Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта




- Обещай мне, что скоро после возвращения ты назначишь Наместников, - сообщила Лиэлл, глядя ему в глаза. – Я думаю, что Риаллт и его жена отлично справятся с ролью ran’ellienaen[12], а нам обоим станет намного легче. А вторая просьба… Я хотела бы, чтобы ты полетел со мной на Землю и познакомился с ребятами, которые меня спасли. И - это для меня самое важное, - чтобы ты согласился на мой брак с Павлом.
- Ли… - начал Матиэллт, но Лиэлл положила палец на его губы.
- Матти, я не пытаюсь заставить тебя, - сказала она. Её глаза снова напоминали зимнее небо. – Я просто прошу, чтобы ты с ними встретился и пообщался. Я хочу, чтобы ты наконец увидел Землю, и постарался понять, насколько она важна для меня. А потом сам решишь, что делать дальше. Всё это также ради блага Империи.
- Хорошо, Ли, - Матиэллт медленно кивнул. – Мы поговорим об этом, когда я вернусь. У нас будет время, ведь твоим друзьям придётся ещё долго лететь домой. Я полечу с тобой на Землю – а там увидим.
Лиэлл ответила улыбкой, развернулась и вышла из кабины. Правитель улыбнулся ей вслед. Он сел обратно в своё кресло и вздохнул с облегчением.
 
Соэлла, Этеллне, десять лет спустя
Квартал Этх’эллнае (Старый Порт)
42355 (пВП), Veaniall, 18.14
(24 июля 2238 года по земному летоисчислению)
 
Лиэлл уже несколько часов гуляла по набережной и извилистым улочкам Этх’эллнае, старинной части столицы. Сулона только что закатилась, небо на западе всё ещё пылало золотистым заревом, ярко освещая фасады домов у набережной. Но улочки уже укутал полумрак, лишь уличные фонари и свет из окон освещали их. В тавернах и кафе уже началось вечернее движение – всё больше соэллиан рассаживалось внутри и на скамьях снаружи, весело беседуя и даже напевая песни.
Лиэлл обожала вечера в Старом Порту – именно тогда эта часть Этеллне сильно напоминала ей небольшие греческие городки, которые она полюбила всей душой. Днем было видно, что улицы здесь шире, и дома совсем другие, нежели в Греции. Но вечером, будто по мановению волшебной палочки, Этх’эллнае менялся. Улочки казались более узкими, площади - более камерными, дома будто уменьшались, в тавернах, кафе, магазинчиках с антиквариатом толпились посетители, во многих местах звучала музыка… Старый Порт в полумраке становился таинственным и ещё более древним.
Именно вечером Этх’эллнае сильно напоминало Лиэлл древние полисы Эрану и Аркадию, в которых она жила много лет – и тот кусочек побережья, на котором она первый раз встретила своё счастье.
Соэллианка коснулась стены здания. Кирпичи, как и всё в этом старинном квартале, были покрыты тонким слоем суперстекла, но она чувствовала их шершавость. Она чувствовала тот соленый ветер с океана, который десятки тысяч лет непрерывно ощупывал эти стены, продувал улицы, заглядывал в окна. И в очередной раз она удивилась, насколько хорошо сохранился Старый Порт, ведь он помнил времена за тысячи лет до Великого Перелома.
„Гуляя здесь, можно чувствовать себя молодым независимо от возраста, - подумала она. - Хватит вспомнить, сколько лет этим стенам”.
Лиэлл провела рукой по стене и продолжила свою неспешную прогулку. Некоторые соэллиане, сидящие на летних террасах кафе, весело приветствовали её. Она здоровалась с ними в ответ, шутливо отвечала на вопросы, даже задерживалась на минуту, чтобы переброситься парой слов. Однако, надо было двигаться дальше – она чувствовала, что Матти уже ждёт её, чувствовала тонкую волну его нетерпения. Как ни странно, в этой волне была и нотка беспокойства.
„Интересно, что так беспокоит его.”
Она дошла до перекрёстка и повернулась направо. На том конце улицы, выходящей на небольшую площадь, был виден ресторан „Хаэн’аэллен”[13] - ярко освещённый и поэтому казавшийся немного пафосным на фоне других зданий Этх’эллнае. Именно здесь Матиэллт назначил ей встречу.
Лиэлл предпочла бы одну из тех маленьких таверн или кафе на набережной, ведь оттуда открывался прекрасный вид на океан, да и атмосфера была совсем другой. Однако Матиэллт настоял на своем.
- Когда-то это было наше любимое место, Ли, - сказал он. – Я бы хотел, чтобы оно снова стало таким. Давай встретимся именно там и вспомним старые времена.
Лиэлл не возражала, тем более, что за все эти десять лет они часто гуляли вместе по улочкам Этх’эллнае и посещали многие таверны и кафе. Она видела, как Матти меняется, как начинает – правда, очень медленно – понимать её. И она тоже начинала понимать его отношение к обязанностям, его сомнения и груз ответственности, который он нес, а прежде всего – его опасения. Они рассказывали друг другу о своём одиночестве, о своих мечтах, своих надеждах, и чувствовали, как стена, которая выросла между ними за все эти тысячелетия, становится немного тоньше. Однако, они знали, что впереди дорога ещё так длинна, и что им долго по ней идти…
Лиэлл поднялась по ступенькам, остановилась у зеркала, которое висело при входе в ресторан, и улыбнулась своему отражению, - так она была довольна своим нарядом, прической и вообще всем своим видом. Ну, может быть, кроме глаз – они, как почти всегда в последнее время, были тёмными и очень редко приобретали обычный цвет зимнего неба.
„Слишком долго я жду, слишком долго я печалюсь - подумала она. - Очень надеюсь, что сегодня что-то изменится. Я надеюсь, что Матти это понимает”.
Она вздохнула и решительно шагнула внутрь.
 
