Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта




Бегая над волнами

Борт крейсера „Аэллеанар”
42345 (пВП), Feattiell 5/3, бортовое время 07.15
(прим. 07 апреля 2227 года по земному летоисчислению)
 
Лиэлл медленно шла по длинному коридору, ведущему к жилым отсекам крейсера Правителя Соэллы. Её лицо казалось высеченным из камня и только чёрные как ночь глаза говорили о том, что на самом деле творится в её душе.
Прошло всего несколько минут, как крейсер „Аэллеанар” отстыковался от „ЗАРИ”. Она всё ещё чувствовала связь с ребятами, всё ещё чувствовала отчаяние Павла. Немного помогала связь с Катей – та связь, о которой они с ней никому не сказали, даже Пашке. Лиэлл отчаянно хотела, чтобы эта тонкая, сине-розовая нить не исчезла, однако она знала, что остались считанные минуты.
К сожалению, в коридоре не было иллюминаторов, таких, как на борту „ЗАРИ”. Но Лиэлл знала, что земной корабль всё ещё рядом. Она сосредоточилась, пытаясь усилить ментальный контакт с Катей, и вдруг почувствовала очень сильное, теплое чувство.
„Я позабочусь о нём, Ли. Не переживай. До встречи”.
Она едва успела послать ответную волну своих чувств и вдруг ощутила, что „ЗАРЯ” стремительно ускоряет ход. Сине-голубой свет ещё несколько секунд мерцал в голове, затем мягко погас.
„Прощай, любимый. Прощайте все, дорогие мои”.
Она смахнула слезу и зашагала быстрее. Молоденький соэллианин, сопровождавший её от самого шлюза, тоже ускорил шаг, стараясь держаться позади на расстоянии требуемых этикетом пяти шагов.
„Зевс, он же совсем ещё arann[1] - подумала Лиэлл. - Неужели Матти начал вербовать во флот детей? И зачем он приставил ко мне этого юнца как адъютанта?”
Она сначала думала, не отправить ли молодого офицера назад прямо у шлюза, но он доложился ей с большим энтузиазмом, и Лиэлл не хотелось огорчать его. Тем более что после он держался точно позади и старался не привлекать к себе лишнего внимания. „Хорошо, та’нэаллант[2] Эллнеллт Й’энл Эрилл. Кто знает, может мне действительно будет нужен адъютант. Особенно такой сдержанный и молчаливый…”
Тем временем они пришли к двери, находящейся в конце коридора, у которой стояли двое соэллиан в формах с шевронами маэраллнаэн[3]. Они козырнули ей.
- Правитель ждёт вас, элиана[4] Лиэлл.
Лиэлл величественно кивнула им, затем повернулась к своему адъютанту, стоящему навытяжку.
- Вы свободны, господин Эллнеллт, - она легко улыбнулась ему. – Я позову вас, когда сочту нужным.
Юноша отдал честь, затем резко повернулся и ушёл, заметно чеканя шаг. Лиэлл ещё раз улыбнулась, затем приложила руку к сенсорному замку. Дверь бесшумно распахнулась.
 
