Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта





Форс-мажоры, открытия и сюрпризы

   
Копаныгин вернулся ночью. Он вызвал Павла из своей каюты:
- Пашка, можно, я приду, поработаю? Не спится.
- Конечно, - не стал возражать Павел, хотя видеть сейчас Михаила ему не очень хотелось.
Звездолет вошел в ожидаемый метеоритный поток. Павел проверил показания приборов - все шло точно по графику. Витька, все-таки, гений.
Копаныгин вошел в приветливо открывшиеся двери, еще на пороге виновато сказал:
- Понимаешь, не могу спать. То ли переработал, отключиться не могу, то ли наоборот, уже выспался
- За четыре часа выспаться невозможно, - усмехнулся Павел. – Трудоголик. Тебе надо у Юльки успокоительного попросить. Ты же выдохнешься скоро совсем, свалишься и будешь лежать в нервной горячке.
Михаил сел в свое кресло, но монитор не включил, повернулся к Павлу.
- Вот когда сбудутся Катюшины мечты. Она будет сидеть у моей кровати, менять компрессы на моей многострадальной голове и испытывать неземное блаженство от осознания своей нужности.
Ясно, подумал Павел. Все-таки, пора у Витьки официально просить должность местного психолога. Дожили. Копаныгин пришел обсудить свою личную жизнь. Что ж, попробуем.
- За что ты ее так? – спросил он. – Она тебя, электронного, любит. Цени.
- Я ценю, - неожиданно тоскливо вздохнул Михаил. – Только ты правильно сказал. Я не понимаю, что мне делать. Что мне делать с генераторами от Лиэлл – знаю. Что мне делать с этим метеоритным облаком – знаю. А что делать с влюбленной женщиной – нет.
- А что я правильно сказал? – задумался Павел. – Я, вроде, про облако и генераторы молчал.
- Ты сказал, «электронный». Помнишь, Витька тогда говорил, что он может вас на совещания не собирать? Типа, я всегда знаю, кто что решит и даже знаю, почему?
Павел кивнул. Он уже понял, к чему клонит Мишка.
- Я все всегда знаю, - тоска в голосе усилилась. – Я знаю, как Катя отнесется к инопланетянам, я знаю, каким методом и в каких приближениях она рассчитает отклонение корабля от курса в поле действия этого вот облака. Только я не знаю, как она отреагирует на то, что я до сих пор не понимаю, что она от меня хочет.
- Слушай, Миш, а чего тут знать и понимать? – изумился Павел. – Если она тебе нужна – просто не отталкивай ее, не надо ничего говорить и объяснять. Катя же не дурочка.
- А если я сам не знаю, нужна или нет?
Павел задумался. Такой вариант ему в голову не приходил.
- Это уже тяжелее. Одно могу сказать точно…
Что Павел хотел сказать, Михаил так и не узнал, потому что корабль неожиданно ощутимо тряхнуло.
- Что это? – резко повернулся к пульту Копаныгин, включил монитор.
- Это то самое облако, - сообщил Павел, разворачиваясь к пульту. – Мы идем в нем уже с полчаса. До сих пор все было спокойно.
Копаныгин молча просматривал показания приборов. Еще один толчок. И еще.
- Черт возьми… - тихо сказал вдруг Михаил. – Козелков, у нас очень большие проблемы. Надо поднимать Середу. И Лобанова тоже. А заодно я бы поднял всех, это не шутки.
Павел уже и сам видел. Вышел из строя один излучатель силового поля. Левый борт звездолета практически беззащитен против мчащихся рядом метеоритов. Резервный излучатель автоматика включила, но его мощности явно не хватает. А они еще не дошли до центра облака. Потрясающее везение.
- Ты всегда оповещатель ЭВЦ выключаешь, когда дежуришь? - мимоходом спросил Михаил. - Он бы предупредил о повреждении излучателя раньше.
- Знаю, дурак я. Только он орать начинает по любому поводу, раздражает. Вернусь на Землю, найду того, кто этому аппарату такой противный женский голос присвоил… Поднимай всех, - попросил Павел, включил подготовку нужной шлюзовой камеры, судорожно соображая, как лучше выходить из создавшегося положения. – Излучатель можно только заменить. Он находится практически рядом с третьим шлюзом. Если выйти из люка, можно рукой дотянуться.
- Не дури, - покачал головой Михаил. - До самого аппарата там метров пять. В обычной обстановке - раз плюнуть, но в метеоритном потоке… Одно попадание - и ты замороженный кролик.
- Силовое поле работает. Если его мощность увеличить хотя бы на пятьдесят процентов минут на десять, аварийка выдержит, а работать можно будет практически в безопасности.

В рубку быстро вошел Середа, за ним Лобанов. Виктор, как всегда, сначала сел в свое кресло.
- Что у нас тут?
- Левобортовой силовик полетел, - сообщил Павел. - Аварийка не тянет, очень мощный метеоритный поток, пробивает. Хотя мы идем правильно, и удары пока только скользящие
Рапортуя, он лихорадочно просчитывал последствия переключения аварийного излучателя.
- Варианты?
- Нам идти еще час десять - час пятнадцать в потоке, - ровным голосом автомата выдал Копаныгин. - Аварийного силового излучателя в таком режиме работы хватит максимум на полчаса. Есть вариант ослабить поле, растянув срок действия батарей на час.
- Авось пронесет? - скептически поинтересовался Федор. – И так-то трясет, мощности не хватает.
- Второй вариант - попытаться исправить излучатель отсюда, с помощью манипуляторов, но это вряд ли. Слишком тонкая работа.
- Что случилось? - в рубку стремительно влетела Лиэлл.
- Мишка, заблокируй двери, - бросил Середа и повернулся к Лиэлл. - Ли, тебе лучше пойти к девочкам, и я настаиваю на том, чтобы вы все надели скафандры. Кстати, ребята, нам тоже было бы неплохо сначала надеть скафандры, благо Федька их отладил недавно.
- Есть третий вариант, - продолжал тем же автоматическим голосом Михаил, - попытаться исправить или заменить излучатель вручную.
