Москва - Кассиопея

Клуб любителей кинодилогии Ричарда Викторова
Отроки во вселенной


Форум   Поиск по сайту   Карта сайта   Напишите нам письмо  
Главная страница
Информация о дилогии
Творчество

Разнообразные материалы
Ссылки
Форум

RSS-лента сайта





Отдавай мне душу, мой гость, мою...   (окончание)

 
В молчании, повисшем после этих слов, можно было задохнуться. В рубке, казалось, воцарился абсолютный вакуум. Даже Сережа молчал, не издавая никаких звуков.
- Как? - первой заговорила Катя.
- Ножками, по шлюзовому переходу, - отозвалась Лиэлл, поднимая голову. - Крепко стиснув зубы, чтобы не оскорблять соотечественников нецензурными словами.
- А ты их знаешь? - как-то неожиданно буднично спросил Михаил.
- Смеешься? Прожить энное количество веков в России и не знать русского языка во всем объеме? - прищурилась Лиэлл.
Павлу захотелось крикнуть им, что они несут чушь, что они не о том говорят, но как-то понял, что сейчас он способен выдать что-нибудь из тех русских слов, о которых они так спокойно беседуют. Поэтому воздержался от реплик на некоторое время.
- Ли, что случилось? - Виктор вышел из-за спинки кресла и силой развернул его вместе с Лиэлл к дверям.
- Я должна вернуться, - неохотно ответила Лиэлл. - Мое присутствие в кои-то веки понадобилось реально для дела. На наши границы дальних колоний напали рэтвеллы… те, базу которых я разнесла у Беты. Их много, и они впервые нападают подозрительно организованно и слаженно. Матиэллт летит туда сам во главе нашего боевого флота. На Соэлле должен остаться член Правящего Дома, потому что с братом может там случиться все, что угодно. Государство нельзя оставлять без правителя. А я - единственная кандидатура.
- Ты же не умеешь этого делать? - вырвалось у Павла.
- Пашенька, не "не умею", а "не люблю", - вздохнула Лиэлл. - Это не одно и то же. Кроме того, я официальный действующий соправитель. Это уже государственный долг, вы должны понимать. Для нас это нападение слишком серьезно - хотя и не угрожает нам захватом, это нереально, но организованные пираты - это не игрушки, их надо истребить всех, как это у вас говорят… Выжечь каленым железом.
- Кровожадно… - вздохнула Варвара.
- Не менее кровожадно, чем их нападения на наши колонии, - голосом, не терпящим возражений, ответила Лиэлл, и тут Павел узнал в ней ту величественную королеву из миража о Соэлле.
Судя по тому, как выпрямился Середа и посерьезнел Михаил, они тоже увидели перемену в их обычно мягкой и веселой Ли.
- Так что я прошу вас готовиться к стыковке. Я очень благодарна вам за вашу помощь, за то, что вы приняли меня, за вашу дружбу и за вашу любовь, - последнее Лиэлл произнесла так тихо и печально, что Павел почувствовал, как его начинает трясти. - Но в этой жизни все так непостоянно. Особенно хорошее.
- Сколько у нас времени до стыковки, Мишка? - переключился Середа на Копаныгина.
- Минут сорок есть, - ответил Михаил.
- Ли, мы поняли. Стыковка состоится. Сейчас все подготовим, а ты иди, собирайся. Паш, мы справимся, Катя тебя заменит. Помоги Лиэлл.
- Витя, мы примем на борт двоих соэллиан, - неожиданно добавила, поднимаясь, Лиэлл. - Это было мое условие Матиэллту для возвращения.
- Условие? - повернулся к ней Виктор.
- Я так и думал, - вздохнул Михаил.
- Условие. Я давно уже могу пережить без Соэллы, а если она без меня не может - пусть платит, - пожала плечами Лиэлл. - Не могу же я вот так уйти!
- Кто они?
Виктор не был встревожен. Павлу показалось, что он знает ответ, и Мишка тоже. Да и ему становилось все очевиднее.
- Медики, конечно, - мотнула головой Лиэлл. - Мы уйдем только после того, как они сделают все возможное для Феди.
В углу вдруг тихо заплакала Юля, Варвара ее успокаивала.
- Ну, не могу же я вот так просто уйти! - повторила Лиэлл.
Павел понял, что она сейчас тоже заплачет. Пропала властная императрица, и перед ним снова стояла его Ли. Он подошел к ней, обнял за плечи, она тут же прижалась к нему всем телом, которое била мелкая дрожь. Павел, забыв обо всех, подхватил ее на руки и вынес из рубки.
Он нес ее почти тем же маршрутом, что и в первый раз, после ледника. Только на этот раз Павел осознавал каждый шаг, сделанный им, каждый вдох Ли у своей щеки, каждое движение ее нежной руки на своем плече.
Он вошел в каюту, и некоторое время просто держал ее на руках.
- Я же тяжелая, - вдруг тихо выдохнула она ему прямо в ухо, щекоча теплым прерывистым дыханием. - Поставь меня на пол, ты устал.
- Я не устал, - откликнулся он.
- Уверен? - они оба понимали, что не смогут просто так расстаться. В конце концов, еще целых полчаса.