Внутри большой каюты царил полумрак, озарённый лишь двумя ночниками по углам и небольшой лампой на рабочем столе. Высокий мужчина, стоящий у огромного иллюминатора, повернулся и шагнул навстречу Лиэлл.
- Добро пожаловать на борт „Аэллеанара”, сестра, - сказал он тихо.
- И я рада видеть тебя, эллеан Матиэллт, - Лиэлл присела в изящном реверансе. – Пусть Сулона освещает твой путь, а Вэаллниэлл дарит попутный ветер[5].
Матиэллт изумленно уставился на сестру.
- Ты что, вдруг стала поклонницей этикета?
Ответа не было. Лиэлл продолжала стоять посередине кабины, смотря в упор на Матиэллта. Тот с минуту выдерживал её взгляд, затем махнул рукой и сказал:
- Ладно, мы поприветствовали друг друга. Я хотел сказать, что очень беспокоился, когда мы потеряли сигнал „Арэниэлл”[6]. Самые чёрные мысли лезли мне в голову. К счастью, довольно быстро я почувствовал тебя, сестрёнка… И я очень благодарен этим людям, которые тебя спасли.
- Жаль, что ты не соизволил поблагодарить их лично, мой брат, - сказала Лиэлл холодно. – У тебя было на это время. Целых два дня.
- Я хотел, - ответил Матиэллт. Его глаза внезапно потемнели. – Увы, сначала ты не допустила их к рации, сестра. А потом сделала всё возможное, чтобы я не смог поступить на борт того корабля. Да и я не хотел мешать тебе попрощаться с ними. Уже не говорю о том, что текущих дел у меня было – и есть – выше крыши.
Лиэлл внимательно посмотрела на брата. Её глаза немного просветлели.
- Ладно, Матти, проехали, - сказала она. – Расскажи коротко, пожалуйста, что именно случилось. А потом покажи мне рапорты и сводки.
Матиэллт сел за стол, жестом предлагая Лиэлл кресло напротив.
- Ну, краткую версию ты уже услышала, когда мы вышли на связь, - ещё на борту того корабля, - начал он. – Однако, я повторю – рэтвеллы странно активизировались в пограничных районах нашего пространства. Особенно – в этих секторах.
Он включил голопроектор, и над столом появилась полусфера с трехмерным изображением пространства Империи Соэлла. Матиэллт выделил жёлтым цветом три пограничных сектора.
- Вот здесь они особо активны, - сказал он, - причем, по словам нашей разведки, они действуют исключительно слаженно, с хорошей тактикой и неплохой стратегией. При этом они не похищают наших граждан. Но довольно и того, что разрушают инфраструктуру, блокируют движение торговых и грузовых кораблей, и даже похищают их вместе с грузом. Причем, захват производят прямо в гиперкоридоре, это у них какая-то новая технология…
- Прямо  в гиперкоридоре? – удивилась Лиэлл. – Такого ещё не бывало. Теперь я понимаю, почему они захватили меня врасплох. Но ладно, пока не будем об этом. Дай мне почитать сводки и доклады.
Матиэллт погасил полусферу с картой и положил байткристалл в считывающее устройство. Лиэлл устроилась поудобнее и начала листать парящие в воздухе голограммы, сначала быстро, затем медленнее и внимательнее. Матиэллт встал из-за стола и снова подошел к иллюминатору. Сводок и рапортов было действительно много, он не хотел мешать сестре.
 
Борт крейсера „Аэллеанар”
42345 (пВП), Feattiell 5/3, бортовое время 09.22
(прим. 07 апреля 2227 года по земному летосчислению)
 
