Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта




Глава 2

Соэлла, Клиника Неррлиота
Отдел Реанимации и Травматологии
42695 (пВП), Nelliene 6/4
19.34 по местному времени
(1-й день ВСв9)


Cтворки двери больничного отдела резко раздвинулись. Матиэллт и Эаллниэлл, в сопровождении четырёх адъютантов, всё ещё в сенсорных комбинезонах, быстро вошли в приёмную. Матиэллт заметил в одном из кресел Лиэлл. Девушка смотрела в упор на дверь одной из палат, её губы беззвучно шевелились.
Матиэллт жестом отослал адъютантов. Он подошёл и сел в кресло рядом, затем обнял сестру и прижал к себе. Лиэлл вздрогнула, будто проснулась. Только теперь Матиэллт услышал её шёпот:
- ...мы через две декады собилрались лететь на Землю. Они там ждут нас. Через две декады... он так хотел... что я теперь сделаю... как я буду жить... без него...
Дверь палаты раздвинулась, и в приёмную вошёл Риаллт, который выглядел, будто не спал несколько дней. Лиэлл, увидев его, вскочила на ноги. Матиэллт тоже поднялся.
- Ри... что с ним? – спросила Лиэлл еле слышно.
- Элиана... Ли, ты можешь идти к нему. Посиди рядом с ним, он пока ещё без сознания, но может очнуться в любую минуту, - ответил уклончиво врач. Матиэллт заметил, что он тщательно избегает её взгляда.
Лиэлл, не задумываясь, побежала в палату. Риаллт обратился к Первой Даме.
- Элни, хорошо, что ты уже здесь. Иди за ней и убедись, что у Павла всё в порядке. А потом – к делам. Твой заместитель уже ждёт тебя, он передаст тебе справку и список пациентов твоего района. Павел, кстати, есть среди них.
Эаллниэлл быстро последовала за Лиэлл. Риаллт повернулся и встретился с твёрдым изучающим взглядом Матиэллта.
- Ри, что с ним? - спросил Правитель. – Только я прошу тебя - никаких церемоний и недомолвок.
Риаллт молча опустился в кресло, жестом пригласил Матиэллта сесть рядом. Он устало потёр виски и сказал:
- Матти, я и мои целители делаем всё возможное. Павел тоже не сдается, я вообще весьма удивлён, что он ещё жив – внутренние повреждения очень серьёзные, мы всё ещё стараемся стабилизировать его. Конечно, он в коме, и вряд ли быстро очнётся. Я думаю, в течение суток у нас получится окончательно определить его состояние, и...
- Ри, я же просил – без недомолвок и медических выкрутасов, - перебил его Матиэллт. – Какие у него шансы?
Риаллт замолчал на несколько секунд, будто собирая мысли.
- Был бы он современным землянином, - ответил он наконец, - у него было бы процентов тридцать шансов. Может быть, даже сорок. А так... Матти, даже мы не всемогущие, хотя все именно так и думают. Но, конечно, мы не перестанем за него бороться.
По спине Матиэллта словно пробежали ледяные мурашки.
- Это значит... ты хочешь сказать, что он...
- Да, Правитель, - сказал тихо Риаллт. – По-моему, Павел гаснет. Я думаю, что вы привезли его живым лишь потому, что он очень хотел попрощаться с Лиэлл. Да и не только с ней, поэтому я советую вызвать Гео и его друзей, как можно скорее.
- Он... сильно страдает? – спросил с трудом Матиэллт.
Собственный голос казался ему чужим. Риаллт взглянул на него и положил руку ему на плечо. Матиэллт почувствовал волну успокаивающего тепла.
- Нет, Матти, - врач смотрел ему прямо в глаза. – Павел не страдает. Он идёт к радуге, в своём последнем сне.