- С ума сошел? - осведомился Федор. - Или снесет, или продырявит.
Лиэлл подошла к пульту, молча изучая мониторы и показатели приборов.
- Это не моя идея, - пожал плечами Михаил. - Предложение исходило от Козелкова. Но зерно истины в этом есть. Иначе нам, действительно, остается только надеть скафандры и надеяться на авось. Только вот плотность потока увеличивается, и будет расти еще двадцать восемь минут, после чего начнет спадать, но за эти полчаса...
- Витька, если увеличить мощность аварийки на пятьдесят процентов, он как раз покроет левый борт в районе третьего шлюза, - торопливо начал Павел. Идея нравилась ему все меньше, но зато все яснее становилось пугающее осознание того, что этот вариант единственный. И надо спешить, пока плотность потока не достигла максимума. - Выйти со страховкой, всего-то пять метров, и заменить. Делов-то!
Все задумались. Середа отдал приказ по кораблю всем надеть скафандры, выпрямился в кресле.
- Ну, что ж… Пашка прав. И надо спешить. Идти, думаю, лучше двоим. Миша, просчитай, на какое время хватит мощности аварийки. Успеем за это время заменить основной излучатель? Федор, давай в третий шлюз, готовь запасной аппарат и инструменты. Позови Юлю и Катю, пусть подготавливают скафандры на выход.
- Я сам пойду, Витька, - тихо сказал Павел.
Заметил, как дрогнула золотистая голова, склонившаяся над монитором. Не успел спросить, что случилось, как поднялся Федор.
- Я приготовлю аппарат и тоже пойду, - решительно подхватил он.
- Нет, ты не поможешь, ты никогда не работал с излучателем. Действовать надо быстро, там некогда будет разбираться, знать надо все наверняка. Пойдем мы с Пашкой, - категорично возразил Середа. - Все, Федя, давай быстрее.
Не успел никто ничего сказать, как корабль снова тряхнуло, на этот раз более ощутимо.
- Сквозное повреждение обшивки в резервуаре четыре-В, - сообщил Михаил.
Четыре-В? Это совсем нехорошо – это четверть запаса воды на «Заре».
- А аварийки хватит на двадцать минут сорок пять секунд, при условии увеличения плотности.
- Все ясно, Мишка, спасибо. Успеваем, если не тормозить, - Виктор морщился, глядя на мониторы, изучал пробоину в резервуаре. - Лобанов, долго будем стоять? Выполнять!
- Есть, - недовольно сказал Федор и быстро вышел.
- Внимание! Утечка воды в открытый космос из резервуара четыре-В! – прорвался неприятно механический женский голос электронно-вычислительного центра «Зари».
- Выключи его, Мишка, мы уже в курсе, - Середа даже вздрогнул.
Михаил пожал плечами, но ничего не сказал и динамик выключил.
- Виктор, у меня есть возражение, оно же предложение, - неожиданно выпрямилась Лиэлл. - Вам не надо идти, ваши скафандры слабее моего, а мой однажды выдержал лобовое попадание десятка мелких метеоритов, потом расскажу, как это выглядело. Я предлагаю отправить меня.
- Нет! - вырвалось у Павла раньше, чем Виктор успел хоть что-то сказать.
- Я согласен с Арамисом, - удивленно поднял голову Копаныгин. - Только что ведь обсудили, что там каждый винтик надо с закрытыми глазами знать! Лучше поделись скафандром.
- Размерчик не тот, - язвительно сказала Лиэлл. - А что касается винтиков… Паша, насколько хорошо ты знаешь этот излучатель?
- Ну, - честно ответил Павел, - с закрытыми глазами вряд ли.
- Я понял, Ли, - прервал их Середа, - но ты не можешь идти. Хороши мы будем, если с тобой что-то случится!
- Ничего, - категорично махнула рукой Лиэлл, - ничего со мной не случится! Кстати, а ты этот аппарат с закрытыми глазами сможешь заменить?
- Ребята, хватит болтать, Лобанов инструменты подготовил, у меня тоже все готово. Девушки в скафандрах, ждут наших ремонтников, - сообщил Михаил. – Витька, а пробоина-то не только в четвертом! Три-В тоже пробит. Навылет прошел, практически. Хотя первый и второй резервуары целы, кажется.
- Мишка, давай с пробоиной потом, потому что если не сделаем излучатель, у нас таких пробоин будет по всему левому борту…- Виктор не договорил и покачал головой.
- Витя, ты не должен идти, - мягко настаивала Лиэлл. - Командир не должен рисковать собой, он нужен на корабле, желательно, живым. Пойду я, а ты будешь держать со мной связь. Я буду передавать тебе мысленные образы, а ты - пояснять мне, что делать.
Середа на секунду закрыл глаза.
- Хорошо. Иди, одевайся. Пашка, пойдешь с ней, - добавил он, когда Лиэлл подошла к двери. Она остановилась, но Виктор повысил голос. - Пойдет, или вы оба останетесь, а пойду один я!
- Есть, - Павел почувствовал, что волнение отпускает, ему на смену накатывает желание скорее идти и делать дело.
Лиэлл уже вышла.
- Вперед, время уходит. Будешь страховать ее от шлюза и корректировать передвижения, - почему-то очень устало сказал Виктор и повернулся к пульту. - Мишка, надо что-то делать с резервуаром.
Павел, уже уходя, услышал непривычно взволнованный голос Копаныгина:
- Командир, вода уходит, нам ее отсюда не остановить!
Упаковываясь в скафандр с помощью Кати, Павел думал не об излучателе и не о метеоритном потоке. Почему-то он думал о словах Михаила про них с Катей. Что значит "не знаю"? Все он знает. Когда на собрании на Земле им сказали, что вместо Лены Кашкиной летит Катя Панферова, только слепой или полный идиот мог не понять изумленно-счастливое выражение лица Мишки. Правда, заметил это только Павел, который как раз в этот момент смотрел на Копаныгина, потому что спустя мгновение Мишка снова надел маску спокойного равнодушия.
- Все, готовы, - прервал его мысли взволнованный голос Лобанова. - Опергруппа, на выезд!