- Матти, я закончила, - голос Лиэлл оборвал размышления Матиэллта, - и у меня есть несколько замечаний.
- Быстро ты справилась, всего за два часа, - Матиэллт подошёл и сел в кресло рядом. – И ещё выводы успела сделать. Мне очень интересно, правда.
Лиэлл включила голопроектор. Над столом снова возникла полусфера с пространством Империи Соэлла.
- Судя по сводкам и текущим рапортам, рэтвеллы в основном действуют в трёх секторах, на границе с пространством Торана, - начала Лиэлл, перестраивая ракурс голограммы так, что она теперь показывала лишь упомянутые секторы. – Причем действуют они по тактическим схемам, не слишком для них характерным. Такого мы не видели никогда раньше – и, кроме этой новой тактики, я вижу ещё и элементы стратегии, совсем чуждой для этих пиратов.
- Ты хочешь сказать, что кто-то наводит их на нас? – спросил Матиэллт удивленно. – Мои аналитики не заметили ничего такого. Кроме того, наша разведка доложила, что у рэтвеллов как раз период смены власти у двух Родов, это подтверждено перехватом их сверхсвязи. А ты же знаешь – когда у рэтвеллов меняется власть, они становятся очень буйными и…
- Матти, я это знаю, - Лиэлл бесцеремонно перебила брата, - и я сначала думала так же. Но я решила ещё проверить характеристики гиперкоридоров, по которым они попадали в наше пространство. К счастью, наши автоматические станции аккуратно засекли почти все выхода их рейдеров, включая место, направление, градиент и скорость. Меня удивляет только одно – почему твои аналитики, имея эти вводные прямо перед глазами, не попытались вычислить параметры входа в коридор?
- Ли, но это же однократные коридоры[7], - Матиэллт недовольно поморщился. – Ты же знаешь, что вычислить вход в таком случае можно, но вероятность результатов будет невелика.
- Матти, ты меня не слушаешь, - Лиэлл с сожалением помотала головой. – Я сказала – в этих вводных всегда есть четыре ключевых параметра. А выходов из гиперпространства зафиксировано почти две сотни. Прости, но мне кажется, что если обработать всё, тогда у нас получится довольно чёткий статистический результат, даже если у всех случаев вероятность будет не выше шестидесяти процентов.
Она жестом оборвала протесты брата.
- Я попыталась обработать десять зафиксированных нами эффектов enl'caelnne[8]. Выбрала их случайно, конечно. Это не заняло много времени, Матти. А теперь посмотри, какой получился результат.
Она ввела команду, и на голограмме возникло десять красных траекторий. Они начинались в разных точках пространства, но восемь из них сходились в отдаленном секторе далеко за пространством Торана. Лиэлл снова сменила ракурс голограммы так, что этот сектор теперь находился в центре, прямо перед их глазами.
- Как ты теперь видишь, два гиперкоридора были открыты где-то далеко, но эти восемь стартовали вот из этого района , - она указала на сектор. - И мы оба хорошо знаем, что это за пространство. А точнее – в чьем владении оно находится. И я уверена, что если мы обработаем все случаи, тогда большинство входов в гипер найдётся именно здесь. Хорошо было бы ещё проследить обратные пути, но с этим вопросом пусть разбираются уже твои спецы. Лично я готова заключить пари, что большинство выходов тоже будет где-то здесь.
- Сьенна, - сказал Матиэллт неуверенно. – Ну, надеру я уши моим аналитикам… Однако, Ли, это ещё ничего не доказывает. Ведь рэтвеллы имеют базы в системе Сьяхты уже шестьсот с лишним лет. Они постоянно летают туда и обратно, сьерры могут даже не знать, что они устроили такое…
Лиэлл нетерпеливо фыркнула.
- Матти, ты забыл, что я проводила разведку на Сьенне сто с лишним лет назад?! – возмутилась она. – Я там отнюдь не развлекалась, хотя со стороны это могло выглядеть иначе. Ты же читал мой рапорт, который неизвестно почему велел позже засекретить. Я хочу заверить тебя, брат мой, – с тех пор ничего не изменилось, об этом говорят данные разведки, которые я не так давно просматривала. Ты же знаешь, что рэтвеллы почти никогда не делают чего-либо, предварительно не уведомив об этом сьерр. И уж наверняка те, которые живут и действуют в системе Сьяхты, точно докладывают сьеррам обо всех своих передвижениях. Это часть их обоюдного договора, который чётко соблюдают как рэтвеллы, так и сьерры.