Лиэлл сидела у кровати, зажимая в ладонях руку Павла. Она из всех сил пыталась установить с ним ментальную связь - но у неё не получалось. Будто между ними появилась стена.
Она не допускала мысль, что может его потерять. Но ещё никогда она не чувствовала себя настолько одиноко в его присутствии. Даже тогда, когда он был ещё Полом Коульсом, бывшим гладиатором Сьенны.
Лиэлл тихо заговорила с ним. Она шептала ему всё, что подсказывало сердце, все свои чувства, всю свою любовь. Она рассказывала о счастье, которое чувствовала, когда они были вместе, и как скучала по нему, когда они расставались. Она извинялась перед ним за всё неприятное, благодарила его за любовь, за сына, за дочку...
Лиэлл не видела ничего вокруг, не обращала внимания ни на Эаллниэлл, ни на постоянную суету медиков. Она не заметила, как в палату вошёл Матиэллт. Она видела только лежащего неподвижно Павла, смотрела только в его лицо, слушала только его дыхание, наблюдала только за движением его глаз или ладони. И всё время шептала и шептала...
Матиэллт стоял несколько минут, слушая её. За дверью его ждали адъютанты с текущими рапортами, но он знал, что не может выйти, не сможет оставить Лиэлл одну. Война могла подождать несколько минут, тем более что последние сведения были обнадеживающими. Земной флот сыграл главную роль в военных действиях и даже получил некоторый тактический перевес. Флот Империи тоже добивался успеха после первых не слишком удачных суток.
„Я никогда уже не поставлю дела государства выше семейных”, подумал Матиэллт. „Хватит. Никогда больше”.
Он вдруг почувствовал, что должен сесть. К напряжению, которое он чувствовал уже почти двое суток, добавилась другая тяжесть – кошмарное чувство вины.
„Почему я раньше не решил окончательно проблему этих гадов? Почему я жив, а он борётся со смертью? Почему я тебя не слушал, сестрёнка? Я не знаю, что теперь сказать тебе...”
Матиэллт сел рядом с сестрой и обнял её. Лиэлл вздрогнула, будто просыпаясь – её глаза были чёрными, как беззвёздная ночь.
- Ты здесь... ты жив, братишка... жив... – из её глаз покатились слёзы, она прижала лицо к его груди и расплакалась навзрыд.
Матиэллт хотел утешить её, но он не знал, что сказать, и только гладил её по голове и плечам, дрожащим от рыданий. В палату заглянула обеспокоенная Эаллниэлл, но Матиэллт только махнул рукой, давая понять, что сам справится.
Через несколько минут Лиэлл утихла, повернулась к Павлу и снова поймала его за руку. Они смотрели на него, слушая слабое, но ровное дыхание. Матиэллт, который в юности участвовал в медицинских семинарах, и сам был неплохим целителем, внимательно изучил показания приборов. И он, вопреки тому, что услышал от Риаллта и Эаллниэлл, вдруг почувствовал отчаянную надежду – что весь этот ужас закончится хорошо.
Лиэлл, вероятно, почувствовала эту его надежду. Она поймала его руку, не выпуская из второй ладони руку Павла.
- Скажи мне... – сказала она с усилием, кашлянула, затем повторила уже почти нормальным голосом. – Скажи мне, пожалуйста, что там на самом деле случилось.
Матиэллт несколько секунд собирал мысли, не зная, как начать. Он просто не мог подобрать нужных слов. Лиэлл пожала ему руку, обнадёживая его тёплой волной чувств.
- Скажи мне, братишка.
- Я жив только благодаря ему, - начал глухо Матиэллт. У него в горле рос колючий комок. Он закрыл глаза и попытался расслабиться, пользуясь волной тепла, излучаемого пальцами сестры. Через несколько секунд он продолжил:
- Все, кто вернулся – все мы обязаны ему жизнью. Если бы не Павел, его командование, манёвры, защитный бой – мы бы не вернулись. Жаль, что немного не хватило, чтобы и он...