Спустя полчаса они стояли перед открывающимся шлюзом, к которому снаружи пристыковался крейсер соэллиан.
Лиэлл стояла чуть впереди и в стороне от ребят. Юля ждала в медотсеке, а Варвара так и не отнесла Сережу в каюту - то ли боясь за него, то ли желая, чтобы он тоже присутствовал при встрече с соотечественниками Лиэлл.
Люк открылся, и на "Зарю" вошли двое высоких стройных мужчин, оба - голубоглазые блондины, только у одного глаза были совсем светлые, а у второго - как будто на голубое небо наползли серые, хотя и прозрачные, тучи. Конечно, все это они разглядели потом, потому что пребывание соэллианских врачей на корабле затянулось на двое суток. А поначалу показалось, что они - близнецы.
В медотсек они никого не пускали, кроме Лиэлл, Юля тоже ждала вместе со всеми в рубке. Изредка то один, то другой соэллианин выходили, чтобы поесть и отдохнуть. Хотя к разговорам они явно не были расположены, но рассмотреть их было вполне реально.
Эти два дня ребята практически не видели и Лиэлл, а когда она выходила из медотсека, чтобы рассказать Юле об изменениях, она выглядела такой же отстраненной, как и ее соотечественники. Павел не подходил к ней, только вспоминал, как она прощалась с ним на пороге своей каюты.

- Наверное, они задержатся тут, это не пятиминутное дело, - сказала она о соэллианских медиках. - Пашенька, я не хочу, чтобы они поняли, как вы… и ты особенно, как вы все мне дороги. Это совершенно не нужное им знание. Поэтому я хочу попрощаться с тобой сейчас. Когда они придут сюда, я буду уже не член вашего экипажа, я буду Первой Дамой Правящего Дома. Понимаешь?
- Понимаю, - он готов был согласиться с чем угодно, только бы она не плакала, а слезы у нее опять были совсем близко.
- Если бы ты знал, как я не хочу уходить! Я ведь без тебя просто не могу жить, это так тяжело… Я все сделаю для того, чтобы вернуться. Ты будешь меня ждать?
- Конечно, буду, - Павел не понимал, как она может спрашивать. Неужели она не видит, что он без нее точно так же не может жить вообще? - Хоть всю жизнь. Только нужен ли я буду тебе лет через тридцать?
- Ты мне всегда будешь нужен, - твердо ответила Лиэлл. - Я люблю тебя далеко не только за твои красивые глаза… какие же они у тебя… красивые… - и тут она заплакала уже совсем по-настоящему, навзрыд.
Павел долго успокаивал ее, и не веря ей, и отчаянно желая верить.
Неужели она скоро оставит его? Не хотелось думать о долгих годах жизни в одиночестве, пусть и с надеждой на встречу.