- Ладно, Ли, я допускаю такой вариант, что сьерры вдруг решили проверить наши возможности, - Матиэллт успокаивающе поднял обе руки. – Но прямых доказательств у нас нет. И, надо сказать, я не собираюсь их искать. Как я уже тебе сказал – у нас нет ни времени, ни ресурсов на войну со сьеррами. Их пространство слишком далеко, чтобы они могли нам навредить, да и сами они, не считая того единственного случая, избегают нас, как только могут.
- Ну ещё бы, - фыркнула Лиэлл. – Самостоятельно они не могут нам напакостить, это точно. Но напустить на нас рэтвеллов – это вполне в их силах. Благодаря этому они, среди прочего, могут понаблюдать со стороны, насколько грамотно мы умеем воевать. Кстати, а мы ещё умеем? Или всё уже забыли?
- Мы не забыли, и да, на них сил хватило бы, - Матиэллт недовольно поморщился. – Однако, я не буду тратить наши ресурсы на необоснованную войну. А с рэтвеллами в нашем пространстве мы легко справимся, Ли. Наша разведка уже доложила, что они в большинстве случаев уклоняются от боя, бегут. Так что…
- Ну да, я читала сводки, - Лиэлл ехидно усмехнулась. – И я заметила, что в тех редких случаях, когда они вступали в бой, наши эскадрильи справлялись так себе. Или я снова ошибочно всё поняла?
- Ты всё правильно поняла, сестрёнка, - процедил Матиэллт сквозь зубы. Его глаза внезапно потемнели. – Однако, ты не соизволила заметить, что до сих пор там сражались только пограничники и разведчики. То есть – легкие единицы. А я поведу туда главные силы флота. Или ты считаешь меня совсем уж никудышным полководцем?
Лиэлл выдержала его тяжёлый взгляд.
- Матти, я считаю тебя хорошим командиром и стратегом, - ответила она спокойно. – Увы, я не могу сказать того же о твоих штабных, а в особенности – об аналитиках. Да и о командирах эскадрилий я тоже могла бы многое сказать… Короче, после того, что я прочитала и увидела, считаю нужным сказать тебе прямо – нашему космическому военному флоту нужна реорганизация, перевооружение и новая программа учений. А прежде всего ему нужна свежая кровь. Поэтому, вместо того, чтобы назначать молодых офицеров адъютантами и вестовыми, ты бы лучше направил их в строй.
- Теперь не время резко менять кадры, Ли, ни тем более перевооружаться, - сказал Матиэллт неохотно. – А что, тебе не нравится твой новый адъютант?
- Да нет, наоборот, я вполне довольна им, и, думаю, что у этого парня великое будущее, - Лиэлл задумалась на мгновение. – Матти, ты уверен, что я действительно нужна тебе на Соэлле? Может, я лучше полечу с вами, а домой отправится кто-то другой, уполномоченный нами?
- И кто именно? – Матиэллт уставился на неё, удивленно подняв брови. – Мы же Правящая Пара, ты забыла? Закон есть закон, сестра. В мирное время я могу оставить государственные дела своему Совету, но теперь у нас нет выхода.
- Был бы выход, если бы ты назначил, наконец, Наместников, - язвительно заметила Лиэлл. – Или Наследника. Ты помнишь, я много раз говорила тебе – сын Риаллта, молодой Арниэллт, вполне подходит…
- Да, он мне тоже нравится, из него бы вышел отличный Наследник, - сообщил Матиэллт. Его глаза снова потемнели. – Однако, есть одно весомое „но”: он не хочет. Я его спрашивал - совсем недавно и уже в который раз. И он сказал мне прямо: „Дядя Матти, политика - не то дело, которым я бы хотел заниматься. А уж правление Империей совсем не моё, прости. Так что не спрашивай больше, я не хочу огорчать тебя.” Конец цитаты.
- Вот как, - удивилась Лиэлл. – А мне казалось, что он как раз очень интересуется этим…
Тут её осенило.
- Погоди, Матти… ты сказал – недавно спрашивал? Тогда я теперь понимаю, зачем ты примерно в это же время отправил в Клинику Нэррлиота запрос о возможности преломления mar’ethielleinne[9]. Ты что, реально подумал, что я смогу всё забыть, влюбиться в какого-то соэллианского юнца и родить тебе Наследника?!