Сектор FTS1249A3
Мостик крейсера «Аэллеанар»
42695 (пВП), Nelliene 6/4
03.47 по бортовому времени
(1-й день ВСв, пятнадцать часов раньше )


- Сканер – мостику! Вампир, вампир! Самонаводящаяся вражеская ракета, тип неизвестный, на коллизионном курсе, направление 038-043, дистанция 148 СС, скорость 0,7ц!
Матиэллт с отчаянием смотрел на тактическую голограмму. Рэтвеллианский крейсер, который попытался прорваться сквозь защитный строй боевой группы «Заря», успел всё-таки выстрелить ракетой, прежде чем его уничтожили. Она была какой-то странной и летела прямо на его группу, которая как раз начала подход к манёвру гиперпрыжка. Было весьма вероятно, что боеголовки с КО смогут достигнуть соэллианские корабли, прежде чем они войдут в гиперпространство.
- «Аэллеанар», это «Мар’эллеар». Матти, пусть твоя группа немедленно меняет курс. Вычислите заново координаты гиперпрыжка, - из коммуникатора донесся уверенный голос Павла. – Я иду к этой ракете, и я смогу перехватить её. Но вам надо немедленно сменить курс, для безопасности. Передаю вам вводные для манёвра.
На тактической голограмме появилось подтверждение слов Павла – «Мар’эллеар», в сопровождении четырнадцати истребителей Gaeltie, шёл по кривой погони к ракете, направляющейся к группе Матиэллта. За ним следовал второй крейсер «Ан’ксаллен», вместе с двумя тяжёлыми носителями класса Sell’neen – «Элл’маэре» и «Элл’фаэррне». Остальные корабли группы «Заря» преследовали уходящие с поля боя несколько рэтвеллианских рейдеров.
- Павел, ты совсем спятил?!
- Никаких разговоров, Ваше Величество. У вас нет шансов избежать попадания, и вы не сможете перехватить эту ракету, прежде чем она сбросит боеголовки. Мы ближе неё, так что наша контратака – это ваша последняя надежда. А ещё ракета нестандартная, так и неясно, чего от неё ждать, так что меняйте курс согласно моим вводным, сейчас же!
- «Ан’ксаллен», «Элл’маэре», «Элл’фаэррне», это флагман, - продолжил Павел секунду спустя. – Иду в атаку, приказываю выполнить фланговый манёвр согласно вводным и прикрыть меня. Начало манёвра - Т минус 30 секунд. Вы атакуете после меня, но только если я не смогу уничтожить эту чёртову штуку. Удачной охоты, дамы и господа.
- Паша... – Матиэллт хотел ещё возразить, но Павел резко перебил его:
- Матти, разговорчики! У меня нет на это времени!
Связь прекратилась. Несколько минут спустя все в рубке увидели где-то далеко ослепительные вспышки. Одновременно на тактической голограмме показались новые метки – это атаковали беспилотные истребители, которых наводили идущие позади носитиели Sell’neen.
Самонаводящаяся ракета ловко маневрировала, обстреливая истребители и выпуская фантомы боеголовок. «Мар’эллеар» приближался к ней по коллизионной траектории, пересекая дорогу. Вдруг ракета резко развернулась в направлении атакующего крейсера.
- Сканер – мостику! Вампир, вампир! Ракета сбросила боеголовки, и, вероятно, это уже не фантомы! Восемь идёт к крейсеру «Мар’эллеар», шесть – прямо на нас! Повторяю, это не фантомы! Время контакта Т минус 2 минуты!
- Тревога первой степени! – крикнул Матиэллт. – Группа Правителя, это флагман, выполнить манёвр уклона, Т минус 10 секунд!
Группа изменила курс, увеличивая скорость. Одновременно двинулись и метки на голограмме – «Ан’ксаллен» последовал за идущими к группе Правителя боеголовками и открыл огонь. Минуту спустя в пространстве возникли яркие вспышки.
- Сканер – мостику! Четыре боеголовки уничтожены, «Ан’ксаллен» продолжает преследование. К «Мар’эллеару» идёт восемь объектов, крейсер открывает огонь!
Матиэллт сменил масштаб тактической голограммы – теперь она показывала только полусферу, в которой вел бой флагман Павла. Рядом с крейсером было уже только шесть истребителей – остальные были уничтожены удивительно сильным оборонительным огнём рэтвеллианской ракеты.
- Сканер – мостику! «Ан’ксаллен» уничтожил все боеголовки, мы в безопасности. «Мар’эллеар» уничтожил шесть, но две боеголовки всё ещё в пространстве! Они идут прямо на него!