К вечеру второго дня в рубку, где уже привычно собрались все, включая Сережу, для разнообразия - на руках у Виктора, вошли Лиэлл и светлоглазый соэллианин.
- Юля, ты можешь зайти в медотсек, - едва дрогнувшим голосом сообщила Лиэлл.
Юля, не задавая лишних вопросов, стремительно вышла в коридор. Повинуясь кивку Лиэлл, за ней последовал светлоглазый.
- Как там? - задал мучивший всех вопрос Виктор. - Юлька эти два дня нам ничего не рассказывала.
- Все в порядке, жить будет, - с видимым облегчением ответила Лиэлл. - Я потому так и переживала, что для наших врачей эти повреждения – достаточно легкие, хотя и не самые пустячные. Было очень горько сознавать, что будь я чуть более образована в медицинском плане, справилась бы сама. А так - он же умирал у меня на глазах, - и Лиэлл даже содрогнулась от пережитого.
- И что теперь? - Михаил спросил то, что боялся спросить Павел.
- Теперь… - она прислонилась к стене, долгим взглядом посмотрела в иллюминатор, на нависающий над рубкой небесно-голубой крейсер-гигант. - Теперь Риаллт покажет Юле, как ухаживать за Федей, и мы уйдем. Пора.
Некоторое время все молчали. Потом Лиэлл вздохнула.
- Ребята, мне даже нечего подарить вам на память… Разве что - вот, - она достала из кармашка на груди сверкающий кристалл звукового синтезатора. - Я не перенастраивала его, Катюша, он ждет тебя.
Лиэлл быстро подошла к Кате, вложила в ее руку кристалл и порывисто обняла, прижавшись щекой к щеке. Тут же к ним подошла Варвара, и обхватила руками обеих. Естественно, высвободившись из девичьих объятий, Лиэлл не смогла не обнять и Михаила. Подошла к Виктору, взяла на руки Сережу.
- Надеюсь еще встретиться и поболтать с тобой, дитя космоса, - сквозь слезы улыбнулась она.
Неожиданно Сережа подарил ей ответную улыбку, вполне осмысленную.
- Ну, вот, - изумленная Варвара подошла принять сына у Лиэлл. - Первая в жизни улыбка - и не мне!
Виктор сам притянул к себе девушку, тихо сказал:
- Спасибо тебе за все, Ли, особенно за Сережу.
- Да что я-то? Вы все сами, я только вас успокаивала, чтобы не нервничали зря, - рассмеялась она, отстраняясь. - Это вам спасибо.
Когда Лиэлл подошла к Павлу, он еще успел заметить, как все сделали вид, будто сильно заняты разглядыванием кто мониторов, кто иллюминаторов, а потом ему стало все равно, потому что целовать любимую женщину, расставаясь навсегда, и наблюдать за окружающими - совершенно несовместимые занятия.
Соэллианский крейсер оттолкнулся от "Зари" и медленно начал удаляться, открывая привычный обзор звездного пространства. Виктор, стоя около иллюминатора, некоторое время наблюдал за расстыковкой, а потом быстро вернулся в свое кресло.
- Все. Теперь осталось только включить ускорение. Все по рабочим местам. Юля, - наклонился он к микрофону громкой связи, - сообщи, когда вы будете готовы - включаем ускорители. Варя, - повернулся он к Варваре, - бери Сережу, и иди на твое рабочее место, я хочу, чтобы вы оба находились в кресле, как при старте. Мишка, заводи в компьютер программу первого этапа. Пашка…
Павел туманно слышал все, что происходило в рубке, отреагировал и на свое имя - повернулся к Виктору, надеясь, что его лицо ничего особенного не выражает. Видимо, и правда, ничего не выражало, потому что Виктор даже вздрогнул.
- Паш, может, тебе к Юльке зайти? Она уже в состоянии выдать тебе что-нибудь… успокоительное.
- Да я в порядке, Витька, - заставил себя ответить Павел. - Мне лучше поработать.
- Хорошо. Тогда проверь автоматику и ручное управление. Будете готовы - сообщите, будем включать.
Как ни удивительно, но разгон прошел, действительно, совершенно незаметно для восприятия. Как Павел ни прислушивался к ощущениям, ничего необычного не заметил. Стрелка доплерометра застыла, не доходя каких-то миллиметров до магической цифры 300000.
- Потрясающе, - покачал головой Виктор. - Вышли на расчетную скорость!