Даже сейчас прикалывается, - с некоторым даже восхищением подумал Павел, а Юлька в скафандре с откинутым шлемом покачала головой:
- Федь, давай шутки на потом оставим. Лучше пошли, отнесем скафандры ребятам в рубку, мы тут уже не нужны. Катя проследит за закрытием шлюза.
- Удачи, - хлопнул Федор Павла по плечу и помог ему загерметизировать шлем. - Ли, мы на тебя надеемся!
- Спасибо, я постараюсь, - улыбнулась Лиэлл и подняла свой шлем с тонированным стеклом. Теперь ее голос звучал только по местной связи в наушниках. - Готов, Паша?
- Как пионер, - ответил он, а Лиэлл рассмеялась.
Катя вышла вслед за Юлей и Федором, внутренняя дверь шлюза медленно начала опускаться. Лиэлл наклонилась, проверяя, как закреплен корпус излучателя в манипуляторе.
- Приготовились, пошел обратный отсчет, - раздался голос Копаныгина. - Паша, есть мощность плюс пятьдесят процентов, у вас двадцать минут. Я буду давать оставшееся время. Ли, не волнуйся, все получится. Открываю!
Створка внешнего люка плавно пошла вверх. Стартовая платформа, на которой они стояли, двинулась наружу. Выдвинулась на полметра и остановилась. Лиэлл сделала шаг вперед и оказалась на внешней обшивке. Движение руки - переключила магнитные ботинки, ступила на обшивку.
- Я снаружи, - спокойно сообщила она. - Миша, давай инструменты.
Вслед за Лиэлл мимо Павла осторожно выполз манипулятор с зажатым в нем платиковым кофром с необходимыми инструментами.
- Паша, я пошла. Поле держит, все в порядке, - услышал он голос Лиэлл. Тоже сделал шаг вперед и собрался перешагнуть на обшивку. девушка резко обернулась.
- Не выходи пока. Когда мне надо будет помочь, я сообщу, - и двинулась вперед.
- Она права, - вступил Середа. - Стой на месте, незачем рисковать всем сразу.
Лиэлл дошла до поврежденного излучателя, склонилась над ним. Она молчала, но по ее движениям Павел понимал - вот замерла, будто прислушиваясь к чему-то, вот снова продолжила работу - она слушала указания Виктора. Вернее, смотрела. Виктор тоже молчал, и только один раз тихо сказал вслух:
- Умница, только теперь аккуратнее…
Изредка монотонный голос Михаила сообщал оставшееся время.
- Все, - наконец выпрямилась Лиэлл. - Паша, а вот теперь ты мне нужен. Аппарат готов, я отсоединила его и сняла почти все крепления. Давайте новый, а мы сейчас их поменяем местами.
Из шлюза наружу пошел второй манипулятор с укрепленным в нем новым излучателем. Павел двинулся за ним. Да, в одиночку тут, конечно, тяжеловато было бы.
- Бросьте неисправный, - сказал Середа, - некогда возиться.
- Не стоит, - возразила Лиэлл, отсоединяя последнее крепление. - Отпускайте новый, Паш, держи его, чтобы не уплыл.
Павел придержал, а Лиэлл подтолкнула к захвату манипулятора отсоединенный аппарат.
- Миша, убирайте его отсюда, мешает, - бросила она.
Манипулятор жадно цапнул поврежденный излучатель и медленно уполз назад в люк шлюза.
- Пашка, Ли, у вас десять минут, - в ровном голосе Копаныгина звучали нотки тревоги.
- Мы успеваем, - Лиэлл быстро подсоединяла кабели излучателя к клеммам. - Паша, поставь его на место и уходи, я дальше сама.
- Я останусь, - упрямо качнул он головой под шлемом, помогая устанавливать аппарат в гнезде. - Тут делов-то…

В рубке ребята не отрываясь, смотрели на монитор.
- Она справилась, - почти удивленно сказал Михаил. – Если она сможет подключить все обратно – она справилась!
- Подожди, Мишка, рано еще, - покачал головой Виктор. – Не трынди под руку. Сейчас… 
Он опять увидел глазами Лиэлл гнезда клемм, почувствовал вопрос, мысленно ответил, уже почти все. Когда он убедился, что Лиэлл с Павлом вполне справляются с излучателем, то смог переключиться на пробоину в резервуаре.
- Четыре-В почти пуст. В резервуаре скоро будет абсолютный вакуум. Переборка между третьим-В и четвертым не выдерживает, давление слишком велико, она не рассчитана на такие перепады, - тихо констатировал Михаил. – Витя, надо срочно ликвидировать пробоину. Можно, я пойду?
Виктор тяжелым взглядом мерил пульт и мониторы над ним. Рискованно. Но лишиться всей воды – это была бы катастрофа. Надо рисковать.
- Бери Лобанова и вперед. Принимаю управление звездолетом и руководство ремонта на обшивке, – решился он. - Давайте, ребята! Осторожнее, если полетит переборка.
- Есть! – Мишка сорвался с места, и двери за ним закрылись.
- Ли, Пашка, как у вас дела? Осталось пять минут, - сообщил Виктор.
- Нормально, успеваем, - голос Лиэлл в динамиках. – Что у вас случилось?
- Ничего, работайте.
- Нормально, заканчиваем, - успокоила Лиэлл. Попыталась защелкнуть первое крепление - не вышло. - Паш, чуть ближе к краю качни его.
Качнул. Есть крепление. Второе.
- Четыре минуты.
Лиэлл защелкивала крепления со своей стороны, Павел помогал ей со своей.
- Спокойно. Паша, там около тебя еще два зажима.
Защелкнул. Все. Уходим.
- Идем, Ли, сейчас ребята его включат, проверят…
- Две минуты, уходите!
Павел выпрямился, посмотрел на Лиэлл. Девушка по-прежнему сидела, склонившись над основанием излучателя.
- Что-то случилось? - встревожился Павел.
- Все в порядке. Просто один кабель отскочил, когда передвигали, - спокойно сказала Лиэлл. - Уходи, я закончу.
- Что у вас там? - тревожно спросил Середа. - Уходите, Пашка! У вас девяносто секунд!