Маттиэллт ожидал её в одной из небольших боковых лож, которая была украшена букетами ell’taelln[14]. Он поднялся и шагнул ей навстречу.
- En’llante, errinell[15], - сказал он тихо, положив руку ей на плечо. Лиэлл ответила тем же жестом.
- En’llante, errenalln[16], - она улыбнулась брату. Тот вручил ей маленький ell’taell из цветов ka’tiee[17] и amllann[18], затем жестом пригласил в ложу. Лиэлл с удивлением заметила, что стол был уже сервирован по всем правилам торжественного ужина, причем на тарелках красовались ее любимые блюда.
- Я решил, что закажу всё заранее, чтобы официанты не мешали нам, - сообщил Матиэллт и подмигнул ей. Лиэлл скрыла улыбку за букетом, наслаждаясь запахом мелких цветов. Её глаза немного посветлели.
- А за что ты хочешь передо мной извиниться, Матти? – спросила она, опуская ell’taell в небольшую вазу на столе. Матиэллт в ответ развел руками.
- Давай мы пока поужинаем, а то всё остынет, - предложил он. – А потом поговорим.
Лиэлл не стала возражать. Какое-то время они ужинали молча, любуясь видом Старого Порта за окном и обмениваясь чувствами. Наконец Матиэллт отодвинул пустую тарелку и налил в бокалы золотистый boall’ehalln[19].
- За наши мечты, сестрёнка, - сказал он, загадочно улыбаясь. – Пусть они всегда исполняются.
Одновременно он открыл ей то, что до сих пор скрывал в своём сознании. Лиэлл от неожиданности задержала дыхание.
- Матти, неужели ты…
- Да, Ли, - Правитель Соэллы продолжал улыбаться. – Послезавтра мы отправляемся на Землю. Надеюсь, ты успеешь вовремя собрать вещи.
- Я уже давно всё собрала, - фыркнула Лиэлл. – А тебе есть за что извиняться, да. Столько времени тянул и даже теперь всё скрывал! Но я всё-таки прощаю тебя, брат.
Она отсалютовала ему бокалом и сделала глоток. Матиэллт ответил тем же.
- Ли, я прошу прощения, что заставил тебя столько ждать, но ты же знаешь, твоим друзьям тоже было нужно время, чтобы вернуться. Согласно моим подсчётам, они приземлились около полугода назад.
- А согласно моим подсчётам, они вернулись домой уже два года назад, - Лиэлл помотала головой и снова отпила глоток. – Ты не учёл того, что я отдала им часть моего оборудования. И оно прекрасно работало, я проверила это вместе с ними.
Она улыбнулась, увидев изумление в глазах Матиэллта.
- Матти, я не торопила тебя, - продолжила Лиэлл, - потому что знала, насколько ты занят этим делом, связанным с нападениями рэтвеллов. Однако, прошло уже два месяца, как все успокоилось. И если бы ты не пригласил меня сегодня на ужин, я вскоре начала бы донимать тебя вполне определенными вопросами. 
Матиэллт ответил не сразу. В ресторане начала играть музыка. Небольшая музыкальная группа - двое парней и девушка - как раз начала свой концерт. Девушка пела удивительно глубоким контральто. Лиэлл узнала старинную балладу Аэллтиэлл Аэтт Катиэллт „Faell'ne veallnne[20]”.
 
