
     – Но почему все-таки молчат космопорты? – спросила Келле. – Что с ними со всеми случилось?
     – Не забывайте, вы не были на Афре двести пятьдесят лет, – сказал Федька. – И за это время здесь могло произойти ЧТО УГОДНО.
     – Что же нам теперь делать? – растерянно спросила Верда.
     – Как что? Лететь на Афру, – ответил Федька. – Произвести разведку. Я предлагаю послать меня.
     – Одного? – спросила Катя.
     Мишка ревниво взглянул на Катю. Она сделала вид, что не заметила его взгляда, а, отвернувшись, чтобы никто не увидел, радостно улыбнулась.
     – Зачем одного? Можно с кем-нибудь. Против хорошей компании я не буду возражать, – ответил Федька.
     – С тебя достаточно, ты неплохо поработал на Вариане, – усмехнулся Пашка.
     Федька даже не посмотрел в его сторону.
     – Ведь я же единственный из вас... – начал он, но Витя прервал его:
     – Перестань, Лоб, сейчас не до шуток.
     – А я и не шучу, – сказал Федька, но замолчал.
     – У нас всего одна капсула, – продолжал Витя. – И мы должны использовать ее с наибольшей отдачей. Дод, мы пошлем на Афру разведгруппу. Капсула может вместить трех, от силы четырех человек. Подумай, кого ты пошлешь.
     – Я думаю, нам лучше перейти в «Зарю», – предложил Миша.
     – Отличная идея, – согласился Витя. 
     – Витя, а можно приземлиться прямо на «Заре»? – спросила Юна.
     – Можно. Но лучше не надо, – сказал Федька.
     – Федька прав, – подтвердил Витя. – Пока мы не узнаем, почему молчат космопорты, мы не будем приземляться на «Заре».
     – Ребята, не будем терять времени, идемте на «Зарю», – сказал Дод.
     Он набрал на пульте управления программу автоматического полета «Аннар Уклин» и вышел из отсека. Оба экипажа последовали за ним.

***
     «Заря» вылетела из ангара «Аннар Уклин» и легла на круговую орбиту вокруг Афры. Витя, Паша и Миша сидели в стартовых креслах в командном отсеке, Варя, Юля и Катя – в своих отсеках, экипаж Дода устроился в «Сюрпризе» вместе с Федькой.
     По корабельному времени был уже вечер, а Витя все еще не решил, кого он пошлет на планету.
     Мишка, с терпением, достойным робота, вызывал космопорты Афры, но ответа так и не получил.
     – Хватит, Мишка, надоело, – сказал, наконец, Пашка. – Давно уже ясно, что нам не ответят.
     – Середа, кого ты пошлешь на планету? – спросил Мишка, выключив систему связи.
     – Ребята, идите пока отдыхать, – вместо ответа сказал Витя. – Все равно лететь на планету только утром. Идите, а я пока подумаю.
     Но Миша и Паша уходить не торопились, поэтому, когда на пульте зажглась надпись «Сюрприз», и на экране появился Федька, они остались на своих местах.
         

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ]  

 


Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2020 Otroki.DRUiD.RU