- У меня чувство, как после старта, - признался Михаил. - Не бывает.
- Ничего нового и неожиданного, - не согласился Середа. - Все-таки, все это уже было. Только тогда мы не могли процессом управлять. - Он склонился к микрофону громкой связи. - Внимание по кораблю! Мы достигли расчетной скорости, все системы функционируют нормально, никаких отклонений не наблюдается. Всем доложить, как самочувствие и обстановка на рабочих местах, после этого можете быть свободны.
- У меня все в порядке, - первым отозвался Павел. - Я могу идти?
Виктор внимательно посмотрел на него, но он старательно избегал встречаться с командиром глазами.
- Иди, конечно, - тот вздохнул. – Отдыхай.
Павел кивнул и молча вышел, так и не посмотрев ни на Виктора, ни на Михаила, провожающих его встревоженными взглядами.
Куда пойти? В каюту возвращаться не хотелось, потому что там останется только упасть на кровать и думать. Последнее дело. В "Сюрприз"? Чего он там теперь не видел? В тренажерный? А это мысль. Павел повернул к жилому отсеку - дойти-таки до своей каюты, переодеться и, правда, податься к тренажерам.
В коридоре перед каютами встретил Варвару с Сережей на руках.
- Ой, Паш, - обрадовалась ему Кутейщикова. - Ты не занят? Выручай! Мне срочно надо к Юле, ей там с Федей надо помочь, Витька занят, а я боюсь Сережу одного оставлять. Посидишь с ним, а?
Павел молча протянул руки и принял малыша, Варвара открыла детскую каюту, быстро показала, где лежат всякие мелочи, могущие понадобиться в любой момент, клятвенно пообещала отсутствовать не дольше получаса и убежала.
Зайдя в каюту, Павел некоторое время просто стоял посередине и думал, что лучше - положить Сережу в кроватку и сесть рядом, или подержать его на руках? В итоге они вместе опустились на кожаный диванчик в углу, и некоторое время сидели молча.
- Ну, что, Сергей Викторович? - наконец нарушил молчание Павел. - Мы с тобой теперь будем вместе? А что нам еще делать? Мама и папа сильно заняты, им не до тебя. А до меня тоже теперь никому дела нет. Да ладно, мне-то не привыкать, а вот тебе в одиночку совсем нельзя.
Сергей Викторович некоторое время блуждал взглядом по потолку, потом неожиданно нашел глазами Павла и сказал нечто непереводимое, что тот воспринял, как согласие.
- Ну, и хорошо. А теперь спи, что ли, - и откинулся на спинку, осторожно прижимая к себе удивительно спокойного мальчишку - после буйных братьев очень странно было наблюдать в столь нежном возрасте такого уравновешенного ребенка.
Варвара отсутствовала не полчаса, а почти час. Все это время Павел не вставал с диванчика, и старался поменьше шевелиться - Сережа все-таки заснул, и не хотелось его будить.
…Не привыкать. Только когда не знаешь - как это бывает, что ты не один, что рядом есть близкий человек, что сердце готово выпрыгнуть из груди от счастья, что Она есть, что можешь обнять ее, почувствовать ее дыхание, услышать ее голос, ее смех, - тогда можно жить спокойно и легко, как будто так и надо, что ты сам по себе. А вот когда Она пролетала мимо, как падающая звезда, позволила подержать себя в руках и улетела, унеся с собой загаданное желание - вот тогда одиночество становится просто невыносимым.
Он так отчетливо себе все это представил - все длинные годы полета, всю свою жизнь без нее, - что захотелось что-нибудь разбить, развалить, расплющить, а потом еще кого-нибудь убить, для комплекта… Но на коленях лежал маленький спящий ребенок, который не позволил вскочить и бежать крушить все прямо сейчас. Постепенно от его тепла и спокойствия жажда разрушения куда-то плавно испарилась.
Так Варвара их и нашла - на диванчике в углу детской каюты, обоих спящих и спокойных, как удавы - один большой удав, и второй – маленький.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ]  


Главная | О фильме | Творчество | Разное | Ссылки | Форум

Copyright © 2007-2017 Otroki.DRUiD.RU