- Уходи, - повысила голос Лиэлл. – Ты мне мешаешь! Меня не хватит на подсоединение кабеля, прикрытие излучателя и защиту тебя от метеоритов одновременно. Уходи! Витя, закрывай за ним шлюз, я скажу, когда все будет готово.
Павел понимал, что она права, но уйти и оставить ее тут одну было просто невозможно. А в наушниках уже командовал Середа.
- Уходи, Козелков! Шестьдесят секунд, да уходи же, Пашка!
И тут Лиэлл снова его удивила. Она произнесла два слова, значение которых Павел сперва не понял, а когда понял, решил, что ему показалось.
- Зевс-громовержец! – с сердцем воскликнула она. – Да уйдешь ты?
Слегка обалдевший Павел медленно пошел к люку, обернулся, прежде чем зайти внутрь. Лиэлл снова склонилась над гнездом излучателя, рука – над основанием аппарата, ладонью вниз. Что она делает? И при чем тут древнегреческий небожитель?
Павел зашел в шлюз, за ним нырнул манипулятор с инструментами, внешний люк медленно начал закрываться.
- Сорок секунд, - напряженный голос Виктора. – Тридцать пять… Пашка, тебе придется остаться в шлюзе. Если пробьет обшивку… Я не могу рисковать.
- Понимаю, я и не собирался уходить, - успокоил его Павел.
- Двадцать пять секунд до отключения аварийного излучателя. Ли, как дела?
Лиэлл не ответила.
- Лиэлл! – позвал Павел, понимая, что она молчит не из упрямства. – Ты в порядке?
- Не мешайте… - тихий голос, почти шепот.
- Десять… Девять…
Павел замер. Вот сейчас… Черт, и почему вместе с антенной они тогда не проверили и излучатели? Ведь знали об этом облаке!
- Три… Две… Одна… Все.
Тишина. Голос Середы.
- Пашка, аварийка не функционирует.
- Как она там?
- Поле держится над участком левого борта с Лиэлл, излучателем и люком шлюза. Насколько я знаю, в ее скафандре нет такой функции, как поддержка щита. Она держит поле сама! - изумленно-потрясенный голос Виктора. - Есть соединение, можно включать! Ли, уходи к люку, даю энергию на основной излучатель.
Тихий, усталый голос Лиэлл:
- Есть, отхожу.
- Включаю, - предупредил Виктор. - Есть контакт! Открываю шлюз, Пашка, лови ее!
Ловить пришлось в буквальном смысле слова. Войти Лиэлл вошла, но на втором шаге остановилась и начала падать. Павел подхватил ее, им оставалось только дождаться закрытия внешнего люка, выравнивания давлений и открытия входа на корабль.
- Витька, нам нужна Юля, Ли без сознания, - стараясь говорить спокойно, попросил Павел.
- Юлька уже ждет, все будет нормально. Поле есть, все в порядке. Молодцы! Пашка, не снимай скафандр, ты нужен в резервуарах.
Наконец, внутренняя дверь открылась, впустив в шлюз Юлю в скафандре.
- Что случилось? - спросил Павел Середу, поднимая Лиэлл на руки. Снаружи уже ждала Варвара с носилками на колесиках. Уложив девушку, Павел помог Юле освободить ее от серебристо-голубой брони. Варвара схватила Лиэлл за запястье, не тратя время на подключение датчиков.
- Есть пульс, все в порядке, - облегченно выдохнула она. - Поехали.

- В резервуаре четыре-В сквозное повреждение, мы лишаемся воды. Пробоина слишком велика, метеорит был сравнительно небольшой, но когда вода рванула наружу, отверстие сильно увеличилось. Из четвертого вода вся ушла, и прорвало переборку между третьим и четвертым, Федьку чуть не раздавило, - быстро говорил в наушниках Виктор, пока Павел шел к техническим отсекам. – Они не успевают, Пашка, есть угроза прорыва следующей переборки…
- Я в шлюзе, открывай, - пока закрывался шлюз и открывался проход в резервуар, Павел мысленно прикидывал, сколько воды уже потеряли. - Метеорит навылет прошел, до второго?
- Первый цел точно, надо удержать второй, или мы останемся в условиях пустыни.
- Приветствую героев-ремонтников, - раздался в наушниках усталый голос Михаила. – И как там, с той стороны?
- Штормит, - в тон ему ответил Павел и присоединился к работе. Вода, которую вакуум высасывал через уже наполовину закрытую рваную дыру в обшивке, сильно затрудняла работу. – Нормально, поле есть.
Федор, чертыхаясь, бродил в воде у внутренней переборки между бывшими третьим и четвертым резервуарами, ощупывая ее руками.
- У меня чувство, господа монтажники, что где-то под водой имеется еще одна пробоина. Вода вытекает в космос, но не убывает здесь. Я по колено уже минут десять хожу… Витька, проверь уровень во втором резервуаре, - позвал он Середу.
Спустя несколько секунд Виктор откликнулся.
- Вода уходит. Второй пуст на треть.
- Я всегда говорил, - чуть задыхаясь, прокомментировал Михаил, - что те, кто поддается панике и выключает оповещатель ЭВЦ, потом пожинают горькие плоды неожиданностей! Об утечке из второго, который мы считали неповрежденным, можно было узнать раньше.
- Ничего, - успокаивающе отозвался Павел. – Зато теперь Федьке будет, где развернуться – не ты ли, специалист по нештатным, еще на Земле обещал нам справиться с проблемой нехватки воды? Помнишь, Витька?
- Работайте, работайте, - не поддержал Виктор. – Прикалываться потом будем.
- Я обещал придумывать что-то, если ВСЯ вода испарится, - недовольно вставил Лобанов. – А в такой половинчатой ситуации мой мозг отказывается…Так. Вам помощь нужна? – неожиданно прервал он сам себя, прижав обе руки к переборке и как будто прислушиваясь к ощущениям. - Долго вы еще возиться будете?
- А что случилось? – Павел почувствовал, что Федор нехорошо посерьезнел.