Она порывисто вскочила на ноги. Матиэллт ошеломленно посмотрел на неё.
- Ли, я подумал, что это может тебе помочь… я же видел, как тебя это утомляет, как ты мечешься между Соэллой и этой отсталой планетой, и просто хотел…
- Люди с этой отсталой планеты спасли меня, - да, именно спасли, не больше не меньше, не забывай об этом, - выдохнула яростно Лиэлл. – Кроме того, эта планета не такая уж отсталая, раз её жители всё-таки сумели выйти в далёкий космос ради спасения другой цивилизации…
- Один корабль с несколькими людьми на борту, идущий в трёхмерном пространстве cо скоростью 0,95с[10], - пренебрежительно заметил Матиэллт. – Нет сверхсвязи, нет гипердвигателей. И ты это называешь выходом в глубокий космос?
- Да, именно так я это называю, - Лиэлл вызывающе подняла голову. – Кроме того, они не побоялись помочь мне, хотя сначала у них были сомнения. Помочь по-настоящему, не так, как некоторые…
- То есть, я никогда не пытался тебе помочь?! – возмутился Матиэллт.
- В последнее время – нет! – Лиэлл тоже повысила голос. – Наоборот, ты пытался заставить Риаллта провести со мной процедуру, которая является потенциально опасной! И ты смеешь говорить мне, что всё это – ради моего блага?!
В её потемневших глазах замерцали серебряные искорки. Матиэллт снова поднял обе руки.
- Я тебя прошу, сестра, - сказал он, странно акцентируя каждое слово, - успокойся, сейчас же.
Глаза Лиэлл стали почти чёрными, она села обратно в кресле, тяжело дыша.
- Как же ты ничего не понимаешь, Матти, - сказала она тихо. – Как же ты не понимаешь… Моё mar’ethielleinne невозможно переломить, оно нетипичное, у Нэррлиота об этом хорошо знают. И, кстати, даже в Четвёртом Поколении эту процедуру применяли исключительно для спасения жизни. А не ради государственных дел Империи. Тебе напомнить, сколько раз врачам не повезло с этим?
Она замолкла на минуту. Её глаза смотрели куда-то вдаль.
- Я сама много сотен лет считала своё запечатление несчастьем, иногда даже проклинала его, - продолжила она. – И ты меня убеждал в этом вместо того, чтобы понять и поддержать. И только Павел, который спас меня на этом треклятом астероиде, и в которого я влюбилась… только он сумел объяснить мне, что моё mar’ethielleinne на самом деле - великий дар. Что я самая счастливая женщина во Вселенной, так как каждый, которого я любила, оставил мне частицу себя и своей любви. Он сказал, что я не должна грустить, лишь радоваться снова и снова, даже если мне приходится находить своё счастье на столь далёком пляже.
Она прижала руки к груди.
- Но ты, Матти, никак не можешь представить себе, каково это – столько раз ждать, столько раз встречать, столько раз прощаться. А самое грустное – это то, что ты никак не поймешь, насколько сильно мне нужна любовь. Та самая любовь, которую мне уже не найти на Соэлле… только на этой, как ты её назвал, отсталой планете. На Земле.
Матиэллт уже открыл рот, чтобы возразить, но Лиэлл остановила его жестом.
- Однако, я сама тоже виновата, Матти. Столько времени прошло… и за эти тысячи лет я так и не смогла объяснить тебе суть моей проблемы в целом и моего запечатления в частности. И я не сумела уговорить тебя попытаться понять не только меня, но и эту планету, этих людей, которых я полюбила всей душой. Да, они другие, нежели мы. У них есть свои причуды, несовершенства, тяжелое и даже жестокое прошлое. Но они, несмотря на это, всё время идут вперёд. А мы… мы забрели в тупик, Матти.
Она поднялась с кресла и присела в изящном реверансе. Матиэллт тоже поднялся, внимательно смотря ей в глаза.
- Я полечу на Соэллу и займусь делами государства, - сказала Лиэлл тихо и смиренно. – Это и мой долг тоже. Желаю тебе удачи и безопасного пути, мой брат. Пусть Вэаллниэлл[11] дарит тебе попутный ветер и бережёт тебя.
Она обняла его, поднялась на цыпочки и поцеловала в щеку.
- Я извиняюсь за свои гневные слова, - добавила Лиэлл тем же сдержанным тоном. – И у меня есть ещё три просьбы.