Бегая над волнами, к утреннему рассвету,
 Я протяну тебе руки через бездну тоски...
 Не знаю, сияют ли глаза твои
блеском для меня,
Не знаю, ждёшь ли ты меня –
на краю дороги…
 
- Да, ты права, Ли, - наконец сказал Матиэллт, вертя в руках пустой бокал. – Возможно, я слишком затянул это дело с рэтвеллами. Зато теперь я уверен, что они на какое-то время угомонятся. И благодаря этим стычкам с ними мы выработали новые стратегические решения и тактические действия, которые позволят нам в будущем действовать намного эффективнее.
- Матти, я рада, что мы справились с пиратами, - ответила Лиэлл. – И да, я заметила, насколько изменился наш флот за эти годы, особенно благодаря молодым офицерам и рядовым. Это всё отлично… однако, нам рано или поздно надо будет заняться реорганизацией. Сегодня мы, конечно, не будем об этом говорить, но ты запомни мои слова.
 
Я зову тебя, милый, через тысячу лет,
 Среди песни fellh'aynne, над шумом прибоя,
 Не заставляй меня ждать,
ответь мне – шёпотом,
Пусть утренняя буря уйдёт
в сияние радуги...
 
Девушка закончила петь и поклонилась. В зале раздались громкие аплодисменты, все поднялись со своих мест. Лиэлл и Матиэллт тоже аплодировали стоя.
- Как же красиво она поёт, да и голос у неё необычный, - сказала Лиэлл, когда уже утихли аплодисменты и группа начала новую песню. – Я лишь несколько раз слышала эту балладу, она трудна для исполнения. У этой девушки большое будущее, я полагаю.
Она осушила свой бокал и задумчиво добавила:
- И слова… очень мне подходят, кстати.
Матиэллт улыбнулся ей и снова налил boall’ehalln в бокалы. Они чокнулись и выпили. Минуту спустя Матиэллт сказал:
- Ли, я много думал о том, как провести разведку на Земле, чтобы всё узнать и понять, а также о твоих друзьях. И решил, что мы в самом начале должны немного скрывать свой облик. Тебе с этим легче, но я к такому не привык. Подскажешь, как это сделать?
- На самом деле это будет просто, - Лиэлл слегка улыбнулась. – Ребята тебя не знают, так что ты можешь притвориться, например, шведом. Или ещё лучше – балтом, среди них тоже много блондинов. Но глаза – это уже проблема. Тебе придётся носить тёмные очки, брат.
- Ладно, могу носить очки, почему нет, - Матиэллт пожал плечами. – А ты? Тебе они не будут нужны? И какова будет наша легенда?
Лиэлл ответила не сразу. Она наблюдала за музыкальной группой, задумчиво улыбалась. Певица исполняла теперь весёлую песенку о gaelltie[21], который влюбился в ter’anntie[22]. Некоторые из сидящих в зале подпевали ей.
Лиэлл ещё раз улыбнулась, затем обратилась к брату:
- Матти, у меня как раз появилась идея насчёт нашей легенды, - сообщила она. – И я тебе всё расскажу, но только на борту твоего крейсера.
 
Земля, Москва
Кафе-ресторан „У Марка”
03 августа 2238 года, 15:47
(42355 (пВП), Hattiel 10/4 по соэллианскому летоисчислению)
 