- Я, кажется, нашел вторую дыру. И мне не нравятся некоторые вибрации, которые я ощущаю руками.
- Мы почти закончили, - выпрямился Михаил. – Пробоина закрыта, осталось только герметизировать края, и все. Можно подавать воздух, а то правда, выдавит к черту и эту переборку.
- Включаю подачу воздуха. Пашка, вы с Федором справитесь? – спросил в наушниках Середа. – Мне нужен Мишка.
- Справимся, - ответил Павел, когда Лобанов утвердительно качнул шлемом. – Иди, Миш, мы доделаем.
Как ни странно, но они даже смогли откачать оставшуюся воду, ликвидировать утечку из второго резервуара и укрепить переборку. После ухода Михаила Федор замолчал, и, к большому удовольствию Павла, они до конца ремонта обменивались только «рабочими» репликами.
- Как самочувствие? - спросил Федор, когда они уже снимали скафандры. – А то я краем уха слышал про какие-то проблемы с заменой излучателя.
- Да я что… Перенервничал, конечно, а так - что мне будет, - отмахнулся Павел.
- Ли, говорят, может генерировать силовое поле вокруг себя? - как бы невзначай поинтересовался Лобанов, упаковывая снятый скафандр в шкаф.
- Говорят, - согласился Павел. - Федь, отстань, а? Меня выгнали с обшивки, как младенца. Я ничего не видел.
- Середа не хотел тобой рисковать. Конечно, чужой девчонкой рисковать легче, - с непонятным выражением бросил Лобанов.
- Она сама вызвалась. Кроме того, ее скафандр позволяет…
- А вы ее слова проверили, прежде чем утверждать, что он позволяет?!
Павла удивила резкость, с которой это было сказано.
- Нам было некогда проверять, ты же понимаешь. А наш главный специалист по скафандрам в тот момент вышел… - неожиданно до него начало доходить. Неприятный холодок пополз по спине. - Федька, ты хочешь сказать, что она блефовала?
- Не то слово, - мрачно отозвался тот. - И мне кажется, Середа не мог не понимать, что происходит. Я же ему полный отчет по сборке-разборке ее скафандра давал! Материал прочный, несомненно, но никаких сверхэффектов в нем нет. У него даже степень защиты от излучений ненамного больше, чем у наших. - Федор с силой захлопнул дверцу в нишу.
Павел машинально убрал свой скафандр, аккуратно закрыл дверцу, и некоторое время молча на нее смотрел. Поймал себя на том, что сжимает правый кулак, как будто хочет ударить по этой блестящей поверхности. Или дать кому-то в ухо.
- В общем-то, все понятно, особо не грузись, - подтолкнул его Лобанов, выпустивший пар и оттого уже более спокойный. - Витька просто выбирал меньшее зло из двух возможных. Ясен пень, ты ему дороже. И он рассчитывал на что-то вроде этого поля или еще какое-нибудь проявление высшего разума. А потом - она сама рвалась.
- Это ты меня успокаиваешь, или себя? - тихо спросил Павел, и, не дожидаясь ответа, вышел.
Он пожалел, что не успевает зайти в лабораторию, узнать, как там Лиэлл. До конца его вахты оставалось еще почти шесть часов. После авральной работы по расчетам гиперускорения Середа, наконец, ввел двенадцатичасовые вахты – суточные стали слишком утомительными.
По дороге в рубку он думал, что сейчас ворвется туда, схватит Витьку за грудки и припрет к стене с какими-нибудь очень нехорошими словами…. надо было только успокоиться, и слова эти сказать вдумчиво и ледяным тоном. Естественно, успокоившись, Павел осознал, что никого хватать и припирать не будет. У Виктора, и вправду, выбора особого не было. Если подумать, он сам на его месте поступил бы также.
- Паш, извини, что заставил тебя ремонтом заниматься, - встретил его Середа в пустой рубке. – Мишку я отправил к поврежденному излучателю, а сам хотел понаблюдать за потоком. И надо думать, что нам теперь делать с запасом воды.
Павел несколько секунд смотрел в его осунувшееся лицо человека, уставшего от очень тяжелой ноши, и вдруг подумал, что надо бы Витьку отправить в отпуск. Недели на две. Запереть в "Сюрпризе", а вопросы пробиваемости инопланетных скафандров и утекающих жидкостей порешать самостоятельно.
- Да ладно, - махнул он рукой, - приказы командира не обсуждаются. Как там Ли?
- Варя говорит, все нормально – просто сильное переутомление. Она спит.
Павел с удовольствием опустился в свое кресло – центральное, конечно, занимал Виктор.
- Как она умудрилась кабель подсоединить? – Павел уже полностью успокоился и не стал поднимать тему смысла выражения "меньшее зло". – И что там насчет поля?
- Знаешь, - медленно ответил Виктор, - я только сейчас поверил в то, что она принадлежит какой-то высшей расе. С такими возможностями… Она подключила кабель, даже не коснувшись его рукой. И силовой щит над собой и излучателем держала сама. Федька подтвердил, что в ее скафандре таких наворотов с защитой не было.
- Как это – не коснувшись? – проигнорировал Павел и замечание о защите скафандра Лиэлл.
- Телекинез. Невозможно для нас, но элементарно для нее.
- Ничего себе, элементарно, - не согласился он. - Если она свалилась, как только в шлюз вошла!
- Перенапряглась. Она ведь одновременно двигала кабель, а там его не просто пошевелить надо было, а с усилием в гнездо клеммы вставить и защелкнуть. И закрывала полем не только себя и излучатель – по показаниям приборов, защищен был весь борт до шлюза, даже люк захлестнуло, - Виктор сделал паузу, и как-то неуверенно предположил: - Надо думать, она тебя прикрывала. Она же слышала, как я тебя в шлюзе оставил.
Павел закрыл глаза. Зачем ты извинялся тогда, Витька, - подумал он, - я и так не собирался уходить, а ей лишние волнения совсем были не нужны.
- Ну, вот, - вслух сказал он. – Теперь я чувствую себя последней свиньей. Мало того, что оставил ее там одну, так еще и…
- Сначала ты спас ее, а теперь она спасала тебя, - возразил Виктор. – Ничего сверхъественного. Думается, если бы ты был на ее месте, ты бы сделал то же самое. Это нормально. И не заморачивайся.