На голограмме было видно, как крейсер Павла выстрелил ракеты и начал манёвр уклонения – однако, боеголовки были уже близко. Матиэллт посмотрел в иллюминатор и вдруг увидел двойную вспышку, которая казалась ярче прежних. Одновременно в рубке раздался короткий сигнал, а на голограмме рядом с меткой «Мар’эллеара» показался код 444.
- Сканер – мостику! Попадание, я повторяю, прямое попадание в крейсер «Мар’эллеар»! Возможные потери в личном составе экипажа, мы потеряли связь, корабль лежит в дрейфе, скорость 0,5ц!
Голограмма мгновенно подтвердила слова оператора. Метка «Мар’эллеара» покраснела, код изменился на 120 – тяжёлые повреждения, потери в экипаже выше 80%, корабль неуправляемый. Вражеской ракеты не было видно, истребителей тоже – вероятно, всё было уничтожено этим странным взрывом. К дрейфующему остову шли три корабля - «Ан’ксаллен», «Элл’маэре» и «Элл’фаэррне».
-  «Элл’маэре», это «Аэллеанар», что там случилось?! – крикнул Матиэллт в коммуникатор сети командования.
- Ещё не знаем, эллеан Матиэллт, - ответил командир носителя. – Этот взрыв повлиял на связь и наши сканеры, мы всё ещё сверяем свои записи. Я выслал последние наши истребители, они будут на месте через пять минут. Мы и «Элл’фаэррне» уже готовимся к приёму раненых, спасательные и медические группы в полной готовности. Время встречи с «Мар’эллеаром» Т минус 8 минут, начинаю манёвр торможения в защитном поле.
- Ладно, спасибо, докладывайте, как только будут первые сведения, - бросил резко Матиэллт. - «Ан’ксаллен», прикройте их, немедленно! Внимание всем, это «Аэллеанар» - я принимаю командование группой «Заря»! Прекратить преследование, повторяю, прекратить преследование рэтвеллов, приказываю оступление в направлении 040-068! Строй 3, тактика 4, ждите приказов!
Он выключил коммуникатор и повернулся к старпому.
- Господин Энларрн, пусть навигация назначит место сбора группы «Заря» в периметре 0,2 мСС от  «Мар’эллеара». Потом прошу вычислить курс в то же место для «Аэллеанара» и 11-той эскадрильи. Я хочу видеть вводные на своём терминале в течение двух минут.
Старпом уставился на него, захваченный врасплох.
- Эллеан Матиэллт, вы не можете лично... – возразил он. - Это небезопасно, согласно Уставу мы должны войти в гипер как можно скорее и...
- Ва’марэаллн10 Энларрн, прекратить разговоры, - Матиэллт сказал это тоном, от которого у всех пробежали мурашки по коже. – Мы идём к «Мар’эллеару», начало манёвра Т минус 5 минут. Транспортное звено и его эскорт продолжают манёвр гиперпрыжка согласно прежнему расписанию. Прошу вас передать приказы кораблям.
- Эллеан Матиэллт...
- Выполнять, ва’марэаллн!
- Есть! – старпом козырнул и начал отдавать приказы. Тем временем отозвался коммуникатор сети командования.
-  «Аэллеанар», это «Элл’маэре», приём.
- «Элл’маэре», это «Аэллеанар», доложите о состоянии «Мар’эллеара», - ответил Матиэллт.
- У меня плохие новости, эллеан Матиэллт, - голос командира «Элл’маэре» был взволнованным. – Мы только что получили видеопередачу от истребителей. «Мар’эллеар» потерял носовую часть, видны серьёзные повреждения корпуса. Крейсер не отвечает на наши вызовы, дрейфует. Мы на подходе, время до окончания манёвра Т минус 1 минута.
В рубке воцарилась глухая тишина. Матиэллт сжал кулаки до хруста в суставах.
-   «Элл’маэре», «Элл’фаэррне», это «Аэллеанар», - сказал он хриплым голосом. – Немедленно после окончания манёвра подхода начать спасательную операцию. «Ан’ксаллен», принимай управление всеми истребителями и начинай прикрытие согласно вводным. Остальным эскадрильям – корректировка места сбора, я передаю координаты – ANDGE-54098-SDDG-2838. После прибытия прикрывать спасательную операцию, строй 3, тактика 4.  В случае появления кораблей противника – тактика 5, разрешаю открывать огонь на поражение, без приказа. Подтвердите и выполняйте.
Матиэллт выждал, пока все эскадрильи подтвердили приказ. Затем он обратился к старпому:
- Ва’марэаллн Энларрн, направляемся к «Мар’эллеару», курс RRD-114-003. Прошу вас передать вводные манёвра командиру 11-той эскадрильи – она временно становится моим личным звеном.  Выполняйте!