Виктор вышел из метро и быстрым шагом направился к кафе-ресторану „У Марка”. Неделю назад Марк пригласил его на кастинг новых музыкантов в своё кафе. Как он сказал – такой кастинг обычно проводится раз в полтора года, и сейчас как раз пришло время пригласить новую музыкальную группу.
- Надеюсь, ты не откажешь? – спросил он. – Это очень интересно, поверь мне. Заодно прихвати Варю и Серёжу. Отдохнёте, развлечетесь… И поможете мне выбрать хороших музыкантов для моего кафе.
Виктор, конечно, согласился. Но он не мог предвидеть, что именно сегодня его внезапно вызовут в Центр Космических Полётов на совещание с членами Космического Совета ООН. Он надеялся, что Совет наконец-то одобрит его проект полёта к Соэлле, но уже в самом начале его ждало разочарование. Совет в очередной раз отказал ему, аргументируя свой отказ все тем же – без сверхдальней связи ни ООН, ни Президент Земного Содружества, ни вообще никто не будет рисковать выйти на контакт с настолько древней цивилизацией. Заодно они заверили его, что, как только появится возможность, команда „ЗАРИ” обязательно войдёт в состав экспедиции, отправляющейся к Алькору. Кроме того, бывшей команде „ЗАРИ” предлагали участие в довольно интересных, но совсем ближних экспедициях в радиусе пятнадцати световых лет от Земли.
Виктор вспомнил своё отчаяние, когда слушал все эти иногда совершенно противоречивые предложения.
- Дамы и господа, если мы согласимся на участие в любой из этих небольших экспедиций, то можем вообще никогда не полететь к Соэлле по чисто биологическим причинам, - аргументировал он. – Честно признаюсь, я удивлен вашим решением. Разве не мы полетели к Альфе Кассиопем, а до нее расстояние – почти двести тридцать световых лет? И мы справились с заданием, несмотря на свой очень юный возраст и отсутствие сверхсвязи. Мы хорошо понимали возложенную на нас ответственность. Смею сообщить, что, отправься мы на Соэллу, мы отнеслись бы к задаче с той же долей ответственности. Да и Соэлла намного ближе, чем Вариана, это всего около восемьдесяти световых лет.
- Мистер Середа, мы вас понимаем, - отвечал ему председатель Совета. – Однако в наши дни правила претерпели серьезные изменения. Мы не отправляем людей в такую даль без надежной двусторонней связи. Это железное правило, особенно в случае возможности полноценного контакта с цивилизацией, которая намного старше нашей. Мы ценим ваш опыт и вашей команды, но пока не можем согласиться на ваше предложение.
Кроме того были и другие вопросы, в решении которых он участвовал как внештатный сотрудник Совета, и в итоге он покинул здание Центра только в половине третьего. Он уже был в метро, когда ему позвонила Варвара.
- Вить, прости, но мы с Серёжей не сможем быть сегодня у Марка, - сообщила она. – Позвонили из школы, мне срочно надо пойти туда. Сказали, что у Серёжи какие-то проблемы. Ничего серьёзного, но надо с этим разобраться.
- Ладно, Варь, давай, - ответил Виктор устало. – Вижу, у нас у всех сегодня не очень удачный день. Мне тоже не повезло на заседании, расскажу, когда вернусь.
- Удачи, милый, - Варя отключилась.
Виктор помотал головой, отгоняя воспоминания. Он уже был почти у входа в кафе-ресторан. Фасад здания обновили – теперь у ресторана были новые окна и входная дверь. Да и сама вывеска „У Марка” стала более яркой, она выделялась особенно сильно на фоне стен мягкого пастельного цвета, однако не резала при этом глаз.
Внутри ресторана звучала музыка. Марк с Алёной, его женой, сидели у стола посередине зала, внимательно слушали выступления и делали заметки в своих планшетах. Кроме них в помещении находился лишь один зритель – высокий блондин с волосами до плеч и почему-то в солнцезащитных очках.
Виктор подошёл на цыпочках и шёпотом поздоровался с Марком и Алёной. И тут же понял, что сильно опоздал, когда Марк шепнул ему, что осталось лишь двое претендентов.
- Но ты не переживай, Вик, - подмигнула ему Алёна. – Мы уже отсеяли тех, кто выступал раньше, а вот эти две группы оказались действительно хороши, и мы попросили их выступить ещё раз. Теперь нам поёт „Осколок радуги”, а следом выступит „Зеркало”. И ты поможешь нам определиться с выбором, мы с Марком разошлись во мнениях. Он хочет „Зеркало”, а мне нравится „Осколок”.
- Значит, мой голос решит чью-то судьбу, - Виктор покачал головой. – А что, если мне никто не понравится?
- Тогда продолжим кастинг - скажем, через неделю, - ответил Марк. – Но давай не будем думать о плохих вариантах. Ты лучше слушай и наслаждайся.
Виктор, конечно, пошутил. Музыка ему нравилась, даже очень – три молодых парня играли динамичную музыку, немного похожую на рок’н’ролл. У них были очень приятные голоса теноров – особенно хорошо удалась длинная баллада, после которой Виктор и незнакомец в очках аплодировали стоя. Наконец они спели последнюю песню, поклонились, сошли со сцены и исчезли за кулисами.
- Эти парни действительно хороши, - сказал Виктор. – Мишке понравилось бы, он сам неплохой гитарист. Правда, техника у них совсем другая…
- Ну да, они играют исключительно современную музыку, - улыбнулся Марк. – Зато „Зеркало” предпочитает классику, причем из двадцатого столетия. Тебе должно понравиться. А вот и они.
На сцену вышли два светловолосых парня и начали устанавливать электронные синтезаторы – причем, по несколько штук на человека. Они довольно быстро подключили всё к стереофонической системе ресторана, затем сыграли несколько музыкальных пассажей для проверки. Удовлетворенные результатом, они вопросительно посмотрели на Марка и Алёну.
- Начинайте, пожалуйста, - кивнула им Алёна. И в то же мгновение на сцену вышла невысокая девушка с гитарой в руках.
Виктору вдруг показалось, что увидел привидение. У девушки были длинные, золотистые волосы и невероятно голубые глаза. Их цвет напоминал зимнее небо в январе. Когда она обратилась к своим музыкантам, её голос показался знакомым до боли, а уж улыбка…
„Этого не может быть, - подумал он. - Я, наверное, схожу с ума от собственных желаний и мечтаний. Но этот голос, улыбка, жесты… Это же вылитая Лиэлл! Но как это возможно?!”
Он настолько засмотрелся на сцену и девушку, что не заметил, как к нему подошёл тот таинственный блондин в очках. Именно его прикосновение к плечу вернуло Виктора к реальности.
- Уважаемый господин, - сказал незнакомый блондин, - прошу прощения, но если вы не перестанете ТАК пялиться на МОЮ сестру, я буду вынужден вывести вас отсюда. Насильно, если понадобится.
Он говорил по-русски отчетливо, но с сильным зарубежным акцентом. Однако Виктор потерял дар речи не столько из-за акцента, сколько из-за слов „брат” и „сестра”. А также из-за золотистых волос незнакомца – таких же, как и у девушки на сцене.
„Зевс, неужели это…”
Виктор вдруг заметил, что невольно вспомнил имя отца всех греческих богов, чего обычно не делал. Он снова уставился на светловолосую девушку, забыв о всех присутствующих. Это явно не понравилось блондину.
- Уважаемый, вы меня не расслышали? Я просил вас проявить чуть больше почтения!
- Эй, Матиас, да успокойтесь вы, - Марк решил вмешаться, заметив странное поведение друга и не менее странное поведение своего гостя. – Это Виктор, мой друг. Я пригласил его, чтобы он помог мне с выбором кандидатов. У нас кастинг, поэтому не удивляйтесь, что мы трое, как вы любезно это назвали, „пялимся” на тех, кто на сцене. Это всего лишь профессиональный интерес, ничего личного.
- Но ОН пялится отнюдь не профессионально, - проворчал незнакомец настолько громко, что отвлеклись даже музыканты. Девушка посмотрела внимательно на стоящих посередине зала, затем рассмеялась, соскочила со сцены и подбежала к ним.