- Тебе хорошо говорить, - вздохнул Павел.
- Ага, мне всегда хорошо, - неожиданно резко и сердито ответил Середа. – Все время за вашими спинами! Посылать вас на незнакомую планету с роботами, под метеориты, в чужой радиоактивный звездолет, – а самому сидеть в своем кресле за мониторами! Мне хорошо, я согласен. Выбирать, кого из вас отправить сегодня рисковать жизнью, и наблюдать за процессом из заблокированной рубки!
Павел представил себе, что сейчас переживает командир, и ему стало совестно за свое недавнее зло на него.
- Витька, ты с ума не сходи, - успокаивающе сказал он. – Нас трое здоровых лбов и уже четверо вполне работоспособных девушек. Наших рук вполне хватит, чтобы обеспечить физическую работу на этом корабле, в том числе и опасную. А вот все, что касается работы головой – тут мы без тебя далеко не уедем, даже если сложить меня, Мишку и Катю в одну вычислительную машину.
Виктор хмыкнул.
- И ты не прячешься, а занимаешь свое место. Кто ж виноват, что оно не на передней линии фронта? Все правильно, и нечего стремиться как можно скорее оставить нас без руководителя, - закончил свою тираду Павел.
- Убедил, - сказал Середа после паузы. – Пусть. Я все это понимаю, но иногда мне очень противно тут сидеть.

Из облака они вышли без дополнительных происшествий. Михаил с Федором отладили снятый излучатель – Лобанов тоже побил себя за то, что ему даже в голову не пришло проверить его раньше.
- Завтра же выйду, осмотрю правый, - поклялся он Копаныгину.
- Завтра ты будешь после вахты отсыпаться, - напомнил Михаил.
- Значит, потом отосплюсь. Или тебя попрошу профилактику провести, - не растерялся Федор.
Михаил вздохнул.
- Я даже не буду возражать. В любом случае, это надо сделать до начала разгона.
О проблеме с водой практически не говорили. Середа сказал, что обсуждение этого вопроса он переносит на тот момент, когда будут готовы полные отчеты об аварии, ее ликвидации, просчет последствий и возможные варианты решения проблемы. На время до этого грядущего момента было решено пока сократить расход воды вдвое.
- Теперь нам не обойтись без ускорения, - категорично заявил Виктор. – В любом случае, даже по самым простым прикидкам мы потеряли около трех четвертей всего запаса воды. Даже при включении ускорителей нам может не хватить оставшегося. Так что включение соэллианских генераторов – вопрос времени.
Включение ускорителей отложили до окончания профилактических работ и полного восстановления Лиэлл, которая вот уже больше суток лежала в своей каюте. Варвара запретила ей выходить и вообще подниматься с кровати лишний раз.
- Ничего себе, сверхвозможности, - поражался Лобанов. – Нужны они, если после их применения вот так валяться надо!
- Ну да, может, и не нужны, - покивал Виктор. – Если бы она тогда кабель на место не поставила в считанные секунды, ты бы тут сейчас мог и не рассуждать, а болтаться в продырявленном скафандре в полном вакууме. Я, конечно, преувеличиваю. Однако все прошло так относительно гладко только благодаря Лиэлл и ее способностям.
- Допустим, ты, Федька, можешь запросто поднять тот самый излучатель, - включилась в разговор Варвара. – Допустим, что ты сможешь поднять два таких излучателя, если будет очень надо. Но при этом ты обязательно надорвешься. И тоже будешь долго валяться в медотсеке, а Юля будет запрещать тебе подниматься.
- И вообще, лучше бы ты помолчал, если тебя хватает только на дурацкую критику, - добавила Катя.
- Да понял, понял, - замахал на них руками Федор. – Я ж просто так сказал! Пойду, мне еще левый аварийный восстанавливать.
- Варь, а можно я Лиэлл навещу? – решился, наконец, Павел. Он хотел это сделать сразу после вахты, но тогда Кутейщикова не пустила к ней даже Виктора, и Павел даже заикаться про свой визит не стал.
- Зайди, она про тебя спрашивала, - кивнула Варвара.
- Привет передавай, - сказал ему вслед Середа.
Лиэлл открыла дверь сразу, едва он подошел к ее каюте.
- Привет, - слегка смущено сказал он, заходя внутрь. – Ты кого-то ждала?
- Вообще-то, никого, кроме Вари. Но она ушла только двадцать минут назад, - улыбнулась Лиэлл. Она сидела на кровати, сложив ноги по-турецки.
- А двери кому открыла?
- Тебе, - весело сообщила она. – Я тебя услышала.
- Ну и слух, - заметил Павел. – Как самочувствие?
- Спасибо, не дождетесь, - совершенно буднично ответила Лиэлл. – Да правда, нормально, Варя просто перестраховывается. Ничего ж из ряда вон выходящего не случилось – я уже полностью восстановилась.
- Витька говорит, ты там телекинезом баловалась? – Павел решил обдумать специфический оборот «не дождетесь», в ответ на вопрос о самочувствии, позже.
- Угу, - кивнула Лиэлл. – Не люблю я это дело, но по-другому никак не успеть было. Ты извини, что я там на тебя накричала, просто мне, действительно, надо было сосредоточиться, а не волноваться за тебя. Кстати, ты присаживайся.
- А чего за меня волноваться, - вконец смутился Павел и осторожно сел на кожаное сиденье перед обязательным в девичьих каютах зеркалом. – И нечего извиняться. Если бы не ты, у нас бы ничего не вышло. Кстати, ребята привет передают, - вспомнил он.
- Спасибо. Я так понимаю, с ускорителями вы меня ждете?
- Ждем, - кивнул Павел. – А еще в свете последних событий Витька решил полную профилактику внешней аппаратуры устроить. Пока не закончим, ни о каком ускорении и речи не пойдет. И вода еще… Мишка сейчас считает, сколько мы потеряли, и что из этого следует.