Соэлла, Клиника Неррлиота
Отдел Реанимации и Травматологии
42695 (пВП), Nelliene 6/4
19.56 по местному времени
(1-й день ВСв)


Лиэлл слушала тихий рассказ брата, не отводя от него внимательного взгляда. Она казалась спокойной – только чёрные как ночь глаза говорили о её печали и волнении.
- Мы прибыли на место только через час, манёвр был сложным, - продолжал Матиэллт вполголоса. – «Мар’эллеар» выглядел ужасно, носовая часть была полностью разбитой, рубка была открыта, будто разрезана огромным ножом. Я сначала подумал, что Павел погиб – но меня убедили, что его эвакуировали в первую очередь, вырезав лазерами кресло, в котором он сидел. Из тех, кто находился в рубке, выжил только он один – другие погибли то ли от взрыва, то ли от декомпресии. Вообще, потери были ужасны – десант нашёл лишь двадцать шесть живых, включая Павла. И все они тяжело ранены...
Матиэллт умолк, будто что-то сжало ему горло.
- Знаешь, я поднялся на борт «Элл’маэре» вместе с медицинской группой Эаллниэлл, как только мы затормозили рядом с «Мар’эллеаром». К счастью, она взяла с собой двух самых лучших целителей. Я думаю, что только благодаря им и Элни, Павел и другие вернулись живыми. Однако...
- Что это было за оружие? – спросила Лиэлл. – Ведь защитные поля наших крейсеров вроде не пропускают боеголовок с КО. Да и они тоже стреляли по этой ракете. Матти, что случилось?
- Я не знаю, Ли, - ответил Матиэллт устало. – Ракета была большой, нетипичной, маневрировала иначе, более ловко, чем обычные носители11. У неё было удивительно мало активных боеголовок  – но это ни о чем не говорит, могло быть и больше, возможно, она просто не успела сбросить все. Мой штаб будет изучать записи этого боя, но на это нужно время, ты знаешь. Одно могу сказать точно – гипотез столько, сколько аналитиков. Мы даже не уверены, были ли это боеголовки с КО. Возможно, что рэтвеллы пользуются чем-то совсем новым.
Лиэлл отвела от него взгляд и повернулась к Павлу. Матиэллт молчал. Он, правду говоря, не находил уже больше слов. То, что он рассказал сестре, утомило его больше, чем все прошлые десятка полтора часов.
- Иди отдохни, - он вдруг услышал шёпот сестры. Она снова смотрела на него, её глаза немного посветлели, становясь темно-голубыми. – Матти, иди отдохни, ты должен быть в силах заняться делами Империи, это ведь только начало войны. Ты не вини себя, не жалей, что выжил, ты нам всем очень нужен. Ты должен всем заняться, я пока не могу уйти от Павла. Но когда он уже поправится, мы снова будем с тобой. Я обещаю.
Матиэллт смотрел на сестру, на её доверчивое лицо, и усилием воли заставил себя поверить её словам. Она была права – нельзя было сейчас впадать в отчаяние, нельзя было оставить дела государства. Только он мог этим заняться. А Риаллт может ошибаться. Нет, он и в самом деле ошибается, ведь такое бывает даже у опытных медиков. Редко, но бывает. Всё будет хорошо.
- Матти, ты должен знать кое о чём. Когда мы с Пашкой прощались, он... он сказал мне, что с рэтвеллами кто-то сотрудничает. Они сами не смогли бы спланировать настолько сложную операцию, так как со стратегией у них всегда было плохо. В самом начале действий один из земных патрульных крейсеров перехватил обмен боевыми коммуникатами нескольких рейдовых групп. Ещё не всё расшифровали, но я помню что-то похожее с времён Первой Сьеннской войны. И мы с Павлом убеждены в том, что против нас выступает Сьенна. Ящеры пока прячутся за спиной рэтвеллов – но это они всё спланировали и выпустили их на нас.
Матиэллт чувствовал, как слова Лиэлл падают ему в душу, будто камни.
„Вы почувствовали это в самом начале”, подумал он. „Вы знали почти обо всём, о чём мне доложили только несколько часов назад. И это вы были правы за все эти годы, а я, наивный глупец, не хотел вас слушать... Всё, что случилось – это последствие моих решений. Как мне теперь жить с этим?”
- Матти, ты не вини себя, - шёпот Лиэлл был как шорох листьев на ветру. – Ты не мог тогда предвидеть последствий, да и мы все согласились с тобой. Если кто-то вообще виноват – так только я... потому что не смогла убедить тебя...
Матиэллт почувствовал, как у него в душе что-то сломалось. Он вдруг встал на колени рядом с Лиэлл и обнял её за талию.
- Ты? Ты виновата? В чём?! В том, что у тебя есть брат, который тебя не понимал? Который не слушал твои советы, особенно в течение последних шестисот лет?!
Из его глаз наконец-то потекли слёзы. Лиэлл молчала – её руки медленно гладили его по голове. Он чувствовал странное тепло, излучаемое её пальцами. Оно дарило ему спокойствие – и он первый раз за эти ужасные двое суток почувствовал, как тяжесть немного спадает с его плеч.
- Матти, поднимись, пожалуйста. Ещё кто-то увидит...
- Ну и пусть, меня это не волнует, - сказал он сдавленым голосом, но встал на ноги, затем сел обратно на стульчик и смахнул слёзы. Лиэлл смотрела на него тепло, её глаза заметно просветлели. Спустя минуту она сказала:
- Иди уже, мы поговорим позже. Я тут посижу с ним, подожду, пока не проснётся.
Матиэллт поднялся и направился к двери. На пороге он остановился и сказал:
- Я уведомил Виктора и Гео. Все наши друзья уже в пути, должны прибыть на Соэллу через несколько дней. Вы с Павлом не будете одни, они помогут вам.
Он ушёл, не заметив, как глаза Лиэлл приобрели вновь цвет зимнего неба.