12 - (элл.) Ran'ellienaen ta Aelleanar’errellienn Soella - титул супружеской четы наместников Империи Соэлла. Согласно Древнему Кодексу Правитель мог назначить две супружеских четы – одну из своего рода и одну из рода Первой Дамы. Матиэллт был первым в истории Правителем, который настолько поздно назначил Наместников, причем не из своего рода (Риаллт являлся его кузеном со стороны матери, но его род назывался Тэаллн). Только состоящие в браке соэллиане могли претендовать на этот пост.

13 - ((элл.) сияющий кристалл

14 - (элл.) – название цветочных композиций, которые используются обычно в семейных торжествах. Вручение ell’taell, в зависимости от цветов, из которых оно сплетено, может означать благодарность, извинения, поздравления с днем рождения или юбилеем, поддержку, любовь (в семейном смысле) или просто приветствие. Букет, который Матиэллт вручил Лиэлл, означает братскую любовь, с ноткой извинений.

15 - (элл.) – привет, сестра

16 - (элл.) – привет, брат.

17 - (элл.) – буквально – первоцвет. Название мелкого многолетника, обманчиво похожего на земной подснежник.

18 - (элл.) – название соэллианского многолетника, немного похожего на земные ландыши, только с большими, красными цветами.

19 - (элл.) – слабый алкогольный напиток из сока boallrneann, фруктов похожих на земные апельсины. Напоминает полусладкое вино.

20 - „Бегая над волнами” - любовная баллада, которую Аэллтиэлл, согласно её личному дневнику, спела первый раз на концерте, на которым присутствовал её будущий муж Катиэллт. Увы, авторский перевод не передает всех тонкостей песни, к тому же не было возможности точно перевести рифмы с древнего эллана.

21 - (элл.) - соэллианская морская птица, похожая на земную олушу, но ещё более шумна и хищная. Отличается сильным стадным инстинктом, благодаря чему умеет защищаться от атак более крупных хищников, например морских орлов sell’neen.
 
22 - (элл.) - соэллианская морская птица, удивительно похожая на земную чайку. Название значит буквально „серые крылья”.





Страницы: [ 1 ][ 2 ][ 3 ]

Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2022 Otroki.DRUiD.RU