Некоторое время они помолчали, Павел почувствовал себя неловко, и уже собрался вставать и уходить, когда Лиэлл тихо спросила:
- Ты пришел просто на меня посмотреть?
Он хотел, было, ответить, что именно за этим и пришел, но потом как-то понял, что пришел он выяснить один очень волнующий его момент. Странно, как она все чувствует.
- Нет, я еще хотел узнать… Зачем ты соврала про скафандр?
Лиэлл ответила не сразу.
- На самом деле, я сама не знаю. Мне показалось, что если бы я объясняла про купол, это заняло бы больше времени. Про скафандр проще было. Все равно проверять вам было некогда, а Федя ушел.
Павел не стал уточнять, что Федор не был единственным, кто знал правду.
- Купол - это ты про силовое поле?
- Ну, да. Тем более, я не была убеждена, что оно понадобится. Мы же успевали, в принципе, если бы не плохо закрепленный кабель. Я же сама его и не закрепила, как следует, так что все нормально.
- Твоего купола вполне хватило бы на тебя и излучатель. Зачем ты его так растянула? Наверняка же, энергии потратила раза в три больше, чем нужно было! - Павел твердо решил довести этот разговор до конца.
Лиэлл, до сих пор внимательно изучавшая противоположную стену, медленно повернулась и посмотрела Павлу в глаза.
- Ты меня в чем-то подозреваешь? - в упор спросила она.
- Нет, - не смутился он. - Но я должен знать!
Неожиданно девушка улыбнулась.
- Все очень просто, ты ответ и так прекрасно знаешь. Но если хочешь, чтобы я озвучила - пожалуйста. Ты остался в шлюзе, а обшивка на люке и на оболочке корабля могла быть в любую секунду пробита. И твой скафандр - тоже. Мой купол защитил тебя. Вот и все.
- Излучатель и кабель были важнее! - растерявшись, возразил Павел, тут же выругав себя за наглость.
Однако Лиэлл не обиделась.
- Трудно сказать, что было более важно тогда, под метеоритами, если рассуждаешь об этом, сидя в позе "лотос" на удобной кровати, - задумчиво сказала она. - Только мне кажется, я вполне справилась с обеими задачами, и с кабелем, и с прикрытием шлюза. Нет?
- Нет, - согласился Павел. - То есть, да. Или… - он окончательно запутался, наконец, и вскочил. - Извини, меня там ребята ждут! Там у нас еще дела…
- Ну, да, конечно, - Лиэлл была совершенно серьезна, только ее голубые искрящиеся глаза смеялись. - Иди, все нормально. Обещаю завтра выползти, так всем и передай. Особенно Варе.
Павел вышел из ее каюты совершенно растерянным. Вроде бы, она все объяснила. Но почему его по-прежнему беспокоит вполне прозрачный ответ на вопрос о растянутом поле? Ведь понятно - она не могла не думать о напарнике. И все-таки, почему же это так его волнует?
Так и не решив проблему, Павел отправился в док, где Федор в компании Барсика разбирал левую аварийку.

Середа собрал всех в рубке, чтобы сообщить о полной готовности корабля к началу гиперразгона. Профилактические работы были завершены, все системы проверены.
- Ребята, у нас все готово к разгону. Мы все принимали участие в подготовке, и мне не надо вам детально рассказывать, как все отлажено и как все работает. У нас есть одна большая проблема, которую мы с Михаилом надеемся в скором времени решить, и как только справимся с ней, можно будет включить ускорители.
Вы знаете, что мы постарались все просчитать и риск свести к минимуму. Опять же, все осознают, на что идут. Но сейчас мне по правилам нужно провести еще одно, последнее, официальное голосование, результаты которого будут задокументированы. Я хочу, чтобы вы еще раз все взвесили. Если у вас есть возражения, говорите сейчас, или потом не обвиняйте нас в том, что мы рискнули вашей жизнью.
- "Если кому-либо известны причины, по которым брак не может состояться, скажите о них сейчас, или не говорите никогда", - вздохнул Лобанов. - Чего тут переспрашивать по сто раз? Мы уже голосовали. Все были согласны.
- Ты - согласен? - прервал его Виктор.
- Да.
- Козелков?
- Согласен, - Павел решил не выступать, чем быстрее закончится эта формальность, тем лучше. Позади он слышал какой-то шум - Юля что-то возмущенно шептала Варваре на ухо.
- Копаныгин.
- Мы рискуем, но риск сведен к минимуму. Я доверяю тебе, Середа, своей голове и бортовому компьютеру. И Лиэлл я доверяю, - добавил Михаил после секундной заминки. - За.
- Ты должна сказать сейчас! - неожиданно повысила голос Юля. - Это же неправильно. Он имеет право знать и решать вместе с тобой!
- Что у вас там, девочки? - повернулся к ним Виктор. - Сорокина, Кутейщикова, ваше мнение?
- Я против, - решительно объявила Юля. - То есть, я за, но я буду против, пока она молчит!
- О чем молчит? Что и кто имеет право знать? - нахмурился Виктор.
Павел каким-то шестым чувством понял, что здесь ни Варя, ни Юлька ничего пояснять не будут. По крайней мере, пока тут столько народу. И еще он понял, что речь шла о самом Викторе. Еще он вспомнил слезы Варвары… Так, надо всех вывести.
- Ребята, пошли, погуляем в коридоре, - принял он на себя командование экипажем, получил удивленный взгляд Виктора, благодарный - Варвары и одобрительный - Лиэлл. Странно, но все послушались, и минут десять толклись в «тамбуре» перед рубкой, ожидая, пока разрешится непонятная ситуация. Юля и Лиэлл стояли чуть в стороне, тихо переговариваясь.
- Я не уверена, что все так просто, - возражала Юля. - Мне очень не по себе оттого, что я не предупредила его раньше. Она не могла решать сама. А я, в конце концов, врач!
- Ты и не должна была, это ее дело. Но ты не волнуйся. Генератор защитного поля сведет все последствия ускорения к нулю. Я-то все это на себе испытывала неоднократно. Но ты права, он должен знать.