9 - ВСв – Вторая Сьенская война.

10 - (элл.) воинское звание в КВФ Империи Соэлла - вице-адмирал.

11 - Во время дальнейших действий оказалось, что эта ракета была совсем новым носителем боеголовок КО, с мощной системой ИИ и очень сильным защитным вооружением на борту – так активным (установки лазеров и антиракет), как и пассивным (система помех и маскировки). Число боеголовок КО не удалось определить точно, но считается, что их было не больше десяти, кроме них ракета имела много фантомов, которые довольно эффективно обманывали системы наведения огня. Боеголовки ударяли парами — первая десинхронизировала силовое защитное поле, вторая несла КО, уничтожая корабль. Именно поэтому защита «Мар’эллеара» не выдержала — он был первым потерянным крейсером класса Raell'een. Анализ записей боя в секторе FTS1249A3 позволил разработать новую тактику и усовершенствовать защитные поля кораблей – однако, эта ракета была очень серьёзным противником до самого конца войны (флоты Федерации потеряли из-за неё четырнадцать кораблей, а ещё тринадцать были сильно повреждены). Эту ракету определили как тип 4 – к счастью, у рэтвеллов было немного таких носителей. После войны их вообще не было обнаружено.



Страницы: [ 1 ][ 2 ][ 3 ][ 4 ][ 5 ]

Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2017 Otroki.DRUiD.RU