 



1 - (элл.) соэллианская птица, похожая на земного снегиря. Здесь – фамильярное название кадетов академии Флота. Согласно древней морской традиции Соэллы прозвище „аранн” давали также мичманам, у которых срок службы не превышал двух с половиной лет.

2 - (элл.) соответствует земному званию мичмана.

3 - (элл.) (мн. ч.) в то время это звание соответствовало земному званию captain.

4 - (элл.) eliana (ж.), ellean (м.) – титулы Правящей Пары Империи Соэлла. В свободном переводе – королева/король. Обычно правителями Соэллы была супружеская чета (Правитель и Первая Дама, Ellienaen ta Aelleanar’errellienn Soella. Матиэллт и Лиэлл были первой Правящей Парой, которая не была в браке (Древний Кодекс допускал такую возможность), поэтому их не величали званием в множественном числе.

5 - Лиэлл цитирует древнее соэллианское пожелание мореходам.

6 - Личный корабль Лиэлл, которым она путешествовала, среди прочего, на Землю. Этот класс кораблей назывался Veall’neen, и в то время числился в КВФ Соэллы как лёгкий разведывательный крейсер, с экипажем до пяти человек. Для Лиэлл был создан уникальный экземпляр, которым можно было управлять в одиночку. Уменьшение численности экипажа позволило увеличить вооружение, включая боеголовки КО, а также усилить защиту. В итоге боевые возможности „Арэниэлл” были на уровне тогдашних разрушителей 1го класса (уровень оборонительного боекомплекта современных тяжёлых носителей Sell’neen). После брака Лиэлл и Павла Матиэллт подарил сестре новый корабль того же класса, который она назвала „Эллара” (элл. Надежда)

7 - Однократный гиперкоридор – маршрут в гиперпространстве, для которого параметры входа и выхода вычисляются только во время полёта, „на ходу”. Этот навигационный манёвр используют во время военных действий или в аварийных ситуациях – а также во время учений военного флота. В отличие от постоянных гиперкоридоров с четко определенными параметрами, вероятность  достижения орасчетной точки выхода днократного коридора не превышает 65% , ля постоянного вероятность достигает 96%. Поэтому для о. гк. невозможно было точно определить как время полёта в гиперпространстве, так и параметры входа и выхода. Матиэллт в своём замечании сестре именно это имеет в виду.

8 - (элл.) в свободном переводе: „возникновение”. Так называют локальную деформацию метрики, возникающую в результате обычного или аварийного выхода из гиперкоридора.

9 - (элл.) буквально: утреннее озарение. Особое психосоматическое явление, касающиеся исключительно соэллианок, связанное с первой в жизни любовью. Земляне называют его соэллианским запечатлением (soellian imprinting). Явление никогда не было изучено полностью, но вкратце можно сказать, что это практически мгновенный процесс, во время которого женщина в каком-то смысле проецирует на свою личность отпечаток личности любимого мужчины, причем в состав „отпечатка” (aell’ta mar’ethielleinne) входит, среди прочего, склад ума, мировосприятие, характер, физические черты и так далее. Это запечатление настолько сильное, что соэллианка не в силах полюбить другого, который не соответствует „образцу” хотя бы в одной из ключевых точек, да и не может влюбиться вообще, пока любимый жив, даже если он находится очень далеко или вообще пропал без вести. В случае Лиэлл это означает, что она не сможет уже влюбиться в соэллианина. Предполагается, что часть запечатления переходит и на мужчину, так как отказов после уже объявленного mar'ethielleine от них никогда не бывало (в смешанных браках соэллианок с землянами взаимная любовь была даже сильнее, чем в чисто соэллианских). Переломить mar'ethielleine естественным путём практически невозможно – за всю историю Пяти Поколений были лишь четыре случаи, при чем все до одного были результатом сложной и интенсивной психосоматической терапии, с целью сохранения жизни потерпевших.

10 - „с” (латинское) в данном случае означает скорость света в евклидовом пространстве.

11 - Veallniell (элл.) - согласно соэллианским мифам, это одна из Трёх Сестёр, владычица ветра, океана и морских волн. В общем её считали благоволящей всем мореплавателям, однако легенды говорят о её капризном характере и склонности к неудержимому гневу. Вэаллниэлл считается матерью всех fellainne и супругой (или, согласно некоторым легендам, любовницей) Тэаллена, владыки луны, ночи и сна. Некоторые мифы говорят, что Тэаллен был тоже владыкой ветра и смерти, а его законной супругой была вторая из Сестёр, Сулона - владычица воздуха, света и огня. Третья Сестра это Соэлла - владычица суши, туч и дождя. Она является самой тихой и предсказуемой, в отличие от Сулоны и Вэаллниэлл, которые вечно ссорились из-за Тэаллена.





Страницы: [ 1 ][ 2 ][ 3 ]

Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2022 Otroki.DRUiD.RU