- Хватит секретов, - вмешался Федор, ничего не понимающий, и поэтому слегка раздраженный. - Сначала один устраивает идиотские голосования, потом другая выступает против того, что сама же помогала готовить.
- Не шуми, Федька, - положил ему руку на плечо Михаил. - Сейчас во всем разберемся.
Катя, тихо улыбалась, стоя у стены. Павел был готов поклясться, что она тоже понимает, как и Лиэлл с Юлькой, о чем речь.
Двери в рубку неожиданно распахнулись, приглашая войти. Картину они застали идиллическую - в кресле командира сидела Варвара, рядом с ней стоял Виктор, держа ее руку в своей. Варвара выглядела спокойной и довольной, а вот Середа внушал некоторые сомнения в собственной адекватности. Несмотря на то, что он пытался казаться серьезным, на его лице то и дело проскакивало выражение то ли полного идиотизма, то ли просто очень неуемного счастья.
- Ребята, у нас тут небольшое ЧП, - стараясь говорить спокойно, сообщил Виктор, не выпуская руки Варвары из своей. - Я бы не стал выносить это на всеобщее обсуждение, но особенности нашей с вами жизни многие личные проблемы делают общими.
- Мы не можем включить ускорение? - взял быка за рога Копаныгин.
- Не совсем. Просто…
- Не вижу в этом ничего особенного, но Витя решил, что вы должны знать, - перебила его необычно невнятную речь Варвара. – Собственно, ничего страшного. У меня будет ребенок. И я хочу, чтобы он родился. Здесь. Хотя мне немножко не по себе.
Некоторое время все молчали. Потом Павел, который, в общем-то, уже был морально готов к подобному повороту, подошел к Виктору и пожал ему руку, для чего Середе пришлось выпустить, наконец, Варину ладонь.
- Поздравляю, Витька, - совершенно искренне сказал Павел, потом наклонился к Варе и неожиданно для самого себя поцеловал ее в щеку. - И тебя, Варюша, поздравляю. А ты плакала... И нет тут, действительно, ничего страшного!
Когда с поздравлениями закончили, до сих пор молчавшая Юля поинтересовалась:
- И что мы с этим будем делать? Нет, я в смысле - как вы собираетесь его растить и воспитывать? Как вы себе представляете формирование организма ребенка в наших ненормальных космических условиях? А тут еще это ускорение!
- Я до сих пор не понимаю, как это получилось, - призналась Варвара.
- О, Варенька, это как раз, не вопрос, - откликнулась Юля. - Нам же с тобой называли вполне реальные девяносто девять процентов гарантии. Мне еще тогда пришел в голову вопрос о том одном проценте, который оставался невыясненным. Собственно, это он и есть, конечно. Но меня беспокоит…
- Все будет нормально, - вступила Лиэлл. - Я вполне в состоянии проследить за возможными появляющимися отклонениями в развитии плода, мы сможем устранить их, если будет необходимо. Не стоит бояться.
- А потом? - вырвалось у Кати.
- А потом все, как всегда. Это только издалека все кажется страшным, а на самом деле все просто. Кстати, у вас в библиотеке вагон книг по воспитанию детей. Я нашла, - улыбнулась Лиэлл. - Те, кто вас собирал в полет, видимо, тоже задумывались об этом одном проценте.
- А я тогда думала - зачем нам рассказывают основы акушерства? - задумчиво протянула Юля.
- В общем, решать, конечно, вам, но, если боитесь - включайте ускорение уже после рождения малыша, - предложила Лиэлл. - Хотя я не вижу опасности для его развития и сейчас. Думайте. И не забудьте о дополнительных проблемах, связанных с отсрочкой включения.
За время всех этих споров Виктор окончательно пришел в себя, и смог продолжить совещание.
- Ну, что ж… Поехали снова. Сорокина, твое окончательное мнение.
- Я взвесила все за и против. Витя, мне кажется правильным предложение Лиэлл - надо подождать.
- Поддерживаю Сорокину, - подал голос со своего кресла Михаил.
- Козелков.
- Не знаю. Все это достаточно неожиданно, - слегка соврал Павел. Потому что если бы он напрягся немного, то понял бы все сам, не младенец. - Я за "отложить включение" до полного выяснения всех возможных последствий.
- Лобанов.
- Ну, Ли же сказала, что все будет в порядке! А у нас назревает нехватка воды. Я все еще за включение.
- Панферова.
- Я тоже по-прежнему склонна верить Лиэлл. Если она говорит, что ничего не случится, значит, так оно и есть. Я - за, - серьезно откликнулась Катя.
- Кутейщикова.
- Я в этом вопросе полагаюсь на Юлю. Она говорит - подождать. Хотя… Мы с Лиэлл уже рассмотрели все возможные варианты, кое-что посчитали, и я думаю, что она права. Ничего не случится. А тянуть с ускорением - значит, мы теряем время и воду. Нет, надо включать. Я не знаю, Витя, - совсем тихо закончила Варвара. - Мне трудно решать, ты сам понимаешь.
- Понимаю, - после паузы произнес Виктор. - Мне все ясно. Точнее, мне ясно, что ничего не ясно. Девочки, я вас не обвиняю ни в чем, но эту новость вы мне должны были сообщить пораньше.
Юля пожала плечами.
- Виктор, я надеялась на Варю, думала, что она выберет время сказать тебе.
- Я боялась, - непривычно тихо призналась Варвара. - Я боялась, что…
- Все, хватит, - прервал ее Виктор, успокаивающе положив руки ей на плечи. - Я поддерживаю мнение Козелкова. Ребята, запуск откладываем, пока мне не будут предоставлены полные отчеты из медицинского и биологического центров. Лиэлл, я попрошу тебя принять участие в исследовании. Я хочу видеть в записи все возможные варианты последствий этого ускорения и полета вообще для ребенка. После получения этих отчетов мы с Варей, Юлей и Лиэлл обсудим решение. Возражений нет?
- Нет, - решительно за всех ответил Павел. - Все правильно. В принципе, нам спешить некуда. Подождем…
- Подождем, - вздохнула Лиэлл и первой вышла из рубки.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ]  


Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2017 Otroki.DRUiD.RU